WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

«аппарата этнопсихологии, накоплению достоверных этнопсихологических данных, в которых пока ощущается острый недостаток. Я. В. Ч е с н о в К ЭТНОГРАФИЧЕСКОМУ ИЗУЧЕНИЮ ...»

витие обоих направлений в этнопсихологических исследованиях общения

может существенно способствовать совершенствованию методического

аппарата этнопсихологии, накоплению достоверных этнопсихологических

данных, в которых пока ощущается острый недостаток .

Я. В. Ч е с н о в

К ЭТНОГРАФИЧЕСКОМУ ИЗУЧЕНИЮ

ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА

(на примере традиционной

абхазской культуры]

Слово «жизнедеятельность» по отношению к людям часто охватывает все аспекты человеческого существования. Разработка понятия «жизне­ деятельность» в приложении к индивиду и этносу представляет собой одну из задач этнографии В этой пауке активно разрабатывается одно из направлений, смежных с изучением жизнедеятельности,— теория локальных систем (культур) жизнеобеспечения. В последние годы им уделяют особое внимание как антропологи и этнографы1 так и пред­ 2, ставители медико-биологических наук3. В исследованиях систем (куль­ тур) жизнеобеспечения акцент делается на социально организованных способах удовлетворения витальных интересов членов общества .

Изучение механизмов общественного обеспечения жизненных потреб­ ностей людей ведется в этнографической науке давно и в самых разно­ образных планах. Сюда относятся такие теории и концепции, как понятие хозяйственно-культурных типов4 и атропогсоценозов \ концепции исторических типов образа жизни6, нормативной культуры и культуры общения 7. Методологическое единство для рассмотрения этих разнооб­ разных концепций может быть обеспечено общей теорией этноса, куда все эти вопросы входят как составные части8. Указанные теории и кон­ цепции, и прежде всего теорию систем (культур) жизнеобеспечения, мы будем постоянно иметь в виду, выделяя жизнедеятельность человека как предмет этнографического исследования .

Индивиды отличаются друг от друга характером реагирования на социальные и физические влияния среды. Эти различия нельзя полностью свести к генетическому разнообразию людей. В процессе деятельности человек занимает активную позицию, предполагающую устойчивость его целей и его самого как субъекта деятельности. Методы, которыми до­ 1 Ряд вопросов, касающихся этой темы, освещен в книге: Бромлей Ю. В., Подольный Р. Г. Создано человечеством. М., 1984 (особенно в главе «Культура и эко­ логия») .

2 Алексеев В. П. Аптропогеоценозы — сущность, типология, динамика//Природа .

1975. № 7; Бромлей Ю. В. Современные проблемы этнографии. М., 1981. С. 245—256;

его же. Очерки теории этноса. М., 1983. С. 212—232; Культура жизнеобеспечения и этнос. Ереван, 1983; Чеснов Я В. Об этнической специфике хояйственно-культурных типов//Этнос в доклассовом и раннеклассовом обществе. М., 1982 .

3 См., например, Казначеев В. П. Очерки теории и практики экологии человека .

М„ 1983 .

4 Одна из обстоятельных последних публикаций: Андрианов Б. В. Неоседлое на­ селение мира. М., 1985 .

5 Алексеев В. П. Указ. раб .

8 ПершицА. И. Проблемы нормативной этнографни//Исследования по общей этно­ графии. М., 1979; его же. Возможен ли формационный подход к социальным ценностям этнической культуры?//Этнографнческие исследования развития культуры. М., 1985;

Мирков Г. Е. Структура и исторические типы образа жизни//Там же; Шкаратан О. И .

О принципах изучения функций, содержания и структуры внепроизводственной деятельности//СЭ, 1984. № 6 .

7 Бгажноков Б. X, Очерки этнографии общения адыгов. Нальчик, 1983 .





8 Бромлей Ю. В. Этнос и этнография. М., 1973. С. 204—213; его же. Современные проблемы этнографии. С. 81 —175; его же. Очерки теории этноса .

стигается эта устойчивость на разных стадиях жизненного цикла чело­ века, различны в разных культурах. Индивид по-разному не только осуществляет свои витальные потребности (сфера системы жизнеобес­ печения), но и по-разному их мотивирует. Такие сложные акты, как удовлетворение витальных потребностей, сопряжены с понятийно-образ­ ной мотивацией, которая в традиционалистских обществах9 исходит из представлений, что основой жизнедеятельности человека является здо­ ровье. Можно привести огромный этнографический материал в под­ тверждение положения, что здоровье в обществах этого типа имеет го­ раздо более высокий социальный престиж, чем в современном обществе, где оно — лишь желаемое качество, а человек оценивается по резуль­ татам его деятельности .

Формулируя предмет исследования жизнедеятельности человека на примере традиционалистских обществ, мы не можем забывать, что для них обычными были эпидемические и эндемические заболевания, высокая детская смертность, травматизм, а то и гибель от несчастных случаев или при вооруженных конфликтах. На пути выполнения программы жиз­ ненного цикла стояли и многие другие опасности. Осуществить ее уда­ валось далеко не каждому. Иными словами, специфика реализации про­ граммы жизненного цикла в разных этнических культурах зависела от большого числа неравноценных факторов, как социальных, так и эколо­ гических. Поэтому на материале традиционалистских обществ удобнее всего изучать проблему жизнедеятельности человека, ибо в них у каж­ дого человека существует стабильный набор целей, которые реализуются на протяжении жизненного цикла .

Проблема здоровья, рассматриваемая под углом зрения жизнедея­ тельности человека, выглядит иначе, чем с точки зрения систем (культур) жизнеобеспечения. В традиционалистских культурах здоровье рассмат­ ривается как ценность, которая может быть утрачена или восполнена благодаря особым социально-культурным мерам, применению лекарств и т. п. Здесь действуют культурно значимые принципы гигиены, полезной пищи, лечения болезней и т. д. В целом здоровье воспринимается как нечто вещественное: его можно потерять или приобрести. Так же обстоит дело и с болезнью. Старость считается состоянием, не обязательно свя­ занным с утратой здоровья .

В тех же культурах проблему здоровья можно рассматривать и с дру­ гих позиций. Акцент переносится на ответственность индивида за свое здоровье, которое может быть нарушено независимо от хорошо функцио­ нирующей системы жизнеобеспечения. Здесь здоровье и болезнь высту­ пают знаками поведения человека, теряя свою смысловую самостоя­ тельность. Жизнедеятельность индивида в таком восприятии можно срав­ нить с работой приемника, настраивающегося в данный период на «вол­ ну» здоровья. Продолжая это сравнение, можно сказать, что на протя­ жении жизненного цикла происходит смена частот этой волны .

Поскольку люди обладают индивидуально выраженными формами жизнедеятельности (в зависимости от своих особых потребностей, пола, возраста, социального ранга и т. д.), нужно ввести понятие, отмечающее эту вариабельность. Назовем его «стилем жизнедеятельности», имея в виду сознательный выбор того или иного варианта жизнедеятельности .

Понятие жизнедеятельности, подчеркивающее личные усилия, дает воз­ можность осветить такие аспекты поведения, которые прямо связаны с биоприродными ритмами .

В литературе, в том числе и этнографической, довольно часто диску­ тируется понятие «образ жизни»1. Однозначного подхода к этому поня­ 9 Понятие «традиционалистские» употребляется здесь в широком смысле для вы­ деления тех обществ, где механизм социокультурной регуляции основан преимуще­ ственно на традиции. В обществах с развитой социально-профессиональной структу­ рой традиционалистские институты сохраняются в отдельных социальных слоях, на­ пример в крестьянстве .

1 См., например: Марков Г. Е. Советский образ жизни и проблемы этнографии// СЭ. 1976. № 2. Дробижева Л. М. Международный симпозиум «Этнографические аспек­ тию пока нет. Так, в определении И. В. Бестужева-Лады образ жизни представляет собой «совокупность видов жизнедеятельности» “. Он, как и некоторые другие авторы, понимает жизнедеятельность в виде самого разнообразного функционирования общества. Такого слишком широкого понимания образа жизни я стараюсь избегать, хотя в подходе И. В. Бе­ стужева-Лады есть, безусловно, правильная установка — положить в основу образа жизни активность субъекта. На мой взгляд, более точно определяет образ жизни Э. С. Маркарян, который видит в нем «лично­ практическую характеристику усвоенной культуры» 1. 2 «Стиль жизнедеятельности» объединяет с «образом жизни» то, что обе категории отражают активность индивида, субъекта деятельности .

Но стиль жизнедеятельности связан в конечном счете с удовлетворением витальных потребностей, тогда как образ жизни — целая гамма деятель­ ности индивидов, создающих и воспроизводящих культуру. В системах (культурах) жизнеобеспечения огромную роль играют адаптивные свой­ ства, хотя немаловажны и символические: в каждой культуре не все съедобное употребляется в пищу, люди по-разному одеваютря и по-раз­ ному строят жилище в сходной экологической среде. Важное значение для систем (культур) жизнеобеспечения имеет общественное разделение труда. Оперируя понятием жизнедеятельности человека, мы подчерки­ ваем значение самоопределения и знаковых поведенческих моментов. Это понятие учитывает, что между экологической средой и индивидом суще­ ствует социально определенная дистанция, означающая для человека пространство выбора, а значит, риска и стресса. Исследования физиоло­ гов, кстати, показывают, что стресс необходим организму, который бла­ годаря тренированности приобретает устойчивость1. Стресс здесь про­ является как неупорядоченность, которая присуща высшим уровням организованности1. Дистанция между средой и организмом предпола­ гает рассмотрение здоровья человека как явления, относительно авто­ номного от внешней среды. Такому подходу соответствует «волновая»

концепция, учитывающая, что объединяющее начало окружающей среды и организма человека заключено в ритме. Ритмы природы и ритмы орга­ низма синхронизируются сознательно и бессознательно через прямые связи: физиологические, индивидуально-образные и понятийно-логиче­ ские. В традиционалистском обществе индивид, находящийся в прямых связях с природой, сам ответствен за их характер, за свой стиль жизне­ деятельности, который в конечном счете определяет здоровье человека .

Присущее этому обществу понятие о личной ответственности человека за свое здоровье имеет для этнографии одно особое методологическое по­ следствие. Речь идет о том, что в этом случае не складываются медицин­ ские системы как комплексы особых представлений об организме и соот­ ветствующая практика, зафиксированные в устных или письменных тек­ стах. Ориентация на природные ритмы и индивидуально-образное отношение к природе снижает потребность к вербализации каких-либо канонов .

Настройка на биоприродные ритмы — одна из наиболее интересных черт, выявленных в традиционно-бытовой абхазской культуре. Это ка­ сается не только таких явлений, как отсчет времени по ритмичным изме­ нениям явлений природы. Само восприятие времени ритмизовано, оно не просто хронологическая последовательность событий, а сгустки природ­ ных и биологических процессов. В таком восприятии прошлое или буду­ щее не могут быть мерилом настоящего. Даже по мнению убежденного мусульманина Арутана Гызба (возраст более 90 лет, с. Дурипш), настоя­ ты изучения социалистического образа жизни»//СЭ. 1978. № 6; Шкаратан О. И. Указ, раб .

1 Социальные показатели образа жизни советского общества. М., 1980. С. 28 .

1 Маркарян Э. С. Теория культуры и современная наука. М., 1983. С. 219—220 .

1 Франкенхайзер М. Некоторые аспекты исследований в физиологической психологии//Эмоциональный стресс. Л., 1970. С. 27 .

1 Кремянский В. И. Методологические проблемы системного подхода к инфор­ мации. М., 1977. С. 50 .

щее время лучше прошлых времен 1, хотя в беседе со мной он выска­ зывал неприятие многих устоев современной жизни. Время — не необра­ тимый хронос, внутри которого находится жизнь, а универсальный ритм, в котором сливаются все проявления жизни. Примечательно, что термины «время» и «погода» обозначаются одним словом «аамта». По мнению В. Отырба (1952 г. рожд.), есть определенное время, когда можно полу­ чить образование, выявить свои способности. Это время он сравнивает с дождем, от которого зависит урожай. В ориентации на подобные сгу­ стки времени-ритма и состоит сущность стилей жизнедеятельности в тра­ диционной абхазской культуре .

Как выглядит жизнедеятельность человека,в определенной этниче­ ской культуре? Безусловно, его поведение нормировано принятыми обра­ зом жизни и системой (культурой) жизнеобеспечения, которые влияют на индивидуальный стиль жизнедеятельности. Но основа последнего — представление о желаемом жизненном пути личности. Идеал жизненного пути.— один из параметров психического склада .

Необходимость различения культуры и психики в сфере этнических процессов подчеркивает Ю. В. Бромлей 1 1 Это относится соответственно .

к системе жизнеобеспечения и жизнедеятельности человека с ее стилями и идеалами жизненного пути. Конечно, такие идеалы зависят от целого ряда факторов: социально-классового, полового, возрастного, профессио­ нального, а также этнического. Специфика традиционалистских обществ — в тенденции к ограничению числа таких идеалов и возраста­ нию роли этнического фактора. Отметим примечательную черту послед­ него: этническую принадлежность индивид, как правило, сохраняет на протяжении всей своей жизни, тогда как почти все другие факторы не­ постоянны. Очевидно, это способствует стабильности индивидуального стиля жизнедеятельности .

В традиционно-бытовой культуре абхазов жизнедеятельность чело­ века не просто развивается в определенной этнокультурной среде. Инди­ вид вполне сознательно прилагает усилия для того, чтобы быть полно­ ценным членом общества, т. е. представителем своего этноса. В таких условиях жизнедеятельность человека становится не только уделом его личных забот и группового внимания. Здесь индивидуальный стиль жиз­ недеятельности максимально воплощает такой идеал, как этнический образ. В этих условиях желание здоровья, стремление к нему и соответ­ ствующему внешнему облику и поведению образует важный мотивацион­ ный фактор, который можно назвать интенцией здоровья. Интенция здо­ ровья определяет стиль жизнедеятельности .

Тема жизнедеятельности человека близка к кругу вопросов, связан­ ных с изучением народной медицины. Но специфика представлений о жизнедеятельности человека в том, что они касаются не столько лечения болезни,сколько ее избегания .

Тема «жизнедеятельность человека» входит в сферу культурологиче­ ских проблем, связанных с общим представлением о человеке. Этногра­ фическая сторона этих проблем — модификация некоторых аспектов фи­ зиологических процессов человека, которая связана с его этнокультурной принадлежностью .

Итак, мы приходим к выводу, что предметом этнографического изу­ чения жизнедеятельности человека являются этнически различающиеся способы реализации программы жизненного цикла — стили жизнедея­ тельности. Понятие «стиль жизнедеятельности» раскрывается в рамках определенной теоретической позиции, смысл которой состоит в призна­ нии ведущей роли совокупности общественных отношений для родового определения понятия человек ”. Стили жизнедеятельности осуществля­ ются в большем или меньшем приближении к нормативному и идеаль­ ному жизненному пути. Стиль жизнедеятельности представляет единство социальных, биологических и психических свойств человека; это един­ 1 Garb Р. From Childhood to Centenarian. Moscow. 1985. P. 20 .

1 Бромлей Ю. В. Очерки теории этноса. С. 143—172 .

1 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 42. С. 262 .

ство мотивационно подчинено интенции здоровья. В традиционалистском обществе в сравнении с развитым современным повышено чувство этни­ ческой самоидентификации индивида, ориентированного на устойчивый этнический идеал. В этих условиях жизнедеятельность человека не только максимально подчинена сознательно-волевой интенции здоровья, но и четко направлена на синхронизацию с биоприродными ритмами .

Изложенные общие положения легли в основу полевой работы в Абхазии в 1980—1984 гг. Прежде чем охарактеризовать собранный ма­ териал, нужно сделать одно замечание методического характера. Хотя наши информанты в разной форме выражают убеждение в том, что по­ ведение мотивировано теми или иными представлениями о жизнедея­ тельности человека, зафиксировать в поле эти представления в виде системы не удается. Поиски толкователя («экзегета»), способного сфор­ мулировать эти представления в виде системы, не увенчались успехом .

И хотя надежду на это не следует оставлять, есть ряд соображений, говорящих об отсутствии в данной культуре организованного фонда знаний о функционирований человеческого организма, который можно было бы назвать системой. Мы имеем в виду учения о строении челове­ ческого тела, свойственные традиционно-письменной медицине. Эмпиризм и экспериментирование как основные свойства традиционной устной медицины1 полностью характерны и для соответствующих знаний в абхазской традиционной культуре. Отсутствие системы отнюдь не озна­ чает отсутствия диагноза и целесообразных приемов лечения. Эти при­ емы, известные отдельным лицам или семьям, хорошо согласуются с природными ритмами, но не превращаются в особый врачебный канон .

(В данном случае я оставляю в стороне проблему врачевания «хаджей», мусульманских священнослужителей, получавших специальное образова­ ние и лечивших главным образом душевные болезни; их роль как лека­ рей неуклонно падала в послереволюционное время). Отсутствие системы (канона) в данном случае не только не лишает нашу тему интереса, но, напротив, ставит важные методологические проблемы. В полевой работе это позволяет обнаружить такие факты, которые при наличии системы были бы ею подавлены и при исследовании могли бы быть упущены 1. 9 Таким образом, исследователь не должен принимать на себя функции экзегета, тем самым привнося элемент системности туда, где его нет .

Носителям традиционно-бытовых и архаических культур свойственно особое восприятие жизни: она мыслится вечной, и поэтому проблемой является только смерть. Почти во всех подобных культурах считается, что смерть может быть вызвана каким-то агентом, обладающим своей волей (духом, колдуном, врагом). Так, у абхазов существует представ­ ление, что охотник может убить только дичь, которую до этого уже съело божество охоты Ажвейпшаа. Благодарственные охотничьи обряды на­ правлены на то, чтобы удача не кончалась, восполнялся источник жи­ вотной жизни. Носителем идей неиссякаемости жизни может выступить любое явление природы. Как правило, такие взгляды редко бывают вы ражены эксплицитно. Чаще их можно установить, анализируя обряд или некоторые традиционные выражения. Например, о погасшем огне или умершем ребенке одинаково говорят «дкьяты» («он погас»), тогда как о взрослом — «дыпсит» («он умер») .

Здоровье воспринимается как атрибут жизни. Оно ничем не ограни­ чено, никак не формализовано; оно шире всяких логических рамок .

Обращаясь к материалу абхазских заклинаний здоровья, можно обнару­ жить мысль, что для его обретения в сущности достаточно пожелания здоровья себе и близким. Для выражения такого желания (интенции 1 Бромлей Ю. В. Современные проблемы этнографии. С. 213 .

1 По поводу характеризуемого ниже материала, собранного в Абхазии, следует ск гзать, что он относится к традиционно-бытовой сельской, а потому в основе своей — крестьянской культуре. Эта культура для современного абхазского этноса служит в ряде случаев важным источником этнического самоопределения. Нужно также учесть, что ислам и христианство очень слабо затронули эту культуру. Условно термин «аб­ хазская культура» будет соответствовать именно традиционно-бытовой крестьянской культуре абхазов .

здоровья) необходим лишь тот или иной «пусковой» переломный мо­ мент, нарушающий обычный ход вещей. Им могут быть редкое природное явление, семейный обряд, плохое самочувствие, просто выход за ворота усадьбы, встреча с человеком и т. д. Интенция здоровья — мощный эмо­ циональный подъем, часто выраженный внутренней речью, имеющий адресата (божество) или такового не имеющий и заключающийся в им­ перативной фразе — волеизъявлении со смыслом «да будет...», «пусть...»

Интенция здоровья может проявляться аутогенно или под внешним воз­ действием, например, со стороны знахаря. Она предполагает прямые связи между всеобщим, космическим резервуаром здоровья (жизни) и индивидом. Отсюда, в частности, в абхазской культуре разнообразие человеческих позиций по отношению к проблеме здоровья, индивидуаль­ но выработанные меры по его сохранению, даже личные концепции жиз­ ненных сил организма. Так, при господствующем взгляде, что душа находится в яремной ямке, некоторые информанты считают, что она на­ ходится -в сердце, во всем теле, под ногтями пальцев (днем — рук, а ночью — ног). Один информант на основании наблюдения в больнице тяжелобольного, у которого при дыхании сильно поднимался живот, при­ шел к заключению, что именно в этом месте концентрируется вся жизнен­ ная сила («душа») .

Отсутствие разработанных концепций здоровья вызывает в абхазской культуре большой разброс индивидуальных суждений о здоровье и нуж­ ном поведении. Индивидуальные, эксплицитно выраженные лицами стар­ ших возрастов суждения о здоровье условно можно объединить в четыре группы .

1. Этическая. «Здоровье — это чистота сердца». Информанты подчер­ кивают способность человека самому путем нравственной чистоты кон­ тролировать свое здоровье. «Ты сам должен следить за чистотой души и тогда будешь здоров» (Нестор Смыр, 1900 г. рожд., с. Аацы) .

2. Эмоционально-поведенческая. Здоровье — от спокойствия, от уме­ ния подавлять волнения. Большое значение придается эмоциональной выдержке. Действия необходимо тщательно продумывать. Терпение как фактор долгожительства отмечается многими информантами. Наиболее четко представление о выдержке и контроле над собой в стрессовых си­ туациях как факторах здоровья выражены 100-летней Елизаветой Шакрыл, с. Лыхны20. По мнению Кучи Тванба (1891 г. рожд., с. Дурипш), здоровье и долгожительство зависят от способности человека видеть прекрасное: «От этого душа растет». Прекрасное мыслится как порядок и благополучие в семье, уважение со стороны других людей. По мнению некоторых людей среднего возраста (40—50 лет), старики жили более спокойно — им меньше приходилось думать о средствах для разоритель­ ных обрядов, собирающих теперь множество народа .

3. Гигиенически-поведенческая. Здоровье здесь связано прежде всего с гигиеной труда. «Кто себя бережет, тот долго проживет». Полезным считается неторопливый ритм работы, смена в течение дня двух-трех занятий, обязательный отдых в конце трудового дня: джигитовка на лошади для мужчин, пешая прогулка для женщин. Особое внимание обращается на то, чтобы не носить тяжести. «Лучше два раза сходить, чем нести груз сразу» (Тера Смыр, 1922 г. рожд., с. Аацы) .

4. Экологическая. Здесь перечисляются различные факторы среды, которые дают здоровье (горный воздух, чистая вода) или его отнимают (соприкосновение с холодной землей, холодный ветер и т. д.). Факторами здоровья считаются некоторые виды пищи (копченая дичь, мацони);

умеренные дозы алкоголя. Считается, что пьянство сокращает жизнь, ведет к болезням. Оригинальное мнение высказал уже упоминавшийся Арутан Гызба: «Еда дает крепость коленям и сердцу, но не есть причина долголетия. Последнее зависит от Аллаха» 2I .

20 Garb Р. Op. cit. P. 24 .

2 Примечательно, что в суждении А. Гызба, который в юности окончил несколько классов мусульманской школы, уже имеется зачаток «физиотеологической» системы с очень конкретным распределением функциональных элементов .

Все четыре группы суждений о здоровье подчеркивают личную ответ­ ственность за состояние своего организма. Это, безусловно, ценная черта стиля жизни носителей традиционно-бытовой культуры, закономерный продукт проанализированных выше воззрений на жизнь и здоровье вообще .

Среди абхазских долгожителей осознание проблемы здоровья оказы­ вается четко ориентированным на личность. Имеются в виду индивиду­ альные взгляды на здоровье и болезнь, поведенческие стереотипы, пред­ почтения и т. д. Объясняя несхожесть людей в этом плане, информанты иногда говорят, что «даже скотина неодинаково ест свою пищу». В лите­ ратуре уже указывалось на факт индивидуальной диеты, которую себе устанавливают долгожители22. Действительно, одни долгожители-— про­ тивники плотной еды на ночь, другие считают это нормальным явлением .

В абхазских семьях уважение к индивидуальному вкусу бывает столь велико, что иногда мать — хозяйка дома скрывает от детей свои пищевые предпочтения или исключения, «чтобы не навязывать детям свой вкус» .

Вообще члены семьи не склонны особенно говорить друг с другом на темы, связанные со здоровьем. В этом отношении показательно, что девочки сами выбирают себе доверенных лиц, с кем могут поделиться волнениями по поводу начавшихся менструаций (подруга, невестка, но не мать). Весь стиль традиционного абхазского воспитания направлен на самостоятельное развитие личности и выработку ответственности за себя, в частности за свое здоровье. Недаром долгожители отмечают, что во всех важных событиях жизни сказывался их свободный выбор, а не только давление внешних причин23. Отметим, что такая самоориентация личности, предполагающая поиск индивидуального стиля жизнедеятель­ ности, начинается в абхазской культуре с самого раннего возраста. Уже в детских прозвищах, даваемых ребенку в грудном возрасте, отмечаются те или иные черты его индивидуальности, его склонности; подрастая, ребенок начинает глубже других сверстников интересоваться каким-либо занятием. Внимательное отношение к своему здоровью — часть свобод­ ных проявлений личности, воспитываемой в таких принципах с детства .

В абхазской культуре человек в высокой степени сам контролирует со­ стояние своего здоровья .

Характерно, что соблюдение нравственных основ поведения убеждает носителя традиционного абхазского самосознания в том, что его орга­ низм здоров. Это объясняет случаи отсутствия каких-либо субъективных ощущений при заболеваниях, в том числе и возрастных. Человек пре­ клонного возраста с ишемической болезнью сердца может этого не ощу­ щать. В такой ситуации критерием здоровья выступает способность ин­ дивида своим трудом и всей жизнью адекватно реагировать на биоприродные ритмы .

Восприятие здоровья как атрибута жизни ведет к слабому различе­ нию индивидуального, группового и космического здоровья. Такие уровни более четко выражены в переднеазиатской, индийской и китайской меди­ цинских концепциях, которые возникли в условиях длительно существо­ вавших классовых обществ. Традиционные абхазские взгляды на жиз­ недеятельность человека возникли на основе архаичной культуры. Это обстоятельство, конечно, не исключает того, что в абхазской народной медицине был переработан не только свой собственный опыт, но и обще­ кавказский, в ней можно ощутить влияние ближневосточной и античной цивилизаций. Здесь нет места для обсуждения этих вопросов, но я дол­ жен обратить внимание на то, что отсутствие устойчивой и поэтому кон­ 22 Шафиро И. Б., Дарсалия Я М., Кортуа И. Е., Чикватия В. Ф. Долголетние люди Абхазии. Сухуми, 1956. С. 105 .

23 Г. В. Старовойтова, проводящая среди долгожителей Абхазии исследования по «локусу контроля» личности, отмечает смещение его к полюсу интернальности, т. е. эти люди склонны интерпретировать события своей жизни как результат собственной дея­ тельности. См.: Старовойтова Г. В. Этнопсихологические аспекты долгожительства в Абхазии//Полевые исследования Ин-та этнографии АН СССР, 1980—1981. М., 1984 .

С. 121 .

сервативной системы представлений о здоровье раскрыло путь экспери­ ментированию и личному выбору стиля жизнедеятельности .

Характерная черта абхазской культуры — образное восприятие здо­ ровья, отношение к нему как к идеалу. Это еще больше подчеркивает личную ответственность, ибо здоровье — одно из качеств индивида. Быть больным, жаловаться на нездоровье неэтично и неэстетично. Пожилые люди с нарушениями моторики стесняются ходить с клюкой (но не с алабашей—-почетным посохом мужчин!)24. Старец, утративший здоровье, получает пренебрежительное наименование «алыгадж» или «а'тцлахюста». Существующий в данной культуре этнический образ требует от любого человека строгого следования правилам этикета и поддержания соответствующего внешнего облика: человек должен иметь хорошую осанку, быть подтянутым .

Превращение здоровья в критерий оценки личности воздействует на отношение к труду. Напряженный труд во имя личных интересов не поощряется. В целом в абхазской культуре физический труд не был ме­ рилом качеств человека. Считалось не только неэстетичным, но и неэтич­ ным обнаружить усталость от работы, быть грязным, вспотевшим. Зато высоко оценивалась всякая общественно-трудовая деятельность, сосед­ ская взаимопомощь, коллективная пастьба скота и охота, участие в обще­ ственных собраниях, во всякого рода переговорах и т. д .

Представление о здоровье наложило отпечаток на восприятие болез­ ни, которая сводится к боли (а боль надо переносить стоически) и как бы вычеркивается из тем публичного обсуждения. В отношении болезни мужчин — членов семьи проявляется суровость, которая на первый взгляд может показаться безразличием. На мелкие порезы и ушибы детей не обращают почти никакого внимания. Нервные тики и другие функциональные расстройства вообще болезнью не считаются и воспри­ нимаются как личные особенности, толкуемые иногда как приметы-пред­ сказания. Если здоровье — нечто природное и естественное, как и жизнь, то болезнь — нарушение нормального хода вещей, она противоесте­ ственна .

Это представление ставит абхазскую культуру в особое положение среди многих других культур. Так, вплоть до эпохи научной медицины болезнь в европейских странах воспринималась как беспорядок, имею­ щий, однако, природное происхождение. На таком постулате строились концепции Гиппократа и Галена25. В представлениях американских ин­ дейцев также больше подчеркиваются природные причины болезней26 .

Для мировоззрений, где состояние человека рассматривается как баланс стихий (обычно земли, воды, огня и воздуха), характерна медицинская практика с богатым набором лекарств внутреннего действия, восстанав­ ливающих равновесие организма. В отличие от этого носители традици­ онной абхазской культуры неохотно принимают лекарства внутрь, боль­ ше предпочитая лекарства наружного действия. В своих деталях абхаз­ ское восприятие болезни отличается и от того, которое этнографы выяв­ ляют в грузинской культуре. Подробнее этого мы коснемся ниже .

В Абхазии от людей наиболее преклонного возраста можно услышать, что праведность мыслей и дел человека (обозначаемая мусульманскими по происхождению терминами «ахак» и «адоуха») имеет большее значе­ ние для здоровья, чем влияние стихий и даже высших божеств. Характе­ ризуя «ахак» на примере, относящемся к проблемам здоровья, болезни и смерти, наш информант привел такое высказывание: «У того, кто спря­ тал заразу (т. е. не принял меры к тому, чтобы от него не заразились другие.— Я. Ч. ), умер сын Григорий Айба (примерно 1900 г. рожд., 24 Габниа С. С., Смыр Г. В., Чеснов Я. В. Ритуально-обрядовые функции абхаз­ ских посохов//Полевые исследования Ин-та этнографии АН СССР, 1982. М., 1986 .

С. 119—126 .

25 Foucault М. Naissance de la clinique. Une archologie du regard mdical. P., 1963 .

26 Lvi-Strauss C. Mythologiques I. Le cru et le cuit. P., 1964; Леви-Строс KСтруктурная антропология. M., 1983. С. 147—164 .

с. Отхара). Сами представления о таком нравственном начале, дающем силы человеку, очень древние, судя по тому, что в нартском эпосе этим началом («адоуха») наделена мать героев — Сатаней 2\ В эпосе от «адоуха» Сатаней может измениться даже состояние погоды .

Представление о безличном духовном начале дает возможность по­ нять специфические верования, в центре которых стоят здоровье и бо­ лезнь человека. Речь идет о нарушении разнообразных запретов, которые обозначаются термином «цасым» («не положено»). Они предписывают определенное поведение в обозначенных границах, которое не должно нарушать связь между жизнедеятельностью человека и объектами окру­ жающей среды, со стихиями, с космосом в целом, причем эта связь имеет направление от человека к внешнему миру, порядок в котором зависит от поведения человека. Индивид не должен нарушать основы человече­ ского общежития: нельзя в силу личных побуждений убить человека, жениться на кровной родственнице и т. д.— все это «цасым». Большое число таких запретов относится к природным явлениям: нельзя «пока­ зывать зубы» (например, улыбаться) радуге и луне — выпадут; в огне нельзя ковырять палкой — это вызывает ночью недержание мочи. Много запретов относится к обращению с телом человека, включая позы: вы­ чесанные волосы нельзя выбрасывать — заболит голова; складывать руки на груди нельзя — «как будто у тебя кто умер». В сфере «цасым»

свое место занимают пищевые табу. Опасный выход за предписанные границы, обозначенные термином «цасым», не мотивируется угрозой со стороны какого-нибудь божества. Наказание болезнью и даже смертью следует автоматически .

Вера в безличную, не имеющую источника опасность сродни идее вечности жизни. Болезнь в этих условиях осознается не как враждебный акт со стороны каких-то природных сил, но как нарушение порядка вну­ три человеческого общества, вызванное неправильными действиями са­ мого индивида, или злыми намерениями других. Соответственно этим двум моментам этиологически болезнь можно подразделить на болезньвину и болезнь-долю .

В первом случае заболевает человек, нарушивший свой долг, клят­ вопреступник, недоброжелательный и завистливый. Его «настигает»

«ахак» (или «адоуха») пострадавшего. Человек может заболеть, будучи сам невиновен, но из-за поступка, совершенного его родственниками или предками. Считается, что такое возмездие обязательно падет на потом­ ков при ложной клятве кого-либо из предков. Ситуацию может опреде­ лить прорицательница «ацааю» или «апшию». Роль прорицателей в про­ шлом, во времена детства сегодняшних долгожителей, была особенно велика. Их задачей было определение того, из-за какой вины человек заболел, они же давали рекомендации, к кому идти лечиться. В рас­ смотренном представлении о болезни-вине, которая может быть получе­ на родственниками виновного, отметим связь с идеей коллективного здоровья. Болезнь-вина может передаваться от человека к человеку, и, таким образом, она «овеществляется». Но при всем архаизме таких воз­ зрений болезнь не рассматривается как некое инородное тело в организ­ ме человека или как нечто, насылаемое злым духом .

Болезнь-доля имеет большую тенденцию восприниматься как нечто материальное и поэтому способное к передаче. Освободиться от болезнидоли можно, не изменяя поведения, а путем передачи ее другому. На­ пример, существовало такое лечение ячменя: на больной глаз прикла­ дывали мамалыгу и затем отдавали ее съесть собаке. Считалось, что ячмень перейдет к ней. Бытовал также обряд передачи болезни петуху .

К категории болезни-доли мы можем отнести и общее недомогание, ко­ торое приписывается сглазу. Сглазить может злой или уставший человек, т. е. источник сглаза — в недостаче жизненных сил и попытке восполнить их за счет перераспределения. Приемы ликвидации сглаза состоят в пере-2 27 Инал-Ипа Ш. Д. Абхазы. Историко-этнографические очерки. Сухуми. 1965 .

воде вредоносного взгляда на какой-нибудь яркий предмет (красные тря­ почки на рогах коровы), в удалении сглаза через раскрытую дверь и т. д .

Проявления болезни-доли сопряжены с эмоциональным упадком, т. е .

снижением интенции здоровья индивида. Поэтому в лечении здесь вы­ ступают на первый план механизмы эмоционального воздействия, кото­ рые находятся в руках знахарей и ворожей .

Когда речь идет о болезни-вине, затрагиваются коллективные инте­ ресы. Лечение такой болезни в прошлом сопровождалось обращением за помощью к родовым святилищам-аныхам, культ которых был этниче­ ски замкнут. Лечение болезни-доли было скорее индивидуально-семей­ ным делом, причем момент этнический был размыт: обращались не только к абхазским знахарям и ворожеям, но и к грузинским (мегрель­ ским) и др., а также к муллам. Практически каждая женщина — мать семейства знала те или иные способы защиты от сглаза, которые соче­ тались с вполне рациональными мерами лечения .

Таким образом, интенция здоровья в абхазской культуре входит в систему нравственных ценностей. Здоровье, оставаясь предметом лич­ ных здбот, выступает своеобразным императивом, дающим благо обще­ ству и космосу. Иначе и не может быть в таком восприятии жизни чело­ века, где здоровье является атрибутом личности, одной из сторон ее жизнедеятельности .

Выявленное представление абхазов о болезни как вине и доле отли­ чается от того, которое обнаружено в грузинской культуре. В последней развит взгляд на болезнь, насылаемую на человека божеством с целью подчинения его своей воле. Такое воздействие мыслилось в двух фор­ мах— либо в виде избранничества (обморок, истерия, сильная возбуди­ мость), либо в виде кары (все другие заболевания). О насылании бо­ лезни-кары возвещал прорицатель — «кадаги»282 Божеством, угрожаю­ .

щим человеку болезнью-карой, могли быть племенное божество, злой дух и духи, контролирующие жизнь общины. Соответственно такому взгляду больной давал обет на «ночное бдение» или «ношение ярма», что В. В. Бардавелидзе считала символом признания себя рабом боже­ ства. По ее мнению пантеон вредоносных духов, возглавлявшихся гроз­ ным Гмерти, был отражением политической структуры классового обще­ ства 2 .

Э Говоря о таком восприятии болезни, мы не касаемся собственно лече­ ния травм и других болезней рационально-эмпирическими методами, раз­ витыми в грузинской и абхазской народных медицинах .

В мировой литературе накапливаются данные, характеризующие воз­ действие социального статуса на представление о болезни (точнее — о степени заболевания). Так, в современной египетской деревне при од­ них и тех же симптомах болезни один человек может считаться больным, а другой — нет, даже в тех случаях, когда состояние последнего гораздо хуже. В крестьянской египетской общине и семье здоровье людей более высокого социального статуса оценивается выше: оно считается нарушен­ ным даже при слабых симптомах болезни. В целом здесь мужчины чаще обращаются к медицинской помощи, чем женщины 3. 0 Что можно сказать в этом плане об абхазской культуре? Начнем с рассмотрения отношения к здоровью и болезни со стороны женщин и мужчин. Прежде всего следует отметить общее для обоих полов раз­ дельное отношение к болезни в публичной сфере и семье. Касаться вопросов, связанных с болезнью, в обществе неэтично. В домашней же 28 Никобадзе И. И., Татишвили Ир. Я-, Курчишвили И. Б. Основные этапы раз­ вития медицины в Грузии. Ч. 1. Тбилиси, 1964. С. 97 .

29 Бардавелидзе В. В. Древнейшие религиозные верования и обрядовое графиче­ ское искусство грузинских племен. Тбилиси, 1957. С. 1—36 .

3 Morsey S. A. Health and Illness as Symbols of Social Differentiation in an Egyp­ tian Village//An Anthropological Quaterly. 1980. V. 53. № 3. P. 158 .

обстановке этой теме придают важное значение. В разговорах женщин она занимает сравнительно большое место. Отношение к самочувствию у женщин больше дифференцировано по возрасту, чем у мужчин. Так, пожилые женщины позволяют себе часто жаловаться на нездоровье, чего не допускает молодая женщина, особенно невестка, которая зача­ стую скрывает такие симптомы, как повышенная температура и т. п .

Мужчины самого преклонного возраста стоически переносят недомога­ ние, не рассчитывая на сочувствие даже в семье. Но серьезная болезнь мужчины переживается семьей, пожалуй, гораздо сильнее, чем болезнь женщины, и тогда предпринимаются самые решительные меры, в том числе дорогостоящие поездки за необходимой помощью и т. д. Общим для обоих полов является усиление с возрастом ответственного отноше­ ния к своему здоровью в схмысле установления себе особой диеты, сбора необходимых лекарственных трав и вообще поддержания индивидуаль­ но-целесообразного стиля жизни .

Мы уже говорили о предпочтении лекарств наружного действия. Воз­ можно, это связано с чрезвычайно ритуализованным отношением к еде .

В ряде случаев его можно назвать даже настороженным: пища, приго­ товленная злым человеком, считается невкусной, пожилым людям свой­ ственно опасение съесть какую-либо нездоровую пищу, полученную от чужих людей. Вместе с этим бытует потребление разных продуктов с лечебными и профилактическими целями: инжира, кислого молока и т. д .

Проявлением такого отношения является и настороженность по отноше­ нию к некоторым видам жидкой пищи (супы, отвары, включая мясные, раньше были исключены из питания). Считалось, что жидкой пищей легче было воспользоваться отравителю .

Попытаемся представить схему этиологических воззрений на болезнь в традиционной абхазской культуре. В основу такой схемы можно поло­ жить степень озабоченности тем или иным заболеванием (исключим здесь заболевания, считающиеся случайными, и эпидемические). На пер­ вое место явно выступает неспецифический болезненный синдром, вы­ ражающийся в общем недомогании. Он объясняется, как правило, сгла­ зом. Далее идут симптомы вроде головной или зубной боли, бессонницы и т. п., которые вызываются нарушением запретов («цасым»). Затем следуют тяжелые заболевания, связываемые в старину с нарушением «адоуха» («ахака»). Наконец,— заболевания, вызванные элементарным нарушением гигиенических требований, вроде питья плохой воды, ночев­ ки на снегу в горах и т. д .

Этот, очевидно, неполный список из четырех групп расположенных по степени внимания к ним, позволяет заключить, что наибольшее зна­ чение придается болезни-доле, наименьшее—-болезни-вине. Иными сло­ вами, индивиды острее реагируют на первый тип нарушения здоровья .

Болезнь-доля не связана с явными изменениями физических условий су­ ществования. Источник ее, предполагается, сокрыт в глубине человече­ ского сообщества. Враждебный импульс, исходящий оттуда, требует немедленного реагирования .

Поведенчески-личностная сторона имеется и в абхазском представ­ лении об этиологии душевной болезни. «Человек не смог победить свой ум»,— -так формулируется эта позиция. Характерно, что при таких за­ болеваниях существовал целый спектр мероприятий, сущностью которых была всеобщая забота о больном, больному никогда не давали возмож­ ности остаться наедине .

Такие меры психотерапевтического воздействия не противоречат стои­ ческому отношению индивида к физическому страданию. Обе стороны — и общественное внимание в одних случаях, и общественное «равнодушие»

в других — одинаково характеризуют четко выраженную интенцию здо­ ровья в традиционной абхазской культуре. Это подтверждает и обраще­ ние с тяжелораненым, около которого в старину устраивали постоянные общественные дежурства сменявшихся групп людей, развлекавших боль­ ного рассказами, шутками, пением и плясками. В этих действиях видна явная цель, соответствующая интенции здоровья .

3 Советская этнография, № 3 33 Поведенческий аспект отражен в такой сфере, относящейся к жизне­ деятельности, как термины оценки возраста31. В абхазской культуре име­ ются не только термины, отражающие физическое состояние человека в разных возрастных категориях, но и термины возрастные, насыщенные поведенческим содержанием (речь идет о мужских возрастах). Так, ребе­ нок в возрасте «аамалык» («ангелочек»), до 3 лет, может «оскорбить святыни, бога, но это ему прощается». «Амаамаса» — ребенок 5—6 лет, которому поручают уже мелкие домашние дела. Возраст «аду» («боль­ шой», т. е. 14—15 лет) предполагает сознательность, ответственность за поступки. Возрасту «арпыс» (от 18 лет до женитьбы) свойствен избыток физической силы при слабости волевого и умственного контроля за свои­ ми действиями. Говорят «человек в этом возрасте чуть ли не летает, но ум его ветреный». В этом возрасте нельзя вмешиваться в разговор стар­ ших, можно только кратко отвечать на вопросы, нельзя выступать в роли хозяина дома при приеме гостей, если в доме есть старшие. Наступление возраста «итымта» («полнота», приблизительно 30—50 лет) характери­ зует равновесие физической силы и ума. От человека такого возраста ожидают проявлений ума и нравственных поступков .

Только с этого воз­ раста раньше разрешалось выступать на сельских сходах. В возрасте «абырг» (с 50—60 лет до старости, рубеж которой индивидуален) акцен­ тируется нравственное содержание личности. Ум такого человека счита­ ется «холодным». К абыргу обращаются для определения виновного в неясной ситуации, он может успокоить ссорящихся. Люди данного воз­ раста— основной нравственный костяк общества. В более старших муж­ ских возрастах акцент переносится на ценность сообщаемой ими тради­ ции; идеалы людей как бы воплощаются в стариках, к которым относят­ ся с большим уважением 32 .

Отмеченный характер возрастных категорий позволяет нам сделать еще одно наблюдение о жизнедеятельности человека в традиционной абхазской культуре: в ней рубеж зрелости и старости существенно сдви­ нут в сторону более поздних возрастов, как и между юностью и зре­ лостью. Благодаря этому овладение телом, его побуждениями, выработка личных привычек, всего стиля жизнедеятельности переносится с подро­ стковых и юношеских возрастов на наиболее сознательную часть жизни .

Поэтому в абхазской культуре мы обнаруживаем большой набор инди­ видуальных, а также регламентированных мер, направленных на «куль­ туру тела»: удовлетворение естественных потребностей, подавление сек­ суальной расторможенности, ревности, алкоголизма, выражения чрезмер­ ных аффектов и т. д., причем это не какая-нибудь изолированная черта культуры — она соотносится со всеми ее установками и идеалами, со всей мотивационной сферой жизнедеятельности индивидов .

В литературе широко распространена характеристика абхазской культуры как геронтофильной. Но такая характеристика, хотя и имеет известные основания, является односторонней. Человек на каждом этапе жизненного пути сознательно выбирает свои цели и способы их реали­ зации. Это само по себе снимает проблему ценностного сопоставления этапов онтогенеза. На пути к старости, которая является и функциональ­ но важным, и общественно значимым звеном жизни человека, индивид проходит ряд не менее важных и ответственных этапов, на протяжении которых он должен постоянно настраиваться на «волну» здоровья .

3 См. Кон И. С. Возрастные категории в науках о человеке и обществе//Социол .

исслед. 1978. № 3. Конкретный материал см.: Чеснов Я В. Нравственные ценности в традиционном абхазском поведении//Полевые исследования Ин-та этнографии, 1980—

1981. С. 107—116; Павленко А. П. Возрастные категории в абхазском обществе.//Феномен долгожительства. М., 1982. С. 46—49 .

32 См. подробнее: Крупник И. И. Структурно-генеалогическое изучение абхазского^




Похожие работы:

«[ Психология виртуальной реальности ] Национальный психологический журнал № 3(31) 2018 Психология виртуальной реальности National Psychological Journal 2018, 11(3) http://npsyj.ru и киберпсихология в XXI веке Оригинальная статья / Original Article УДК 159.9.07, 159.922.6, 004 doi: 10...»

«Красная Мария Андреевна Особенности гражданской социализации молодежи в современном обществе 19.00.05 – Социальная психология (психологические науки) Диссертация на соискание ученой степени кандид...»

«Комлик Л. Ю., Колосова И. Г. Особенности коммуникативной компетентности старшеклассников УДК 37.015.3 DOI 10.23951/1609-624X-2018-3-45-49 ОСОБЕННОСТИ КОММУНИКАТИВНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ СТАРШЕКЛАССНИКОВ Л. Ю. Комлик, И. Г. Колосова Елецкий государственный университет и...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" (СПбГУ) Факультет психологии Кафедра психологии развития и дифференциальной психологии Зав. кафедрой Председатель ГЭК Психологии...»

«ДЕЛОВАЯ ПРОГРАММА ВЫСТАВОК 9 ЗАЛ "ЗАЛ ДЕЛОВЫХ МЕРОПРИЯТИЙ 1" 27 ФЕВРАЛЯ ДЕНЬ ДИЗАЙНА 12.00–18.00 НОВЫЕ ФОРМАТЫ ПРОСТРАНСТВ: ПЛАНИРОВКА, ИННОВАЦИИ, ТРЕНДЫ СЕМИНАРЫ И МАСТЕР-КЛАССЫ ОТ КОМПАНИИ АРХДИАЛОГ 12....»

«Европейский диалог по модернизации с беларусским обществом: актуальное состояние и проблемы развития Policy paper Андрей Егоров © Центр европейской трансформации, 2013. Центр европейской трансформации разрешает свободное воспроизведени...»

«Сила и мощь Dynacord Валерий Папченко Почему класс “Н”? силители мощности – особая тема в об У щении звукоинженеров. Как усилители Требования, предъявляемые к современным уси отрабатывают “атаки”, как выдерживают лителям мощности (УМ) иногда противоречат друг многочасовые перегрузки, насколько другу и часто выходят за пределы р...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.