WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

«Студенчество. М.: Изд-во МГУ, 2003. 463 с. 6. Рыжакова, С. И. Фуксы, коммильтоны, филистры.: Очерки о студенческих корпорациях Латвии. М.: НЛО, 2015. 392 с. 7. Салупере, М. Ф. В. ...»

5. Петров, Ф. А. Формирование системы университетского образования

в России: в 4-х т. Т. 4. Российские университеты и люди 1840-х годов. Ч. 2:

Студенчество. М.: Изд-во МГУ, 2003. 463 с .

6. Рыжакова, С. И. Фуксы, коммильтоны, филистры…: Очерки о студенческих корпорациях Латвии. М.: НЛО, 2015. 392 с .

7. Салупере, М. Ф. В. Булгарин в Лифляндии и Эстляндии // Русские в

Эстонии на пороге ХХI века: прошлое, настоящее, будущее. Сборник статей /

Сост. В. Бойков, Н. Бассель. Таллинн: Русский исследовательский центр в Эстонии, 2000. С. 146–161. Режим доступа:

http://www.russianresources.lt/archive/Bulharyn/Bulharyn_25.html. Дата доступа:

16.03.2018 .

8. Чумиков, А. А. Летопись забав и шалостей дерптских студентов в 1803–1826 гг. // Русская старина. 1890. № 2. С. 341–370 .

9. Языков, Н. М. Письма Н.М. Языкова к родным за дерптский период его жизни (1822–1829) / Под ред. и с объясн. примеч. [и вступ. ст.] Е.В. Петухова. СПб.: Отделение рус. яз. и словесности Акад. наук, 1913. 502 с .

Сергеенкова Вера Васильевна Белорусский государственный университет (Минск, Беларусь)

КЛАССИЧЕСКИЙ ЛИЦЕЙ ЦЕСАРЕВИЧА НИКОЛАЯ

В МОСКВЕ И ПОДГОТОВКА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ЭЛИТЫ

ОБЩЕСТВА С УНИВЕРСИТЕТСКИМ ОБРАЗОВАНИЕМ

Классический Лицей цесаревича Николая в Москве был основан по инициативе известного публициста и общественного деятеля М. Н. Каткова (от его имени получил неофициальное название – катковский) и профессора римской словесности Московского университета, журналиста и филолога, П. М. Леонтьева и на их средства (по 10 тыс. руб.), а также некоторых предпринимателей .

М. Н. Катков был сторонником развития классической системы образования .

Он считал, что только правильно организованные учебные заведения классического типа могут готовить хороших специалистов для службы на пользу государства в различных сферах деятельности. Лицей являлся привилегированным мужским учебным заведением. Он был задуман как образцовое учебное заведение. Через деятельность Лицея М. Н. Катков и П. М. Леонтьев старались реализовать свои взгляды о высоком уровне образования в сочетании с воспитанием у юношества гражданственности и патриотизма .

12 мая 1869 г. Государственный совет постановил учредить в Москве частный лицей в память о старшем сыне императора Александра II Николае, умершего в апреле 1865 г. от туберкулеза в Ницце. Лицей объявлялся находящимся под покровительством вел. кн. Александра Александровича, будущего императора Александра III [1, л. 1]. 12 июля 1869 г. император Александр II утвердил Устав Лицея цесаревича Николая [2, с. 721–724] .

В 1872 г. Лицей был подчинен Министерству народного просвещения и лицам, служащим в нем были предоставлены права государственной службы и пенсии [11]. Должностные лица Лицея считались состоявшими на службе Министерства народного просвещения и пользовались преимуществами согласно уставам о службе и о пенсии [5, с. 39] .

В Уставе Лицея, принятом в 1890 г., он официально назывался «Императорский лицей в память цесаревича Николая» .

Первоначально, согласно Уставу 1869 г., целью Лицея объявлялось «содействовать утверждению основательного образования русского юношества» и способствовать развитию в России педагогического дела «путем живого опыта» и «вырабатывать на практике его основания, приемы и способы» [3, л. 1].





Однако в Уставе от 4 сентября 1890 г., цель Лицея определялась уже шире:

«сообщать обучающемуся в нем юношеству общее среднее образование»; «содействовать возможно успешному прохождению университетского курса по факультетам историко-филологическому, юридическому и физико-математическому»; «содействовать практической подготовке преподавателей для гимназий» [5, с. 13] .

В Лицее создавалось восемь классов гимназического курса, объем преподавания предметов в которых должен был быть не менее, чем в министерских классических гимназиях. В нем создавалось и три класса с университетским курсом с разделением на факультеты. В Лицее впервые в России вводились должности туторов (надзиратель в высших учебных заведениях), для которых была составлена подробная инструкция в 1869 г. [4, с. 46–56]. В ноябре 1895 г .

была разработана и принята новая «Инструкция туторам императорского Лицея в память цесаревича Николая». По ней определялась главная задача тутора – «индивидуальное воспитание вверенных ему учеников». Согласно инструкции, это воспитание требует основательного знакомства с индивидуальностью, т.е .

с отличительными особенностями воспитанника, а также «систематического и духовного развития воспитанника сообразно с его особенностями». Наблюдения тутора над воспитанником должны были касаться как духовной, так и физической стороны с целью определить «умственные его способности, причину успехов или неуспехов в науках, характер его и темперамент, нравственные качества, полезные и вредные привычки и зависимость таких или иных душевных проявлений от особенностей его физической организации». Ознакомившись с особенностями воспитанника и постоянно учитывая их, тутор «старается влиять на воспитание так, чтобы его умственное, нравственное и физическое развитие шло правильным путем» [7, с. 105–106] .

Воспитанники университетских курсов по назначению Правления Лицея и при помощи лицейских туторов посещали лекции в Московском университете как вольнослушатели. Кроме этого предметы университетского курса могли преподаваться в самом Лицее специально приглашенными отечественными и иностранными учеными [3, л. 1–1 об.] .

В Лицее так же действовало «Положение о Лицее Цесаревича Николая в Москве», утвержденное 17 апреля 1890 г. [14, л. 1–2]. В Положении излагались основные моменты деятельности Лицея, которые более подробно освещались в новом Уставе 1890 г .

В Лицее имелись пансионы для гимназистов и интернаты для студентов университетских курсов. Делами Лицея ведали Совет, Правление и педагогические конференции гимназических классов и университетских курсов [5, с. 14]. Конференции университетских курсов во главе с директором Лицея состояли из преподавателей и туторов университетских курсов. На конференциях обсуждались вопросы о мерах к обеспечению полноты и правильности занятий воспитанников, присуждении и выдачи свидетельств воспитанникам об окончании курсов и не окончившим их, выборе книг для фундаментальной библиотеки для преподавателей и студентов, об увольнении воспитанников за неуплату взноса за обучение. Протоколы заседаний конференций по окончании академического года передавались попечителю учебного округа [5, с. 28–29] .

Лицей имел свою печать с изображением под императорской короной трех букв Н.Ц.Н., что означало наследник цесаревич Николай [5, с. 38]. Лицей имел право получать выписываемые из-за границы книги и издавать учебные руководства без цензуры [4, с. 38] .

Несомненно, особенностью Лицея было то, что в нем действовали университетские курсы. Окончившие гимназический курс получали аттестаты. Те, кто сдал окончательный экзамен за гимназический курс, поступали в университеты. Аттестаты выдавались двух видов: окончившие удовлетворительно и окончившие с отличием [3, л. 1 об.] .

Университетские курсы учреждались для молодых людей, окончивших гимназические классы Лицея и поступивших в число студентов Московского университета. Так же туда принимались без специального испытания молодые люди христианского вероисповедания, окончившие одну из гимназий Министерств народного просвещения. В Уставе 1890 г. говорилось о возможности пройти университетский курс по трем факультетам: историко-филологическому, юридическому, физико-математическому .

Согласно Уставу 1890 г. университетские курсы и их руководство должны были: во-первых, способствовать расширению общего образования воспитанников; во-вторых, постоянно следить за университетскими занятиями воспитанников, руководить ими и таким образом избавить молодых людей от непроизводительной траты времени при занятиях науками без совета со стороны опытных и сведущих наставников. В-третьих, Лицей должен был доставить воспитанникам необходимые условия для научных занятий [5, с. 33] .

Воспитанники университетских курсов подчинялись всем требованиям для студентов университета. В Лицее они учились под руководством особых преподавателей и наблюдателей (туторов). Они изучали предметы избранного ими факультета, занимались чтением специальных и общеобразовательных сочинений, практическими упражнениями. В числе практических упражнений назывались: переводы текстов, задачи, диспуты и др. Фактически это были сегодняшние практические занятия различных форм. Кроме того, воспитанники должны были репетировать лекции (своего рода педагогическая практика). Они обязаны были готовиться к проверочным и иным испытаниям (в нашем понимании к контрольным работам, зачетам, экзаменам и др.), установленным для студентов Московского университета [5, с. 33] .

Воспитанники Лицея получали право окончить университетский курс не за четыре года, а за три. Согласно Уставу 1890 г., после двух лет обучения на университетских курсах и в университете, с разрешения начальства обоих учебных заведений, они вместе со студентами университетов проходили полукурсовые испытания. После этого по решению университетской конференции курсов они имели право (после шести семестров) сдавать экзамены наравне со студентами университета, окончившими четыре курса (восемь семестров) в специальных испытательных комиссиях. Для чтения дополнительных лекций и проведения практических занятий, чтобы возместить сокращение университетского курса с четырех лет до трех лет, по разрешению попечителя Московского учебного округа, приглашалось не менее пяти преподавателей из числа ординарных и экстраординарных профессоров Московского университета с каждого из двух факультетов (историко-филологического и юридического). В течение трехлетнего курса профессора проходили со студентами Лицея все необходимое для сдачи итоговых экзаменов в университете. Для этой же цели могли приглашаться в Лицей приват-доценты Московского университета, но только каждый раз с особого разрешения министра народного просвещения [5, с. 34–35] .

Затем в июне 1894 г. было принято дополнение к «Положению о Лицее Цесаревича Николая в Москве». В нем разъяснялось: «Наиболее успевшим воспитанникам университетских курсов Лицея предоставляется право после трех лет занятий, как в университете, так и сверх того на университетских курсах в Лицее, держать окончательные экзамены в историко-филологической и юридической комиссиях при Императорском Московском университете наравне со студентами Университета, коим зачтено восемь полугодий» [5, с. 241]. Конечно, такое право на прохождение университетского курса за шесть семестров получали только те из воспитанников Лицея, которые по умственному и нравственному развитию были определены конференцией университетских курсов .

Остальные сдавали выпускные экзамены наравне со студентами университета после восьми семестров .

Воспитанники университетских курсов принимались в Лицей пансионерами. В качестве приходящих воспитанников курсов зачислялись только известные Правлению Лицея молодые люди, живущие со своими родителями или близкими родственниками .

Воспитанники университетских курсов Лицея носили форменную одежду установленного для них образца. С 1885 г. студентам Лицея предоставлялась такая же форма, как для студентов Московского университета, только на пуговицах обозначались буквы Н.Ц.Н. (наследник цесаревич Николай) и над буквами – императорская корона [8, с. 17]. Плата за слушание лекций в университете и гонорар вносились самим воспитанником Лицея в его кассу каждое полугодие вперед (не позже 15 сентября и 15 февраля). Внесенная плата обратно не возвращалась. Те, кто не внесли платы, считались выбывшими из числа воспитанников. [5, с. 36]. Воспитанники университетских курсов, показавшие отличные успехи в учебе и поведении, могли быть освобождены от взноса полной платы в Лицей или ее части. За таких воспитанников плата в университет (полностью или частично) могла вноситься за счет специальных средств Лицея [5, с. 36] .

Так, плата за обучение в 1894–1895 учебном году составляла от 300 до 500 руб. в год (в зависимости от того, какими услугами воспитанники курсов пользовались: слушание лицейских лекций, проживание в общежитии, питание в нем и др.). Вместе с тем, из 18 воспитанников полностью оплачивали обучение 11 человек, а 7 имели льготы или вообще были освобождены от платы [5, с. 203–205]. В 1905–1906 учебном году плата воспитанников университетского отделения Лицея составляла 200 руб. кроме еще платы в университет. Пансионеры доплачивали еще 225 руб. и от 60 руб. за комнату в зависимости от ее размеров и качества. Таким образом, стоимость обучения в Лицее была достаточно высокой .

В 1895–1896 гг. шло обсуждение правил о наказаниях воспитанников Лицея [12, л. 3–14]. В ноябре 1896 г. «Правила для студентов императорского Лицея в память цесаревича Николая» были утверждены министром народного просвещения. В них определялись условия приема в Лицей, оплаты за обучение и проживания в общежитии. В Лицее и Университете студенты должны подчиняться установленным там порядкам. Вне здания Лицея, на лекциях студенты должны быть в форменной одежде. За проступки в зависимости от их важности в Лицее студенты могли подвергаться различным наказаниям: замечание или выговор тутора, наставников, старшего надзирателя, директора; лишение права отлучаться из Лицея в свободное от занятий время (только для пансионеров);

заключение в карцер сроком до одной недели «с содержанием или на хлебе и воде, или на обыкновенной пище»; выговор директора от лица всей конференции и в ее присутствии с предупреждением, что в случае его не исправления, студент будет отчислен из Лицея; исключение из Лицея по постановлению университетской конференции. Документ определял условия отъезда и возвращения студентов из Москвы, даже в вакационное время. Таким образом, «Правила» фиксировали строжайшую дисциплину для студентов, строгие наказания за их нарушения [8, с. 105–108] .

Тогда же были приняты «Правила общежития для студентов Лицея» [8, с. 109–110]. В них оговаривался размер платы за общежитие, требовалось соблюдение порядка в своих комнатах, говорилось о четком расписании чаепитий и приема пищи в столовой общежития, определялись нормы поведения в общежитии. Согласно правилам воспитанники университетских курсов должны возвращаться в общежитие не позднее 8 часов вечера, по особым разрешениям разрешалось приходить в Лицей позже, но в строго определенное время. В этих правилах говорилось: «Студенты Лицея не должны посещать таких общественных заведений, в которых легко могут уронить свое нравственное достоинство»

[8, с. 110] .

Таким образом, принятые «Правила» фиксировали жесткую дисциплину и контроль над ней для студентов Лицея. Получалось, что руководство Лицея должно всегда знать, где находятся студенты и чем они занимаются. Такая система обеспечивала концентрацию внимания на образовательном и воспитательном процессе .

В мае 1904 г. Правление Лицея приняло специальные «Правила для университетских курсов императорского Лицея в память цесаревича Николая о зачете полугодий и об условиях получения права трехгодичного курса». В них подробно были расписаны условия, по которым студенты могли получать университетское образование не за 4 года, а за 3 года обучения [8, с. 111–112] .

Преподаватели в Лицей подбирались тщательно, они должны были обладать хорошими знаниями своих предметов, отличаться серьезностью и высокой нравственностью. Соответственно немалой была и зарплата. Так, директор Лицея за первое полугодие 1894–1895 учебного года получил 1469 руб. 96 коп., а за второе полугодие – 1959 руб. 96 коп. Тутор университетских курсов заработал соответственно по 1224 руб. 96 коп. [5, с. 222–223]. В 1899–1900 учебном году директор Лицея получал в год уже 4000 руб. и имел служебную квартиру .

Старший наблюдатель (тутор) университетских курсов в год получал 2500 руб., а младший наблюдатель – 1200 руб. [7, с. 55–56] .

В Лицее воспитанники университетских курсов обязаны были соблюдать порядок, установленный правилами, утвержденными министром народного просвещения. Вне Лицея они не освобождались от повиновения лицейскому начальству, в то же время подлежали ведению полицейских установлений. Воспитанник Лицея, выбывший из него по любой причине, не имел права оставаться в Лицее и получал от Лицея свидетельство с указанием причин увольнения или исключения. О любом проступке воспитанника университетских курсов Лицея вне его полиция немедленно сообщала директору Лицея. Вопрос об увольнении или исключении воспитанника университетских курсов рассматривался на Правлении и конференции университетских курсов [5, с. 37] .

Воспитанники университетских курсов Лицея, наравне с университетскими студентами, могли сдавать в университетах экзамен на звание действительного студента и на степень кандидата на одинаковых условиях, которые установлены для студентов университетов. Окончившие университетский курс Лицея с отличием получали сверх того диплом на звание действительного члена Лицея с правом участвовать в выборах Правления Лицея. Они могли присутствовать на ординарных и торжественных собраниях Совета и вносить заявления для улучшения деятельности Лицея, которые затем обязательно рассматривались на заседании Правления Лицея [1, л. 1 об., 2 об.-3] .

Финансовый отчет за каждый истекший гражданский год должен был представляться Правлением Лицея к 1 марта министру народного просвещения. Отчет по учебной части представлялся таким же порядком министру народного просвещения за истекший академический год к 1 июля, рассматривался в заседании Совета Лицея 12 августа, затем отправлялся цесаревичу Александру Александровичу и печатался для общего сведения. При рассмотрении отчетов члены Правления должны были присутствовать в Совете, но без права голоса [1, л. 2] .

Для учебно-методического процесса в Лицее имелись фундаментальная, ученическая и пансионная библиотеки. Фундаментальная библиотека состояла из книг, периодических изданий по классической филологии и другим предметам. Фонд ученической библиотеки составляли учебники и учебные пособия (словари, атласы, настенные карты, таблицы и др.). Пансионная библиотека имелась при каждом пансионе для чтения учащихся, составленная с учетом возраста учащихся [12, л. 104] .

Число воспитанников в университетских курсах Лицея первоначально было не велико. Так, на май 1895 г. их было 15 человек (5 – на историко-филологическом, 8 – на юридическом, 2 – на физико-математическом факультетах) .

Семеро из них проживало в лицейском общежитии. [5, с. 237]. Однако со временем число воспитанников университетского отделения резко увеличилось .

Так, в 1904–1905 учебном году на I курс было принято 49 студентов (из них пансионеров – 21, приходящих – 28); на II курсе училось 27 студентов (соответственно 12 и 15). На III курсе насчитывалось 29 студентов (8 и 21). К концу учебного года из 105 студентов осталось 95. К знаниям студентов предъявлялись достаточно высокие требования. Далеко не все студенты успешно сдавали экзамены. Из оставшихся 28 студентов III курса получили по итогам выпускные свидетельства 27. Из 25 студентов II курса выдержали все испытания и переведены на III курс 21 человек, в том числе из них двое лишались права трехгодичного обучения и 4 оставлены на второй год. Из 42 студентов I курса переведены на второй курс 26, причем двое из них лишались права на трехгодичное обучение. 16 студентов были оставлены на второй год. Всего же из 95 воспитанников, получивших выпускные свидетельства и переведенных на следующий курс, было 74 (78%), а 21 был оставлен на второй год. Процент успеваемости нельзя назвать низким. Однако он понизился по сравнению с предшествующими годами. Так, в 1901 г. он составил 86, 03%, в 1902 г. – 99, 55%, в 1903 г. – 92, 65%, в 1904 г. – 88,6%. Снижение успеваемости в отчете за 1905–1906 учебный год объяснялось большей интенсивностью экзаменов, которые впервые проводились в самом Лицее. В результате появилась возможность более правильно оценить знания экзаменующихся, так как их было значительно меньше, чем число экзаменующихся в университете [8, с. 316–317, 322]. В 1905– 1906 учебном году в университетское отделение поступило: на I курс 56 человек, на II курс – 27 человек [8, с. 509–510] .

В 1909–1910 учебном году на I курсе учился 91 студент (из них 29 пансионеров и 62 приходящих), на II курсе (с трехгодичным сроком обучения) насчитывалось 65 студентов (22 пансионера и 43 приходящих), на II курсе (с четырехгодичным обучением) было 6 студентов (3 и 3 соответственно), на III курсе (с трехгодичным сроком облучения) имелось 63 человека (соответственно 20 и 43), на III курсе (с четырехгодичным обучением) состояло 6 студентов (все приходящие) и на IV курсе – 4 студента (все приходящие). В связи с отчислением студентов к концу учебного года остался 221 воспитанник на университетском отделении Лицея. Отчислялись студенты чаще всего за пропуски занятий по неуважительным причинам. В Календаре дается специальная таблица, где представлен каждый студент и указано в процентах количество пропущенных занятий .

Из общего числа студентов в 1909 г. 29 поступили после окончания гимназического отделения Лицея. «География» поступления остальных воспитанников очень разнообразна. По-видимому, Лицей имел очень хорошую репутацию по подготовке образованных профессионалов. Среди студентов были представлены разные регионы страны: Радомск, Одесса, Симбирск, С.-Петербург, Нижний Новгород, Москва, Вильно, Рига, Ялта, Курск, Тифлис, Воронеж, Житомир, Минск, Бобруйск, Брест, Симферополь, Евпатория, Варшава, Владимир, Ставрополь, Пермь, Плоцк; Волынская, Самарская, Тульская, Витебская губернии и др. Следует отметить, что среди студентов Лицея были не только православные, но и небольшой процент лютеран [8, с. 324–328] .

Большое значение в Лицее в целом уделялось воспитательной работе .

Как и в любом государстве, она основывалась на определенных идеологических постулатах, основными из которых были преданность Отечеству, императору, христианской морали. Судя по источникам, это достигалось различными методами: организация спектаклей, празднование памятных дат, проведение балов, чествование памяти А. С. Пушкина, музыкально-литературные вечера, чтения в память П. М. Леонтьева и М. Н. Каткова, богослужения в лицейской церкви и др. В Лицее сложились определенные традиции, которые укреплялись и развивались. Все эти меры способствовали формированию из воспитанников университетских курсов не только прекрасно образованных людей, но и обладавших высокими нравственными качествами .

В ноябре 1895 г. Министерством внутренних дел был утвержден «Устав Общества бывших воспитанников императорского Лицея в память цесаревича Николая» [8, с. 113–120]. Общество имело следующие цели: «поддерживать живую связь бывших воспитанников с Лицеем»; «оказывать поддержку и помощь нуждающимся в них бывшим лицеистам и, по мере возможности, остающимся после них семействам»; «оказывать, в исключительных случаях, помощь лицеистам, застигнутым при прохождении курса неблагоприятными обстоятельствами» [8, с. 113]. Общество состояло из неограниченного числа лиц всех званий и состояний, кроме имеющих классные чины, нижних воинских чинов, юнкеров и ограниченных в правах по суду. Члены общества делились на почетных и действительных. Бывшие воспитанники Лицея и его университетских курсов относились к действительным членам Общества. Действительные члены должны были ежегодно вносить в кассу Общества 10 руб. Управление делами Общества возлагалось на Распорядительный комитет и Общее собрание (обыкновенные собрания – два раза в год в период с 1 сентября по 1 мая – и чрезвычайные). Общество подчинялось Министерству внутренних дел, имело свою печать, право приобретать движимое и недвижимое имущество, проводить свои заседания в здании Лицея и иметь там свою канцелярию по согласованию с директором. Общество публиковало свои Отчеты в Календаре Лицея. В Отчете за 1904 г. показано, что в Обществе насчитывалось 6 почетных и 139 действительных членов [8, с. 397–403]. Общество оказывало реальную помощь бывшим воспитанникам, ее деятельность имела, несомненно, важное воспитательное значение. Практика создания и деятельности Общества бывших воспитанников императорского Лицея имела большое положительное значение и для окончивших его, и для его воспитанников, для успешной работы самого Лицея .

В декабре 1904 г. министр народного просвещения утвердил «Устав музея при императорском Лицее в память цесаревича Николая, учрежденного состоявшим под августейшим покровительством его императорского высочества великого князя Сергея Александровича Обществом бывших воспитанников означенного Лицея» [8, с. 121–123]. Музей учреждался с целью «… сохранения заветов основателей Лицея и для собирания материалов, касающихся истории Лицея и деятельности его воспитанников». Музей имел четыре отделения: первое посвящено памяти цесаревича Николая, второе – памяти вел. кн. Сергея Александровича, третье – памяти основателей Лицея П. М. Леонтьева и М. Н. Каткова; четвертое – истории Лицея и деятельности его питомцев. Музей находился в здании Лицея. Он содержался за счет средств Общества бывших воспитанников Лицея, на пособия из специальных средств Лицея, а также частные пожертвования. Непосредственно во главе Музея стоял хранитель. В помощь хранителю назначались два воспитанника Лицея: один из старшего класса гимназического отделения и один из числа студентов университетского отделения. Музей открывался в определенное время для посещений и для занятий. Все эти мероприятия способствовали развитию всесторонне развитых образованных молодых людей, которые проявили себя в различных сферах деятельности .

Обращалось внимание на то, чтобы воспитанники лицейских классов и университетских курсов не вовлекались в политическую деятельность. Так, в Лицей, как и в другие учебные заведения, поступали из Министерства народного просвещения материалы об отчисленных студентах за политическую неблагонадежность из различных университетов и других высших учебных заведений с запрещением им заниматься педагогической деятельностью и поступать в какие-либо учебные заведения. [13, л. 2]. Правда данных о политической неблагонадежности среди воспитанников лицейских классов и университетских курсов в Лицее не обнаружено. По-видимому, подбор воспитанников, четко построенная воспитательная и учебная работа давала свои положительные результаты .

Важное место занимала проблема организации учебного процесса, его учебные и методические составляющие. Следуя взглядам М. Н. Каткова, обучение в Лицее носило классический характер. Так, в докладах на Правлении Лицея подчеркивалось: «Сущность классицизма, как учебно-воспитательной системы, состоит в том, чтобы развивать духовные силы человека гармонически правильно и всесторонне путем самостоятельного и обстоятельного изучения образцовых произведений античного мира». [5, с. 278–279]. Подчеркивалось, что руководство воспитанниками «должно состоять не в постоянном навязывании указанных выводов и заключений воспитаннику, а в таком направлении изучения классиков, которое наиболее способствовало бы самостоятельному выводу этих заключений». [5, с. 279–280]. Сущность классического образования понималась «в приучении воспитанников к самостоятельному и обстоятельному изучению предмета в его первоисточниках». [5, с. 281].

Говорилось и о том, что воспитание должно быть по возможности индивидуальным:

«Воспитание имеет главным образом умственную и нравственную сторону; поэтому необходимо выяснить значение индивидуальности в том и другом случае». [5, с. 292] .

В преподавании на университетских курсах большое внимание уделялось качеству обучения воспитанников. Для работы на университетских курсах приглашались известные ученые из Московского университета: доктор медицины, профессор В. И. Ельцинский; доктор медицины, экстраординарный профессор Н. Ф. Голубов; ординарный профессор, известный юрист А. С. Алексеев; филолог-классик, переводчик, профессор С. И. Соболевский; русский ученый юриспруденции, экстраординарный профессор Н. К. Доробец; историк права Д. Я. Самоквасов; юрист, профессор Н. С. Суворов; российский правовед, заслуженный профессор и декан юридического факультета И. Т. Тарасов;

российский юрист, министр народного просвещения Российской империи, профессор Е. А. Нефедьев и др. [5, с. 238–239; 5, с. 336–337; 9, с. 150, 152, 154, 156– 157] .

Таким образом, можно утверждать, что Лицей готовил основательно профессионально подготовленных людей с университетским образованием .

Университетское образование можно было получить прямо в Лицее после окончания гимназического курса. Университетские курсы обеспечивали высокий уровень подготовки. Свидетельством этому является то, что многие выпускники затем становились известными государственными, военными деятелями, деятелями культуры и искусства. Так, среди выпускников Лицея были известные государственные деятели: член IV Государственной думы, отец известного шахматиста А. А. Алёхин; член Государственного совета В. М. Андреевский; обер-прокурор Святейшего Синода А. Н. Волжин; директор Лицея, сенатор, член Государственного совета Л. А. Георгиевский; один из основателей партии кадетов, председатель II Государственной думы Ф. А. Головин;

член IV Государственной думы от Калужской губернии И. А. Каншин; член III Государственной думы от Саратовской губернии С. В. Киндяков; Орловский и Московский губернатор, сенатор Г. И. Кристи; член Государственного совета, председатель Совета Русского Собрания А. Н. Лобанов-Ростовский и др. Многие выпускники проявили себя в военной области: генерал, начальник Николаевского военного училища В. И. Гаврилов; генерал, сын М. Н. Каткова, П. М. Катков; военный агент во Франции, начальник штаба Гвардейского корпуса во время Первой мировой войны Г. И. Ностиц; генерал, помощник военного агента во Франции А. Н. Орлов; командир лейб-гвардии Гусарского полка, генерал для поручений при Верховном Главнокомандующем Б. М. Петрово-Соловово; полковник Преображенского полка, воспитатель князей Иоанна и Гавриила Константиновичей Н. И. Татищев; генерал, герой русско-японской войны А. П. Шувалов. Были среди выпускников и предприниматели:

крупный русский фабрикант, общественный деятель и меценат, депутат III Государственной думы М. Н. Бардыгин; гласный Московской городской думы П. А. Бурышкин; текстильный фабрикант, музыковед К. М. Мазурин; выходец из купеческой династии Морозовых С. Т. Морозов. Воспитанники Лицея становились и учеными, художниками, служителями церкви: историк, представитель купеческой династии Бахрушиных С. В. Бахрушин; художник и искусствовед И. Э. Грабарь; правовед, профессор Киевского университета, племянник М. Н. Каткова М. М. Катков; переводчик и историк Ю. А. Кулаковский, Патриарх Московский и всея Руси Алексий I; художник А. Я. Головин и др .

[10] .

Открытость и прозрачность деятельности Лицея в Москве показывал издававшийся «Календарь Императорского лицея в память цесаревича Николая» .

Инициатива издания лицейских календарей принадлежит основателю и директору Лицея П. М. Леонтьеву. Под его руководством было издано всего четыре Календаря за 1869–1870, 1870–1871, 1871–1872, 1872–1873 учебные годы. Затем издание прервалось в связи с постройкой отдельного здания для Лицея, а так же и со смертью П. М. Леонтьева в 1875 г. Все эти номера стали библиографической редкостью. Возобновить издание Календарей хотел следующий директор Лицея М. Н. Катков. Однако, будучи слишком перегружен работой, в том числе издание и редактура известной газеты «Московские ведомости», он не успел реализовать возобновление издания. В итоге в течение 20 лет календари не издавались. И только с 1894 г. они вновь стали выходить из печати ежегодно .

В Календарях были четко расписаны главнейшие особенности церковного богослужения в Лицее. Ежедневные Богослужения играли большую роль в духовном воспитании лицеистов и студентов университетских курсов, это были своего рода акты нравственно-идеологического воспитания. Это было важной, положительной и приносившей хорошие плоды практикой жизни Лицея. В Календарях содержались Святцы, расписание богослужений на учебный год с августа по июль. В каждом Календаре имелись сведения о покровителях и попечителях Лицея, составе его Совета и Правления, перечислялся весь личный состав служащих с указанием в каких классах и какие предметы они преподают .

В Календари включались правительственные распоряжения и законодательные акты, касавшиеся Лицея. В них размещены программы для поступающих в Лицей по всем предметам и для всех классов, определялась плата за обучение. Содержались в Календарях и точные правила испытаний (приемных, проверочных, переводных, выпускных или испытания зрелости). В них четко расписан Штат Лицея с указанием должности, размера оклада, разряда по службе и пенсии. Содержались отчеты по различным направлениям деятельности Лицея, списки воспитанников. [5, 6] .

Таким образом, университетские курсы Лицея в память цесаревича Николая занимали достойное место среди учебных заведений. Лицей готовил интеллектуальную элиту общества с университетским образованием. Он был доступен для юношей христианского вероисповедания, имеющих необходимый уровень образования для поступления. В Лицее постепенно сложилась определенная и достаточно эффективная система подготовки специалистов с университетским образованием. При этом следует подчеркнуть, что эта система качества образования постоянно совершенствовалась. Существующее ныне университетское образование, конечно, возникло не на пустом месте. На новой, еще более высокой ступени, оно почерпнуло лучшие традиции университетского образования прошлого, в том числе и дореволюционной России .

Поcле Февральской революции 1917 г. Катковский лицей был преобразован в открытое высшее юридическое учебное заведение. После 1918 г. там размещался Наркомпрос РСФСР. В 1945–1983 гг. в здании располагался МГИМО. Сейчас в здании находится Дипломатическая академия Министерства иностранных дел Российской Федерации .

Библиографический список

1. Высочайше утвержденное мнение Государственного совета. Об учрежденном в Москве Лицее Цесаревича Николая. Мая 12 [1869 г.] // Полное собрание законов Российской империи (ПСЗРИ). Собр. второе: в 55 т. Т. XLIV .

Отд. первое. СПб.: Тип. II Отделения собственной е. и. в. канцелярии, 1873 .

№ 47076. С. 415–416 .

2. Высочайше утвержденный Устав Лицея Цесаревича Николая. Июля 12 [1869 г.] // ПСЗРИ. Собр. второе: в 55 т. Т. XLIV. Отд. первое: в 45 т. СПб.: Тип .

II Отделения собственной е. и. в. канцелярии, 1873. № 47302. С. 721–724 .

3. ГБУ «Центральный гос. архив Москвы» (далее: ЦГА Москвы). Ф. 233 .

Оп. 2. Канцелярия. Д. 369. Устав Московского Лицея в память цесаревича Николая. 12 июля 1869 г .

4. Календарь Императорского лицея в память цесаревича Николая на 1869–1870 учебный год. М.: Университетская тип. (Катков и К), 1869. XXVIII, 97, 215 с .

5. Календарь императорского лицея в память цесаревича Николая на 1894–1895 учебный год. Сер. II. Год I. М.: Университетская тип., 1894. XII, 456, 158 с .

6. Календарь Императорского лицея в память цесаревича Николая на 1895–1896 учебный год. Сер. II. Год II. М.: Университетская тип., 1895. ХI, 402, 89 с .

7. Календарь Императорского лицея в память цесаревича Николая на 1899–1900 учебный год. Сер. II. Год VI. М.: Университетская тип., 1899. XV, 625, 292 с .

8. Календарь Императорского лицея в память цесаревича Николая на 1905–1906 учебный год. Сер. II. Год XII. М.: Университетская тип., 1906. XII, 517, 192 с .

9. Календарь Императорского лицея в память цесаревича Николая на 1909–1910 учебный год. Сер. II. Год XVI. М.: печатня А.И. Снегиревой, 1909 .

IX, 287 с .

10. Лицей цесаревича Николая [Электронный ресурс]. Режим доступа:

ruwikiorg.ru/ Дата доступа: 30.09.2017 .

11. О предоставлении лицам, служащим в Лицее цесаревича Николая в Москве, прав по службе. Июля 20 [1872 г.] // ПСЗРИ. Собр. второе: в 55 т .

Т. XLVII. Отделение второе. СПб.: Тип. II Отделения собственной е. и. в. канцелярии, 1875. № 51126. С. 208–209 .

12. ЦГА Москвы. Ф. 233. Оп. 1. Д. 108. Об утверждении правил о наказаниях воспитанников лицея. Май 1895 – декабрь 1896 .

13. ЦГА Москвы. Ф. 233. Оп. 1. Д. 92. О запрещении учителям права преподавания и учащимся обучения за политическую деятельность. Январь 1892 - декабрь 1894 г .

14. ЦГА Москвы. Ф. 233. Оп. 2. Д. 370. Положение и устав Московского лицея в память цесаревича Николая. 17 апреля 1890 г .

Сергеенкова Вера Васильевна, Балыкина Елена Николаевна Белорусский государственный университет (Минск, Беларусь)

ЭЛЕКТРОННОЕ ОБУЧЕНИЕ

НА ИСТОРИЧЕСКОМ ФАКУЛЬТЕТЕ БГУ

В настоящее время, когда общество вступило в информационную стадию своего развития, невозможна организация учебного процесса в учреждениях высшего образования без использования различных видов электронных средств обучения, информационно-коммуникационных технологий (ИКТ). Информатизация высшего образования – это наша реальность. Можно сказать, меняется сама парадигма высшего образования. Наряду с традиционными и привычными знаниями, умениями и навыками все большее значение приобретает формирование у выпускников учреждений высшего образования компетенций .

Так, в Образовательном стандарте высшего образования (первая ступень) по специальности «История (по направлениям), утвержденном в 2013 г., даны определения терминов «Компетентность» и «Компетенция». Под компетентностью понимается выраженная способность применять свои знания и умения




Похожие работы:

«ГОСУДАРТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ ГОРОДА МОСКВЫ "НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЙ ПСИХОНЕВРОЛОГИЧЕСКИЙ ЦЕНТР ИМЕНИ З.П.СОЛОВЬЕВА ДЕПАРТАМЕНТА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ ГОРОДА МОСКВЫ" (ГБУЗ НПЦ им. Соловьева ДЗМ) Отчет о результатах самообследования Москва, 2017 Общие сведения о ГБУЗ НПЦ им. Соловье...»

«М И Н И С ТЕРС ТВ О ОБРАЗОВАНИЯ, НАУКИ И М ОЛОДЁЖ НОЙ П О ЛИ ТИ КИ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ ПРИКАЗ УМ / от № Краснодар Об аккредитации граждан для участия в качестве общественных наблюдателей при проведении...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ НАУЧНОЙ ИНФОРМАЦИИ ПО ОБЩЕСТВЕННЫМ НАУКАМ ИНСТИТУТ СРАВНИТЕЛЬНОЙ ПОЛИТОЛОГИИ РОССИЙСКАЯ АССОЦИАЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ НАУКИ Политическая наука 2 2001 Зарубежная политология в XX столетии Москва 2001 I....»

«Введение Я – консультант по вопросам управления. На самом деле слово "консультант" не является наиболее точным для описания моей работы: я занимаюсь организационной или корпоративной терапией. Система организационной терапи...»

«1 ПРОЧИТАЙТЕ ДО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПРИБОРА МЕТАЛЛОИСКАТЕЛЬ LETHRUS A1 ИНСТРУКЦИЯ ПО ПРИМЕНЕНИЮ МЕТАЛЛОИСКАТЕЛЯ WWW. LETHRUS. RU, TEL +7 (495) 795-82-81 Вы держите в руках интеллектуальный металлоискатель со множеством функций. Это одно из воплощений современной микропроцессорной техники. Жидкокристалический...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования Санкт-Петербургский государственный университет Третьякова Анна Сергеевна НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ РОССИЙСКИХ ИММИГРАНТОВ В ГЕРМАНИИ Выпускная квалификационная работа по направлению подготовки 50.03.01 "Искусства и гу...»

«ПБ68 Декларация: ТР ТС № RU Д-RU.ИМ43.В.00912 Сертификат: № РОСС RU.31653.04СПБ0.П04.029 Сертификат: № C-RU.ПБ68.В.03036 Считыватель смарт-карт Mifare интеллектуальный бесконтактный "MIF3-1" Паспорт Идентификационный номер прибора  ...»

«RU 2 413 719 C2 (19) (11) (13) РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (51) МПК C07D 231/00 (2006.01) B82B 3/00 (2006.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ, ПАТЕНТАМ И ТОВАРНЫМ ЗНАКАМ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ (21)(...»

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (19) (11) (13) RU 2 521 845 C1 (51) МПК A61B 5/00 (2006.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ 2013119449/14, 29.04.2013 (21)(22) Заявка: (72) Автор(ы): Алабут Анна Владимировна (RU), (24) Дата начала отсчета срока действия патента:...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.