WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

«Литературно-художественный и общественно-политический ежемесячный журнал ВЫХОДИТ С МАРТА 1922 ГОДА Г л а в н ы й р е д а к т о р: М. Н. ЩУКИН Р е д а к ц и о н н а я к о л л е г и ...»

СИБИРСКИЕ

ГНИ

Литературно-художественный

и общественно-политический

ежемесячный журнал

ВЫХОДИТ С МАРТА 1922 ГОДА

Г л а в н ы й р е д а к т о р:

М. Н. ЩУКИН

Р е д а к ц и о н н а я к о л л е г и я:

Н. М. Ахпашева (Абакан)

А. Г. Байбородин (Иркутск)

П. В. Басинский (Москва)

А. В. Болдырев (Курск)

А. В. Кирилин (Барнаул)

В. М. Костин (Томск)

А. К. Лаптев (Иркутск)

Г. М. Прашкевич (Новосибирск)

Р. В. Сенчин (Екатеринбург) М. А. Тарковский (Красноярск) М. В. Хлебников (Новосибирск) А. Б. Шалин (Новосибирск) Владимир Титов ответственный секретарь Максим Долгов начальник отдела художественной литературы 8/2019 Марина Акимова редактор отдела художественной литературы Лариса Подистова редактор отдела художественной литературы Михаил Косарев начальник отдела общественно-политической жизни Дмитрий Рябов редактор отдела общественно-политической жизни Кристина Кармалита редактор отдела общественно-политической жизни Корректура: Ю. С. Лаврова Верстка: О. Н. Вялкова Содержание ПРОЗА Екатерина БАРБАНЯГА. Проводы в вечность. Повесть.

Владислава ВАСИЛЬЕВА. Пенсия для царицы. Рассказ................... 48 Мария СТАРОДУБЦЕВА. Гадалка. Рассказ.

Клуб «Амальтея»

Ярослав КУДЛАЧ. Проблема контакта. Рассказы.

ПОЭЗИЯ Анжела ПЫНЗАРУ. Уроки саамского. Стихи.

Серафима САПРЫКИНА. «Родом из усть-потёмок…» Стихи.......... 64 Владимир КОСОГОВ. «Был декабрь ангинный...» Стихи................. 83 Сайлыкмаа КОМБУ. Тише тени. Стихи.

ДРАМАТУРГИЯ

Валентин КРАСНОГОРОВ. Режиссер массовых зрелищ .

Трагикомедия в двух действиях без перерыва.

ОЧЕРК И ПУБЛИЦИСТИКА

Лариса ПОДИСТОВА. Рецепты волшебства .

К 75-летию Государственного академического Сибирского русского народного хора. Очерк второй.

Гражданская война в Сибири «Задержаны и сданы чинам сыскного отделения…»

Новониколаевск в 1919 году. Документы.

КРИТИКА. ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ

Константин ВАСИЛЬЕВ. Кресло особого устройства и тайный люк в полу — по народным слухам и по свидетельству просвещенной публики. Окончание.

Максим АЛПАТОВ. Воспитание героя .

О романе Алексея Иванова «Пищеблок».

Картинная галерея «Сибирских огней»

Марина ЧЕРТОГОВА. Николай Шемаров. Верность традиции..... 185 Авторы номера

Редакция знакомится с письмами читателей, не вступая впереписку. Рукописи не рецензируются и не возвращаются. За достоверность фактов несут ответственность авторы публикаций. Их мнения могут не совпадать с точкой зрения редакции. Ранее опубликованные (в том числе в газетах и сети Интернет) произведения не рассматриваются. Редакция оставляет за собой право опубликовать присланное произведение в журнальном варианте. При перепечатке материалов ссылка на «Сибирские огни» обязательна .

–  –  –

«Они сошлись. Волна и камень, стихи и проза, лед и пламень…» Для меня определения Пушкина в  отношении искусства и  литературы  — это законы, которые не обсуждаются. В данном случае это закон о том, что поэзия и проза — субстанции неслиянные. Или проза — или поэзия .

«А смешивать два эти ремесла есть тьма искусников, я не из их числа» .

Это уже Грибоедов .

Каждый раз, набирая очередной курс прозаиков в  Литературном институте им. А. М. Горького, я говорю студентам: «Ребята, можете со мной не соглашаться, но, если вы будете смешивать поэзию и прозу, я буду вас жестоко критиковать. Это разные системы. У каждой свои законы. И они не совпадают» .





При этом я всегда твержу: «Г лавное в прозе — интонация. Найдете свою интонацию  — найдете и  стиль». Объяснить, что такое интонация, трудно, почти невозможно. Но можно показать на примерах .

Если бы, скажем, у Юрия Казакова не было его волшебной интонации, он остался бы средним писателем, который писал о Севере, об охоте, о любви, о том о сем. Благодаря же интонации он стал гением .

Повесть петербуржской писательницы Екатерины Барбаняги на самом деле еще полна недостатков. Порой она слишком сентиментальна .

Тема связи людей через одно поколение (не отцы и дети, а деды и внуки) не нова. Когда Екатерина достигнет зрелого мастерства (а она его, я думаю, достигнет), она поймет, что содержание этой вещи больше годится для рассказа, а не для повести. Но! У нее есть главное. Она слышит интонацию .

Она играет на оттенках той музыки, которая необходима прозе, помимо смысла, помимо содержания, помимо сюжета. Эта интонация складывается из  нравственной чистоты взгляда автора на  происходящее .

В  ее интонации отсутствует злость, сарказм, вообще отсутствует какой-либо критический взгляд на  жизнь, потому что все, что случается в повести, происходит как прелюдия смерти и похорон. Отсюда — торжественно-приподнятая интонация, с которой автор описывает все, даже не имеющее к этим событиям прямого отношения .

И это очень важно. Автор слышит музыку с того света. Слышит на протяжении всего повествования. И это уже талант, который просто нужно развивать дальше .

Павел Басинский

–  –  –

Похороны не были долгими, но какая-то замедленность — в движениях, перемещениях, словах — растягивала время. Каждая деталь происходящего выступала рельефно, подчеркивая его значимость. Нэе вспомнился последний бабушкин взгляд — такой же медленный, с усилием на каждую долю движения, с уже закатившимися зрачками, белый. Девушку передернуло. К этому невозможно привыкнуть .

У постели умирающей Нэя оказалась случайно. По  крайней мере, так это выглядело со стороны. Она не была сиделкой. Настоящая сиделка

ЕКАТЕРИНА БАРБАНЯГА

приходила к бабушке несколько раз в день — проверить катетеры, перевернуть, переодеть. Это была женщина средних лет, с южным акцентом, обладающая при худом телосложении довольно большой силой: она запросто управлялась с  бабушкиным телом, уже полностью лишенным самостоятельности. Нэя восхищалась ей. Галю в свою очередь, как и других, удивляла жертвенность и стойкость Нэи. Вот так ухаживать за смертельно больным человеком, заботиться, развлекать — и родные-то не всегда готовы. Нэя ничего не объясняла в ответ, она просто знала, что Лия Николаевна не была ей чужой .

Нэя познакомилась с бабушкой два года назад, когда въехала в новую съемную квартиру .

— Добрый день! Лия Николаевна, — представилась бабушка. — Вы здесь снимаете?

В ее голосе звучала такая безупречная деликатность, что уйти от ответа, спрятаться за  дверью или сослаться на  дела казалось совершенно невозможным, просто высшей формой невежества .

— Добрый день! Нэя. — Девушка машинально протянула руку, и бабушка, немного замешкавшись, пожала ее.  — Да,  я  теперь здесь живу .

Временно .

— Интересное у вас имя. Вы иностранка?

Нэя внимательно осмотрела соседку. Бабушка стояла между двумя железными дверьми, открытыми настежь, подтянутая, с безупречным легким макияжем, в  однотонном домашнем костюме. Нэя даже почувствовала ненавязчивый запах ее духов. Все в Лии Николаевне было складно, изящно, и речь выдавала в ней интеллигентную женщину, не утратившую живости ума и проницательности .

— Нет, что вы! Я  совершенно русская,  — не  по-русски ответила Нэя. — На самом деле у меня другое имя. Но вы все равно зовите меня Нэей. Все так зовут .

И она улыбнулась. Широко и искренне, приглашая бабушку к теплым соседским отношениям. Знала ли она, что эти отношения будут не просто теплыми и соседскими, что бабушка войдет в ее жизнь необъяснимо близким человеком и последние глаза, которые увидит в этом мире, будут глаза Нэи? Нет, не  знала. Она просто улыбнулась, потому что ей захотелось этого .

Бабушку хоронили с оркестром! Она бы оценила этот жест — последний подарок от дочерей. Это было так естественно, гармонично. Оркестр

ПРОВОДЫ В ВЕЧНОСТЬ

–  –  –

ПРОВОДЫ В ВЕЧНОСТЬ

стью серых глаз. Отец часто писал их с братом, пока те были младенцами .

Они, конечно, никогда не могли усидеть на месте, и отцу приходилось дописывать портреты по памяти. Уже в тех порой неоконченных, черновых портретах, эскизах пленяла серьезность и озадаченность взгляда маленькой растрепанной девочки, схваченной всегда где-то на  бегу, посередине игры или задуманной шалости .

Нина довольно долго ощущала себя гадким утенком. Ей казалось, что никто не может ее любить по-настоящему. Мальчики не влюбляются в девочек, с которыми воруют груши и крыжовник с соседского огорода .

Растить Нину становилось тяжело: к шести годам она уже начала убегать из дома и до позднего вечера терялась во дворах или в гостях у новых знакомых .

ЕКАТЕРИНА БАРБАНЯГА

Единственным человеком, который мог управиться с  Ниной, была бабушка Ольга Васильевна. Прирожденный воспитатель, она тонко чувствовала потребности и переживания девочки и всегда могла найти к ней подход. Ольга Васильевна умела воспитывать без единого намека на насилие. В то время как родители Нины уже потеряли всякую надежду договориться с дочерью .

Внутренний мир девочки был устроен сложно. Зигзаги, ответвления изначально добрых порывов надо было распрямить и направить в нужное, созидательное русло. Бабушка в таких тонких материях была профессионалом. Она умела любить настолько глубоко, преданно и ненавязчиво, что не затихнуть, не смириться перед этой любовью было просто невозможно .

Любовь к человеку, к миру, к своим родным — Нина всегда ее чувствовала. Она улавливала ее вибрации задолго до того момента, как бабушка появлялась в квартире. Тяжелое, свистящее дыхание бабушки, много лет болеющей астмой, ее медленные негромкие шаги на лестнице безошибочно угадывались девочкой. Нина, зная о ее приезде, могла долгое время простоять у дверей, вслушиваясь в каждый шорох, а потом радостно неслась вниз по лестнице навстречу знакомому эху шагов и первому хриплому — внутрь гортани — вдоху и выдоху .

Завидев внучку, Ольга Васильевна широко расставляла руки, всегда нагруженные гостинцами, и принимала Нину в свои объятия. Девочке в них было хорошо — тепло и спокойно, и бабушкина речь, часто прерывающаяся одышкой, сливалась с ее дыханием в одну блаженную мелодию, которую внучка помнила всю жизнь .

Детство Нины не  было беззаботным или абсолютно счастливым, но все-таки оставило в ней светлые, легкие воспоминания. Оно закончилось внезапно — с первой промелькнувшей и вдруг коснувшейся сердца чужой смертью. Тогда она и стала Нэей .

В один осенний день на пляже погиб мужчина. Каждая деталь того трагического дня помнилась ей подробно: сколько человек окружали труп, где они стояли, какого цвета были их купальники, а у врачей — форма. Нэя точно знала, что песок на пляже был холодный, и ветер дул резкий, и камни, скалящиеся из-под воды, были острые. Смерть не приходит на теплые пляжи, не  забирает душу под веселый аккомпанемент прибоя. Однако факты говорили об обратном. Хорошо, что она не могла их осознать. Тогда — в силу возраста, а сейчас — из-за врожденного упрямства .

ПРОВОДЫ В ВЕЧНОСТЬ

–  –  –

Гадкий утенок, несмотря на несимпатичную наружность, был наделен добрым сердцем и красотой иного рода — раскрывающейся со временем .

Через двадцать лет Нэя превратилась в привлекательную девушку. Она серьезно увлеклась бегом, иностранными языками и, хотя не решила еще, что ей ближе  — литература или живопись, имела явный талант к  тому

ПРОВОДЫ В ВЕЧНОСТЬ

и другому. По всем законам общественных приличий Нэе уже давно пора было выйти замуж, да как-то не складывалось: требования ее были высоки и достойных кандидатур не находилось .

У нее было что-то вроде ежедневного ритуала, похожего даже на игру .

Она выходила на улицу, направляясь по своим делам или на работу, и осторожно вглядывалась в окружающих: во встречных или стоящих на остановке, блуждающих у прилавка с выпечкой, но не решающихся что-нибудь купить. Нэя была уверена, что смысл жизни прост: быть здесь и сейчас, ощущать себя маленьким звеном в цепочке людского потока, частью мирового многовекового полотна. Просто быть, соединять минуту с минутой своим существованием .

«Кто-то, — считала Нэя, — всегда ждет тебя, потому что ты только

ЕКАТЕРИНА БАРБАНЯГА

эстафетная палочка Бога, движешься от одного к другому, от одной руки к следующей, чтобы Его удивительный, таинственный замысел исполнился целиком» .

Для Нэи существование Бога было несомненным. Она была религиозна, однако общинной жизнью тяготилась. Церковные обряды нравились ей: песнопения, свечи, запах ладана… Но она чувствовала себя чужой среди вдохновленных лиц, причастных к таинствам, не то чтобы недостойной этой жизни, а вроде детальки, которая никак не вписывается в общую конструкцию .

Нэя часто смотрела на небо: оно никогда не было одинаковым. Днем и  вечером оно менялось, еле уловимо, медленно, ветром перетасовывало облака, нагоняло тучи, внезапно прорывалось дождем. Нэя не раз задумывалась о том, что если бы она в конце концов решила стать художником, то всю жизнь писала бы только небо. И никогда это не было бы настоящим небом, но всегда — воспоминанием о нем .

Вот такую девушку встретила у  соседской двери Лия Николаевна, когда любопытство, удовлетворять которое она считала одним из  важнейших принципов своей жизни, привело ее в  общий коридор. Девушка приглянулась ей: было в ней что-то нетипичное, притягивающее. Каким-то странным предощущением в сердце Лии Николаевны промелькнула тень необъяснимого духовного родства с Нэей. Тогда это лишь удивило ее, и она решила не делать никаких выводов, предоставив жизни самой подтвердить или опровергнуть ее предчувствия .

Глава 2 Первая весна в  новой квартире ознаменовалась для Нэи серьезной любовной драмой. Последний роман закончился довольно глупо, не успев толком начаться. Внутри все ныло в попытке найти хоть какую-то опору для радости. Нэя судорожно прокручивала в голове произошедшее, с мазохистским удовольствием добивая саму себя жестокими фактами .

А факты были таковы: мужчина, который впервые за много лет всерьез увлек ее, оказался женат. И не просто женат, а до сих пор — спустя пятнадцать лет брака! — безумно влюблен в свою жену. Как же так получилось, что она этого не заметила? Да, он оправдывался потом, что у них проблемы, что у жены любовник… «Обычная история», — горько комментировала Нэя. А чуть появилась возможность вернуть жену — он

ПРОВОДЫ В ВЕЧНОСТЬ

–  –  –

ПРОВОДЫ В ВЕЧНОСТЬ

сразу не заметила главного. Девушкой владело какое-то внутреннее переживание, которое она прятала в себе, стараясь скрыть за преувеличенным внешним спокойствием, за этой бархатной портьерой театра эмоций .

Лия Николаевна решила выбрать выжидательную тактику и начала нейтрально:

— Нэя, расскажите о себе. Вы приехали из другого города?

Не сразу Нэя смогла выйти из транса, в котором находилась. Вопрос спустился к ней откуда-то издалека, как маленький, потерявший ориентацию парашютист. Но вопрос был задан. И нужно отвечать .

— Нет, я родилась здесь. Просто наступил момент, когда надо было что-то менять, и я решила пожить одна. С тех пор кочую по съемным квартирам, хотя мне так даже нравится .

ЕКАТЕРИНА БАРБАНЯГА

— А родители ваши — они здесь живут?

— Мама с братом здесь. Недалеко отсюда. Папа же давно переехал в Москву, у него там новая семья .

Нэя стояла возле плиты, прислонившись к  серой столешнице. Она держала двумя ладонями белую фарфоровую тарелку, куда собиралась переложить бабушкину шарлотку. Внутренняя боль распространялась по телу и переплавлялась в злость. Она чувствовала, как растет раздражение и досада, спускаясь по нервным окончаниям к рукам. Заставляя сжимать блюдо с каждым вопросом все сильнее .

«Как же хочется, боже мой, как хочется, чтобы они все оставили меня в покое! К чему этот допрос? Зачем она пришла? И этот надменный тон!

Этот пристальный, оценивающий взгляд!»

— Вы учитесь где-нибудь или уже окончили?

— Окончила, я искусствовед .

— Работаете?

Фарфоровое блюдо осколками полетело к  бабушкиным ногам. Нэя испугалась, когда поняла, как близко они оказались к  Лии Николаевне .

Она отпрянула назад, и правая рука легла на край плиты рядом с раскаленной конфоркой .

— Ай-й-й! — Вот сейчас девушке бы наконец расплакаться, но она обратила всю свою досаду на единственного зрителя: — Ну вот чего вы пришли?! Что вы всё спрашиваете? Осуждаете меня? Ни мужа, ни профессии нормальной! Отец из  семьи ушел! Живу одна. А  мне нравится!

И воздух мой нехороший нравится! Какое вам дело?!

Девушка сидела на корточках возле плиты и прижимала к себе обожженную руку. Она смотрела на осколки, на бабушкины ноги в синих шерстяных тапочках. Она не поднимала глаз, потому что знала, что не права, а признавать это еще не была готова .

— Нэя, где у вас тут веник? — спокойно ответила соседка .

Визит Лии Николаевны вскрыл то, что болело в  Нэе. Только прорвавшись наружу злость начала отступать. Девушка указала на дверь подсобки, где хранился веник и совок. Она сама ощутила, что на душе стало легче, но ожог напомнил о себе и надо было что-то предпринять. Лия Николаевна принесла мазь, обработала ей руку, перевязала бинтом. Сосредоточенно и быстро .

— Ладно, моя дорогая. А теперь рассказывайте, что у вас произошло .

Это был сложный разговор. Они тщательно изучали друг друга: двиПРОВОДЫ В ВЕЧНОСТЬ

–  –  –

ПРОВОДЫ В ВЕЧНОСТЬ

Реальность нового утра всегда бодрила Нэю лучше любого кофе. Надо все-таки разузнать, что произошло .

Двери ей открыл зять Лии Николаевны. Довольно стройный и ухоженный мужчина, прилично и просто одетый, с добрым лицом. Она это заметила сразу. Не  так уж много людей, прожив полжизни, сохраняют в лице эти мягкие черты, свойственные детям .

Он вопросительно посмотрел на девушку, однако та уже сама начала объясняться:

— Здравствуйте! Меня зовут Нэя. На самом деле — Нина, но это не важно. Я ваша соседка. Снимаю вот эту квартиру. Мы с Лией Николаевной немного знакомы, но я уже несколько дней ее не видела, а сегодня вот скорая помощь! Что-то серьезное случилось?

ЕКАТЕРИНА БАРБАНЯГА

Она выговорила все это на одном выдохе .

— А-а, — протянул мужчина, — понятно. Лия Николаевна рассказывала о вас. Михаил, зять Лии Николаевны, — представился он. — Пока еще неизвестно, что с ней. Повезли на обследование. Вроде как анемия, критично низкий гемоглобин. Даже встать сама не смогла, потому и вызвали скорую. В больнице хотя бы обследуют, капельницы поставят. А вы, если хотите, потом можете навестить ее. Я думаю, Лия Николаевна будет рада. Оставьте ваш номер — я сообщу, как будет что-нибудь известно .

Последний раз она была в больнице еще школьницей, когда навещала брата. Ваня лежал в большой четырехместной палате, выкрашенной в голубой, с двумя высокими — до потолка — окнами. После операции он выглядел бледнее обычного, но не изменял себе в привычной язвительности и ворчливости. Родители пытались всячески угодить больному, бегая вокруг него, как две наседки. Нэе было неприятно находиться в палате, и она вызвалась сходить в аптеку за водой .

Детское хирургическое отделение напоминало поле для игры в казакиразбойники. Нэя читала указатели, шла по стрелочкам, получала подсказки от медсестер, однако добраться до места назначения ей так и не удалось .

Она заблудилась. Нэя почувствовала, что стало как-то холоднее и начало сквозить. Через короткое время она поняла, что оказалась в  приемном покое. Мимо пробегали врачи скорой помощи, медсестры в пуховых безрукавках. Из двери, возле которой Нэя остановилась, вышла, слегка пошатываясь, пожилая женщина. Она не заметила девочку, замершую у самого ее носа. Ровно в каком-то оцепенении, она прошла рядом и завернула за угол. Нэя бросилась за женщиной, чтобы спросить, как найти в этом больничном лабиринте фойе с магазинами и аптекой, но ее остановила чьято рука .

— Не надо, не трогай ее сейчас .

Девочка обернулась. Пухленькая уборщица, совсем еще молоденькая, сняла руку с ее плеча .

— В такие минуты лучше их не трогать. Не могу себе представить, что может быть страшнее. Да она тебя даже не услышит. Посмотри!

Нэя посмотрела, куда указала девушка — в узкое зарешеченное окно, откуда открывался вид на больничное крыльцо. Женщина, которая только что вышла из  приемного покоя, все еще шатаясь, спустилась по  лестнице и замерла. С ракурса, доступного сейчас Нэе, женщина не выглядела

ПРОВОДЫ В ВЕЧНОСТЬ

–  –  –

Бабушку прооперировали. Операция прошла хорошо. Проверили через неделю, нет ли остатков опухоли, сделали необходимые анализы и отпустили домой .

Год пролетел так, как летят все года, наполненные заботами о маленьких детях, — стремительно, безостановочно, в каком-то захватывающем кураже. Сонечка росла как по учебнику, даже опережая своих сверстниц, чем очень радовала бабушку. Малышку часто привозили к  ней, и  она по мере сил нянчилась с правнучкой. Иногда Лия Николаевна приходила к Нэе и жаловалась на усталость и бессонницу. Впрочем, это казалось

ЕКАТЕРИНА БАРБАНЯГА

им обеим вполне нормальным: надо же учитывать возраст и перенесенную операцию, которая со временем стала аукаться разными неприятными последствиями .

В сентябре, когда справили Сонечкино первогодие, Лия Николаевна начала задумываться о  поездке в  Одессу, где у  нее оставалась квартира и пенсионный счет. Новые украинские порядки пугали ее, но тоска по городу, в  котором прошла ее юность, а  затем и  старость (последние годы, прожитые вдвоем с мужем), все настойчивее звала домой. Одну в Одессу ее никто отпускать не хотел, однако и сопровождать не брался — работа, дела, школа. И Лия Николаевна решила пригласить Нэю .

— Нэя, — как-то вечером заглянула она к соседке. — Скажи, пожалуйста, ты сейчас работаешь? Не прямо сейчас, а вообще?

— Нет. Ни сейчас, ни вообще. Я в творческом отпуске, решила поискать себя. Может, месяц-два так помаюсь. Пока отложенных денег хватает. А что?

— Хочу предложить тебе поехать со мной в Одессу. Поездом, дней на десять .

Нэя задумалась. Одесса… Зеленый, шелково-атласный город, море, искры вдоль берега, солнечные полосы по  волне, раскаленный, перцовый песок. Одесса  — что-то притягивающее, какая-то давняя любовь, и страшное — первое свидание со смертью. Ничего не происходит просто так. Слишком явно для совпадения .

— Пожалуй, неплохая идея!

Глава 4 Открытый перрон, вокзал с часами, фонари по периметру — ничего этого Нэя не помнила из далекого детского путешествия, но вот запах — чебуреков и  сырой рыбы  — это был тот самый запах Одессы, который встречал ее и провожал обратно двадцать лет назад. Молниеносно, вслед за первой волной этой воздушной смеси, в голову хлынули зрительные воспоминания .

Справа от вокзала — небольшой рынок, раньше это было открытое пространство с ларьками, где цыганские дети соревновались между собой в ловкости. Через дорогу прямо — мужской монастырь. Его Нэя помнила хорошо: один пожилой монах, торговавший пирожками около церковной лавки, подарил ей маленький черный молитвослов и  бумажную иконку .

ПРОВОДЫ В ВЕЧНОСТЬ

–  –  –

ПРОВОДЫ В ВЕЧНОСТЬ

лась. Такой же наждачный асфальт и трещины. Как линии на руке. Еще в то первое свидание с Одессой ей пришла в голову эта мысль: по старому асфальту можно гадать, как цыганки гадают по ладони. Линии переплетаются, расходятся узорами. Наверное, если научиться чувствовать город, по ним можно читать его судьбу .

Нэя решила побродить по парку в поисках еще каких-нибудь памятных мелочей, которые, она была уверена, остались неизменны с  последней ее прогулки. Время перешло за полуденную черту, а воздух все никак не нагревался. Нэя начинала немного подмерзать, поэтому маршрут прогулки наметился сам собой — следовать за переходящими лучами солнца .

На  солнце было значительно теплее и  можно было погреться несколько минут, пока оно не пряталось за каким-нибудь большим облаком или дереЕКАТЕРИНА БАРБАНЯГА вом, и тогда надо было искать его снова .

Она несколько раз обогнула кинотеатр и дважды прошла мимо фонтана, который никак не отозвался в ее памяти. Кинотеатр внешне остался прежним, и карликовые деревца вокруг него не изменились, только зачемто огорожены забором с арками, создавая иллюзию шкатулочного парка .

Маленький внутри большого. Даже со своими карликовыми аллеями .

Нэя уже ощущала холод не только снаружи, значит, надо было возвращаться домой. Обратно она почти бежала, не пытаясь сопоставлять то, что видит сейчас, с тем, что было раньше. Щепотка тоски — этого вполне достаточно для одного дня. Ей хотелось тепла и уюта .

Второй день оказался странно похож на первый, третий — на второй .

Нэя гуляла по Одессе, ездила пару раз к морю. Бабушка занималась делами. Десять размеренных, наполненных чужой памятью, запахами, вещами дней. Нэя ловила этот воздух и каждую деталь старалась запрятать поглубже, чтобы дольше помнить .

Вторую комнату, в которой когда-то жили внуки Лии Николаевны, снимала маленькая круглолицая пожилая женщина — Римма Григорьевна. Почти всегда румяная и радостная, с платочком, завязанным под подбородком. Сколько ей лет, она и  сама не  помнила. Римма Григорьевна по профессии была учительницей, причем не какой-то рядовой, среднестатистической, а заслуженной учительницей Украины .

Римма Григорьевна любила что-нибудь рассказывать. Делала это всегда эмоционально, по ролям, меняя интонацию в зависимости от персонажа. Любила вспоминать учеников, мальчиков и девочек, забавно пародируя их детскую непосредственность. Она приходила на кухню, когда Нэя что-нибудь писала за кухонным столом. Нэя наливала чай в старые чашки с трещинами и слушала грустные и добрые истории о жизни, которую она никогда не увидит. О времени до войны и после, о стране, распавшейся в год ее рождения, о людях, таких живых в рассказах, но уже давно существующих только в памяти человеческой. У каждого из них, промелькнувших в жизни Риммы Григорьевны, была своя, маленькая или большая, но обязательно трагическая судьба .

О чем  бы Римма Григорьевна ни  рассказывала: о  брате, умершем в детстве, о сестренке, за которой ходила, пока мать работала, о замужестве, не  очень-то счастливом,  — не  было горечи в  ее словах. Все будто было принято таким, какое есть, все уже отболело и составляло только наПРОВОДЫ В ВЕЧНОСТЬ

–  –  –

ПРОВОДЫ В ВЕЧНОСТЬ

не забывала о той, первой в своей жизни чужой трагедии, с которой началась, как она считала, ее собственная история .

Когда на следующее утро Нэя оказалась на улице, она осознала масштаб вчерашнего бедствия. Выход из  парадной наполовину был перегорожен ветками массивного орехового дерева, лежащего вдоль дома. У перекрестка двое мужчин распиливали упавший дуб и  по  частям уносили с проезжей части; земля кусками лежала на асфальте, видимо, осыпаясь с выдернутых корней .

За ночь выбившись из  сил, ветер блуждал сегодня по  городу тихо и  виновато. Похоже, жизнь возвращалась к  своему прежнему течению .

Сейчас уберут все последствия шторма, раны пострадавших со временем затянутся… И только одного уже будет не изменить — не посадить об

<

ЕКАТЕРИНА БАРБАНЯГАратно вырванные с корнем две жизни .

Глава 5 Из Одессы в  Петербург по  особому внутреннему распоряжению пускали только старые поезда. Поездка обещала быть не особо комфортабельной: между нижним сиденьем и  стеной с  обеих сторон виднелись огромные щели, а когда Нэя присела на краешек нижней полки, то почувствовала, что та не закреплена и гуляет из стороны в сторону. Занавескам, лампочкам, креплениям — всему недоставало цельности. И как финальный аккорд — дверь в купе закрывалась только наполовину .

Соседи через два с половиной часа сошли где-то под Подольском (который по  советской привычке называли Котовском), и  уже до  конечной Лия Николаевна и Нэя ехали вдвоем. В купе наступило затишье. За окном уходили в  ночь редкие деревеньки; окна в  домах тускнели и  вскоре слились с полями и пролесками в общую густую темноту .

Нэя проснулась около двух часов ночи от  духоты и  резкого запаха гари. В поезде вовсю топили. На батарее вдоль окна можно было ставить кастрюльку и  варить яйца. Нэя протянула руку и  отодвинула от  батареи пакеты с едой и ботинки. Через просвет под столом девушка заметила, что Лия Николаевна тоже не спит и смотрит в упор на нее .

— Душно, не могу уснуть. — Лия Николаевна еще пару секунд поворочалась на  полке и  начала приподниматься.  — И  нога болит, никак не проходит. Опухла вся .

— Такое уже бывало?

— Да, в  последнее время что-то часто… Это, Нэечка, последствия операции. Вырезали ведь не только опухоль, но и здоровую ткань, что-то задели… Подай, пожалуйста, синюю сумку. У тебя под ногами, такая… с карманами снаружи. Там аптечка .

Нэя подала сумку и  налила бабушке воды. Спать было невозможно, да и до границы оставалось меньше часа, поэтому Нэя села поближе к окну, поджала под себя ноги и уставилась в щель между занавесками .

— Раньше этот участок до границы мы днем проезжали. Каждое лето с внуками ездили. В начале июня — в Одессу, обратно — к школе уже, в  августе. Так вот, в  Жлобине (как раз остановка была, когда ты проснулась) игрушки всегда продавали, плюшевые. Яркие такие, размеров самых разных. Поезд только подъезжал, а  люди с  перрона уже в  окна

ПРОВОДЫ В ВЕЧНОСТЬ

–  –  –

ПРОВОДЫ В ВЕЧНОСТЬ

через парк пешком. До сих пор вспоминаю эти прогулки. После работы забирала дочь, и мы с ней так спокойно, не торопясь, шли домой, на птиц заглядывались, листья собирали… Один раз проспали! Что делать? Оставить не с кем, на работу идти надо. Наказала дочке, ей года четыре с половиной тогда было, дома сидеть. Дала бумагу, карандаши и ушла. Во время обеда забежала домой и вижу: Саша так и уснула за столом. Просидела все утро там, все рисовала… Нравилось ей рисовать и получалось хорошо .

Она в восемь лет сама в художественную школу записалась. Перед фактом нас поставила .

С первых слов Лия Николаевна не смотрела Нэе в глаза, она будто и не ей рассказывала. Она рассказывала себе, ворошила свою память… Но Нэе было интересно, она любила слушать чужие истории. Пользуясь

ЕКАТЕРИНА БАРБАНЯГА

тем, что Лия Николаевна не смотрит на нее, девушка не стесняясь разглядывала ее лицо и фигуру и вдруг почувствовала, как приступ тошноты накатывает на нее с удвоенной силой. Боковым зрением она заметила какоето быстрое движение за бабушкиной спиной. Перевела взгляд и ощутила мгновенно разлившееся по всему телу отвращение: на стене сидел большой таракан. Когда Нэя его заметила, он уже никуда не торопился и, ритмично подергивая длинными усами, таращился на девушку .

— Лия Николаевна, — тихонько, чтобы не выдать волнения, перебила бабушку Нэя. — Простите, у вас нет, случайно, салфетки? Вы мне просто скажите где — я сама возьму .

Бабушка двинулась немного вперед и подняла глаза. Она сделала это резко, одновременно потянувшись рукой под стол, к сумке, где лежали салфетки, поэтому черное усатое пятно за ее спиной отпрянуло в сторону и начало метаться по кругу .

— Я возьму сама, сидите. В этой сумке, которая на молнии? Вы, пожалуйста, не делайте резких движений. Просто там, за вами, на стенке таракан. Но вы, пожалуйста, не волнуйтесь, я его сейчас поймаю .

На слове «таракан» Лия Николаевна, конечно, инстинктивно дернулась и начала поворачивать голову назад, однако, послушавшись Нэю, остановилась. Та,  вооруженная салфеткой, осторожно сползла на  край постели, потом, не  разгибая колен, вприсядку, приблизилась к  бабушкиной полке и, выждав несколько секунд, схватила таракана салфеткой .

Длинные усики трепыхались в бумажном капкане. Нэя смотрела на них и не знала, что делать дальше. Убить таракана? А вдруг придут его родственники и  отомстят? Выпустить в  коридор? А  где гарантия, что он не  вернется на  насиженное место? И  она унесла добычу в  грохочущий тамбур .

Как ни странно, погоня за тараканом позволила ей на время забыть о плохом самочувствии, и, возвращаясь в купе, она отметила про себя, что тошнота отступила и дышать стало легче. Лия Николаевна разворачивала целлофановый сверток с ломтиками сыра, когда Нэя вошла в купе .

— Через полчаса граница. Не хочешь перекусить? Уснуть уже вряд ли удастся. — Бабушка протянула кусочек сыра. — Я этих тараканов в жизни столько перевидала… Бороться с  ними бессмысленно. Они как-то сами уходят со временем .

— Лия Николаевна, а вы детство хорошо помните? Вы же в войну совсем ребенком были?

ПРОВОДЫ В ВЕЧНОСТЬ

–  –  –

ПРОВОДЫ В ВЕЧНОСТЬ

— А! Хорошо .

Бабушка обернулась на Нэин голос, но сделала это всем телом: было заметно, что ей тяжело даются движения головой. Она попыталась улыбнуться, но вышло это, мягко говоря, не очень искренне и напугало Нэю еще больше, чем звонок и ее общий вид. Лия Николаевна какое-то время просто смотрела на нее, а потом разрыдалась. Девушка почувствовала, что этот порыв она сдерживала до последнего. Нэя знала, что ее роль сейчас проста: она должна утешить. Только как подступиться с утешением к человеку, которого ты ни разу в жизни не обнял, к которому ближе чем на метр никогда даже не подходил? Нэя стояла растерянная, раздираемая противоречиями. Образ бабушки — всегда ухоженной, крепкой духом, учтивой — никак не вязался с той женщиной, которую Нэя видела теперь перед собой .

ЕКАТЕРИНА БАРБАНЯГА

И она сделала то, что делала всегда, когда требовалось принять сложное решение, — начала действовать .

Нэя подошла к бабушке, села рядом с ней и обняла обеими руками .

Крепко-крепко, как обнимают самых родных.

И  Лия Николаевна ответила на эти объятия: всем телом она подалась в Нэину сторону и, касаясь головой плеча девушки, сквозь рыдания прошептала:

— Спасибо… Бабушкин рассказ прерывался всхлипываниями и  тяжелым, изводящим кашлем. Нэя все же уловила суть: старшая дочь хочет продавать одесскую квартиру, прямо сейчас. Это, конечно, ее право: квартира досталась Саше в наследство от свекрови Лии Николаевны. Там оставалось еще много ценных вещей, которые необходимо лично перебрать. Да и там ведь Римма Григорьевна! Не выселять же ее на улицу? Еще надо выписаться, а перед этим решить дела с пенсией, перевести все данные сюда. Это дело не одного дня. И потом, она так слаба после бронхита и больницы, дорога ее просто убьет .

— Она хочет меня убить! — причитала бабушка. — Родная дочь!

Главное, что поняла Нэя из  слов соседки: она слаба. Она, действительно, сильно сдала с последней их встречи, будто все силы, вся энергия ушли на борьбу с болезнью. А еще получалось, что бабушка была в больнице, а Нэя даже ничего не знала. Ей стало стыдно за свою пескариную зиму, поэтому она еще крепче обняла старушку и погладила ее по плечу .

Та не отпрянула, не отдернула плечо, как боялась Нэя, и приняла эту ласку как что-то давно желанное .

«Удивительно,  — подумала Нэя,  — как порой мало близкие знают о наших желаниях». И дала себе обещание никогда не молчать о том, чего ей хочется, чтобы всю жизнь не мучиться от недостатка ласки, объятий, теплых слов из-за какой-то глупой гордости или установок, данных себе вначале. Что  же тогда главное, если не  искренность? Ей было жаль бабушку, но не потому, что кто-то в семье пошел против ее воли, что делается что-то без ее ведома и тем причиняет ей боль. Было жаль, что никто не обнимет ее, потому что не знает, как это сделать. Ведь не день, не год Лия Николаевна живет в  этом неприступном образе, а  всю жизнь! Вот трагедия. Господи, как же это страшно — так жить!

— Зачем ей это сейчас? Почему она не может подождать? — Бабушка начинала контролировать себя и говорила уже спокойнее. — ПоставиПРОВОДЫ В ВЕЧНОСТЬ

–  –  –

Глава 7 Нэе исполнилось двадцать восемь .

«Двадцать восемь, по сути, ничем не отличаются от двадцати семи», — констатировала Нэя, чувствуя свое огромное одиночество, утопающее в такой же огромной двуспальной кровати. Что изменилось за этот год?

ЕКАТЕРИНА БАРБАНЯГА

Что в нем было, что пришло и ушло, что осталось? Девушка лежала, разглядывая замысловатую люстру над головой, и составляла в воображении таблицу, в которой бы разместились ответы на эти грустные и банальные вопросы. Тонкий луч, падающий на  середину постели, отделял ее от  пустого пространства, и Нэя читала в этом какой-то особый зловещий знак .

Но луч был яркий, с рыжиной, поэтому она в конце концов улыбнулась ему и переползла на край кровати, чтобы окончательно сбросить с себя утреннюю хандру и начать новый день .

— Есть кто дома?

Коля распахнул дверь без стука, как будто свою. Нэя часто забывала ее закрыть на ночь, однако все-таки удивилась такой наглости подростка и собиралась крикнуть ему что-то резкое по этому поводу, да не успела .

— Нэя, срочно к  нам! Бабушка зовет, ее снова в  больницу увозят!

Не тормози, короче .

Девушка даже не стала надевать обувь, выскочила на цементный пол в тонких носках. Пробежала на цыпочках до соседской квартиры и влетела в бабушкину комнату, где уже собрались все домашние. Лия Николаевна, бледнее обычного, лежала на  кровати, потирая сильно распухшую ногу .

Напротив, на принесенных из кухни стульях, сидели работники скорой помощи. В комнате стояла тишина: врачи пытались дозвониться до диспетчера, чтобы зафиксировать вызов и получить указания, куда везти. Тишина .

Странное состояние для восьми человек на таком маленьком пространстве .

Не было слышно ничего, кроме гудков в телефонной трубке .

— Добрый день! Дежурная бригада триста четыре. Предварительный диагноз — тромбоз нижних конечностей, анемия тяжелой степени. Дайте информацию по больницам. Спасибо, ждем .

У дверного проема, где примостилась Нэя, началось какое-то движение. Женя, стоявшая прежде около бабушкиной кровати, начала пробираться к выходу. Заметив Нэю, она, хоть и с тревогой в глазах, искренне ей обрадовалась, пожала руку без слов и ушла на кухню. Ей было тяжело справляться с собственным волнением бездействуя, поэтому она начала собирать посуду для больницы. Из кухни крикнула сыновьям, чтобы помогли ей. Комната опустела, и Нэя смогла подойти к бабушке поближе .

— Мечникова, второе хирургическое? Хорошо. Спасибо, пусть ждут .

Женя вернулась из кухни:

— Мечникова? Неплохая больница. У  Миши там вроде знакомые

ПРОВОДЫ В ВЕЧНОСТЬ

–  –  –

ПРОВОДЫ В ВЕЧНОСТЬ

— У Лии Николаевны обнаружили метастазы в легких. Это все-таки рак… Врачи дают неутешительный прогноз: со дня на день может наступить критическое состояние. Она умирает, Нэя, и с этим уже ничего не поделаешь .

«Она умирает, Нэя… Она умирает…» — повторялось снова и снова в Нэиной голове. Девушка вошла к себе, поставила торт на тумбочку в прихожей, сняла пальто, сапоги и шапку, помыла руки, а в мозгу, наворачивая круги, все звучало: «Она умирает, Нэя…»

Ольга Васильевна умерла, когда Нэе было девять лет. Девочка находилась одна в квартире и вынимала из вареного яйца ненавистный желток, когда ей сообщили об этом. «Это Ира?» — раздалось в телефонной трубке. «Иры нет дома, это Нина, ее дочь, что вы хотели?» — «Нина, твоя

ЕКАТЕРИНА БАРБАНЯГА

бабушка умерла». Что значит — умерла? Какая моя бабушка? У меня нет умерших бабушек! У меня есть только живые! «Вы ошиблись номером», — совершенно уверенная в своих словах, ответила Нэя. И повесила трубку .

Бабушка, ее родная, умерла… Но это было где-то далеко, не рядом .

Умерла в больнице, от удушья. Добитая взбесившейся астмой, душившей ее всю жизнь. Нэя плакала несколько месяцев, глядя в стену. Она видела бабушку в каждом автобусе и трамвае. Она звала бабушку проститься, потому что обидела ее, еще живую, не зная, что не успеет попросить прощения .

Она приснилась Нэе через два года. Во сне папа держал Нэю за руку, они шли через яблоневый сад, как сквозь анфиладу сводчатых арок, и впереди белел дом, небольшой, ухоженный. На пороге стояла бабушка. Нэя бросилась к ней в объятия, как бросалась когда-то на лестнице хрущевки .

Нетерпеливо, всей собой. Там — во сне — она почувствовала, что бабушка ее простила, что любит ее как и прежде. Нэя проснулась освобожденная .

Она приняла эту смерть. Ничего не заканчивается, даже если кто-то умирает. Любовь выше, больше, сильнее смерти .

Все, кто ушел из  жизни, в  которой Нэя оставалась, уходили где-то далеко. Чаще  — внезапно. Это парализовывало, удручало, заставляло чувствовать острее. Это напоминало короткий взрыв, после которого наступала глухота, а потом… потом все шло как обычно. Иногда кололо воспоминаниями, неожиданным осознанием. Но Лия Николаевна… она же еще жива. Еще только утром в полном сознании она торопливыми движениями доставала из кошелька деньги на подарок для Нэи. Да, она выглядела больной и слабой, но не умирающей!

«Глупо, конечно, глупо думать об этом. И все же, — спрашивала себя Нэя, — как выглядят умирающие? Что отличает их от других? Как приходит смерть? По дням, по минутам… Как человек меняется, что он делает, о чем он думает? Чувствует, слышит, осознает ли свой конец?»

Полночи Нэя не могла уснуть, задавая себе новые, пугающие ее саму вопросы.

В  карусельном беге мыслей она смогла ухватить только одно:

«Двадцать восемь, ее двадцать восемь лет  — это совсем не  то  же, что двадцать семь. Это будет страшный, тяжелый год для нее, но… будь что будет». И, засыпая, все твердила: «Будь что будет», — то ли убеждая себя, что ей хватит сил справиться со всем, что уготовано, то ли надеясь, что, может быть, еще обойдется .

Глава 8

ПРОВОДЫ В ВЕЧНОСТЬ

–  –  –

ПРОВОДЫ В ВЕЧНОСТЬ

тело .

Бабушка проснулась ближе к полуночи. Нэя готовилась встретить ее совершенно беспомощной, не владеющей телом, однако бабушка выглядела как обычно и даже кашель не приходил больше приступами .

— Здравствуйте, Лия Николаевна. Я буду с вами до утра, потом меня кто-нибудь сменит,  — бодро начала Нэя, подойдя к  бабушкиной кровати. — Как вы себя чувствуете?

— Здравствуй,  — слабым голосом ответила бабушка, но  чем больше слов она произносила, тем увереннее он звучал. — Как видишь, болею. Чувствую, что немного лучше, но… болит, Нэя. Все болит. Сама уже не засыпаю, дают снотворное. Тревога какая-то. Не отпускает. Знаешь, сколько дел, сколько забот? А я тут лежу… и все не могу набрать сил. Уже

ЕКАТЕРИНА БАРБАНЯГА

два месяца никак на ноги не встану, из одной больницы в другую .

В словах Лии Николаевны звучала и  досада, и  горечь, и  жалость к себе. Все это было понятно Нэе. Если уж она сердится на судьбу при малейшей простуде, что же говорить о бабушке?

— Мне, Нэя, надо выздоравливать. Надо хоть немного окрепнуть .

Почему столько уколов делают, капельниц, процедур, а  тело слабеет?

Женя новых врачей находит, а результат тот же. И дышать как-то тяжело .

Боюсь, что задохнусь, понимаешь?

И это Нэя понимала .

— Все время думаю… Надо мне в  Одессу ехать, столько дел там!

Выплаты заморозили по пенсии, надо разбираться. Без меня никак не решить .

— Подождите, Лия Николаевна, о  вас здесь заботятся, дети вас не бросят, денег на все хватает. Не волнуйтесь вы так. Даже если пенсия пропадет — и ладно! Вам надо сейчас о здоровье думать .

— Нет, нет! Надо ехать, непременно ехать. Все время в голове вертится, не могу об этом не думать. Надеюсь, к маю… «Непременно надо ехать». Этого Нэя уже не в силах была понять .

К чему это стремление, такое настойчивое желание бороться за то, в чем мало толку? Жалкие гроши, за  которыми Лия Николаевна приезжала в Одессу раз в полгода, могли обеспечить только двухнедельное проживание там. О чем она думает сейчас? Умирая. На финишной прямой, по которой она уже даже не  бежит, потому что нет сил. Неужели она ничего не чувствует? Не понимает, что происходит?

То, что пенсия для бабушки была единственным оставшимся островком самостоятельности и  утратить его сейчас, когда власть ее во  всем остальном уменьшалась пропорционально увеличению боли, было так же смертельно, как сам рак, Нэя поняла позже, значительно позже. А в тот день она смотрела на Лию Николаевну с высоты своих идеалистичных воззрений и ее брала досада .

Ночь тянулась долго. Как пунктирная линия. Нэя засыпала, наступая на какую-то совсем недалекую и короткую ступень бессознательного, потом снова оказывалась в палате, где бабушка смотрела телевизор и по потолку и стенам бежали разноцветные блики кадров. Из сна ее выбрасывала любая мелочь: скрип кровати, покашливание, вздох.

Резко приподнимаясь на локтях, находясь еще где-то на полпути к сознанию, Нэя спрашивала:

«Всё в порядке?» И, получив утвердительный ответ, снова засыпала .

ПРОВОДЫ В ВЕЧНОСТЬ

–  –  –

ПРОВОДЫ В ВЕЧНОСТЬ

ственного холста .

Врач не пришел ни через час, ни через два. Нэю должна была вот-вот сменить младшая дочь Лии Николаевны, когда он наконец появился .

— Ну что, спали сегодня? Ели?  — Слова врача звучали резко, он явно был раздражен чем-то, о чем Нэя не имела понятия. — Значит, так:

анализы ваши я посмотрел, вам необходимо следить за диетой. Понимаете, в таком возрасте надо заботиться о том, чтобы продукты шли на пользу, а не наоборот. Припухлость с ноги, вижу, немного спала, значит, лечение действует. Что медленно — так это нормально в вашем случае .

— В каком случае? — Бабушка внимательно вслушивалась в каждое слово врача .

— Ну, в связи с вашими… — он осекся, сообразив, что зашел на опасЕКАТЕРИНА БАРБАНЯГА ную территорию, и раздражение его только усилилось, — с вашими общими проблемами после операции. Так. У вас есть ко мне вопросы?

— Дышать тяжело. Почему так дышать тяжело?

— Я скажу, чтобы вам дали кислород, подышите немного. Если больше нет вопросов, пойду дальше. Я сегодня один на вас всех. А вы, девушка, — обратился он к Нэе, — пойдемте со мной на минуточку, поможете мне .

Едва они отошли от двери, тщательно прикрыв ее, врач набросился на Нэю с упреками:

— Что это вы такое удумали — скрывать от нее? Думаете, не догадается сама? Вот уже и дышать тяжело! Спрашивает меня почему. Ясное дело, живого места почти нет в легких. Подумайте хорошенько: надо ли вам в эти прятки играть? Неделю-две мы еще можем ее понаблюдать, а дальше вас возьмет только онкология. Все равно сказать придется. Я,  конечно, обещание дал и сдержу его. Но имейте в виду, это ничем хорошим не кончится .

Развернулся и ушел. Нэя соображала быстро, однако ответить чтолибо на это нелепое обвинение в ее адрес не успела. Была бы ее воля, может, и рассказала бы. Да в чужой семье свои правила, и не ей их нарушать .

Из-за дверей палаты послышался тяжелый, надрывный кашель. Долгий .

И Нэя поспешила вернуться к больной. Она переступила порог и подняла глаза на Лию Николаевну .

Та сидела на кровати, держась рукой за грудь, и, глядя ей прямо в лицо страшным, бескомпромиссным взглядом, прохрипела:

— Я скоро сдохну!

Впервые Нэя увидела в бабушкиных глазах такое отчаяние. Лия Николаевна устала. Устала бороться с неизвестным, что захватывало ее тело, органы, отнимало силы и жизнь .

–  –  –

Первый курс нового лечения сразу  же дал результаты. Лия Николаевна почувствовала прилив сил, активно начала двигаться, не позволяя никому себя обслуживать. Это было похоже на долгожданный праздник .

Шла Пасхальная неделя, придавая всему происходящему оттенок чудесного. Бабушку привезли на выходные домой. Нэя помогала накрывать

ЕКАТЕРИНА БАРБАНЯГА

на  стол и  не  особо присматривалась к  Лии Николаевне, которая сидела у окна в новом кресле, купленном специально к ее приезду. Бабушка смотрела на  правнуков, мельтешащих перед глазами, неотрывно, впитывая в  себя это беспорядочное энергичное движение. Мельком Нэя увидела старую тоску в ее глазах. Она оставила посуду и подошла .

— Всё в порядке?

— Да… — осторожно ответила Лия Николаевна и оглянулась, нет ли поблизости дочерей. — Нэя, только тебе и могу сказать. Я не знаю, что со  мной. Вчера весь день чувствовала себя как будто здоровой и  даже сегодня с утра. Но сутки без капельниц — и я опять слабею. Не могу им ничего сказать. Я ведь в курсе, что это лекарство, которое Женя привезла, оно безумно дорогое. Мне так хочется оправдать их надежды, а у меня не  получается. Я  не  справляюсь, Нэя! Это большая ответственность, я не в силах ее нести! И сказать им не могу… не хочу их еще больше расстраивать .

Говорить было неудобно: в комнату в любую минуту мог кто-нибудь войти. Нэе хотелось успокоить бабушку или хотя бы обнять. Но она отошла обратно к столу, обернулась несколько раз и, увидев, что та снова ушла в себя, продолжила раскладывать посуду .

К вечеру Лии Николаевне стало совсем нехорошо, и  было решено везти ее обратно в больницу. Несколько дней она держалась на обычных капельницах, затем пришло время второго этапа лечения.

Все шло неплохо:

состояние оставалось стабильным; бабушка звонила родственникам и знакомым, заверяя, что чувствует себя хорошо .

А потом  — потом открылось кровотечение. Откуда оно взялось и с чем было связано — этого не могли сказать даже врачи. В общей панике перевезли бабушку в хирургию. Прооперировали, остановили кровотечение. Стало ясно, что продолжать лечение бессмысленно. Начали отказывать почки .

Лия Николаевна медленно приходила в  себя, пытаясь принять свое новое состояние. Для нее уже не  оставалось иллюзий. Когда она очнулась от  наркоза, рядом были все, кроме самых младших. Страх читался в каждой паре устремленных на нее глаз. Все старались справиться с собой, осознавая, что бабушке нужна поддержка, ласка и покой, но ни у кого не выходило .

— Неужели это конец?  — едва слышно произнесла бабушка.  — Я что, умираю?

ПРОВОДЫ В ВЕЧНОСТЬ

–  –  –

Глава 10 Ночью Нэю рвало. Рвало три часа подряд, и  она ничего не  могла с этим поделать. Она сидела над раковиной на стенке ванны и пыталась заглушить идущие изнутри рыдания и позывы. Никогда бы не подумала раньше, что так может быть, что есть такие эмоции, которые перекрывают доступ рассудку, захватывают, не давая опомниться. Кто тянул ее за язык,

ЕКАТЕРИНА БАРБАНЯГА

когда она снова предложила свою помощь? Да и кто она этой семье, чтобы они согласились оставить бабушку в таком состоянии с ней?

«Нет, пусть… Все правильно. Им тяжелее. К тому же никто не говорит, что это случится завтра. Может, минует… Просто посижу пару часов, буду делать что скажут. Потом кто-нибудь заменит меня… Побуду с ней еще чуть-чуть и уйду. Ничего не случится», — успокаивала себя Нэя .

Она пришла в больницу утром. Вокруг бабушки уже суетился персонал. Резко упало давление, вызвали дежурного врача с другого отделения (шла пересменка) .

— Нэя, пока вроде бы уладили, стабилизировали ее. Но как-то мне не по себе, боюсь оставлять тебя одну. — Разговаривая с Нэей, Саша все время гладила бабушкину руку. — Если бы не срочный заказ… Надеюсь, за пару часов все решу и вернусь, да и Женя обещала часа через три подъехать .

— Ничего, три часа я продержусь. Все будет хорошо. Буду звонить вам, если что. Уверена, ничего не случится. Тем более я в любую минуту могу вызвать Галю, она поможет .

— Хорошо. Знаешь, мама сегодня ночью поднялась и так четко сказала: «Он зовет меня, Саша!» Думаю, это она о папе. Она очень тосковала по нему эти годы. Как-то боязно мне, Нэя. Но ты права: за три часа ничего не случится .

Время, наполненное напряжением, тянулось для Нэи невероятно долго, однако это были особые минуты ее жизни. Переступая через природную стеснительность и неловкость, которую ощущала перед немощным телом, она старалась окружить его осязаемым теплом. Нэя держала бабушку за руку, сидя на краю кровати, то отодвигаясь, то придвигаясь ближе. Она не знала, как надо правильно сидеть, как держать руку, чтобы не задеть катетеры, что говорить, как реагировать. Каждая минута пребывания в палате ставила перед ней десяток вопросов, на которые она не могла ответить, а подсказать было некому. Лия Николаевна уже не говорила, сиделка ушла к другим пациентам, а медсестры после утреннего кризиса еще не появлялись в палате. Отойти от бабушки на минутку, чтобы позвать кого-нибудь, Нэе даже не приходило в голову .

Пока все было стабильно, главная задача состояла в том, чтобы прислушиваться к дыханию больной, поить водой из чайной ложки и пытаться

ПРОВОДЫ В ВЕЧНОСТЬ

–  –  –

ПРОВОДЫ В ВЕЧНОСТЬ

Через пару часов позвонила Женя:

— Привет! Как там бабушка? Какие новости? Врач заходила? Мерили давление еще раз? Как сейчас? — Она сыпала вопросами, беспокойно прерывая саму себя. — Скоро уже будем. Держись пока. Узнай, когда там тихий час. Нас пустят?

— Изменений нет, пока все стабильно. — Нэя решила сперва успокоить Женю. — Стараюсь кормить и поить, часто, но иногда не проглатывает. Врач не приходила. Давление попрошу померить. Про тихий час мне Саша сказала, что с трех до четырех и никого не пускают .

— Мы, скорее всего, не успеем к нему, будем сразу после .

— Хорошо, не спешите .

«Не спешите…» — эхом звучало в Нэиной голове, и это были ее собЕКАТЕРИНА БАРБАНЯГА ственные слова. Может, как раз надо, чтобы поспешили? Может, только это сейчас и важно — спешить, пока не поздно?! Нэя смотрела на Лию Николаевну. Ласково и растерянно. А тревога росла, глупая, неподвластная ей, горькая тревога. Время снова текло лениво, медленно — метрономом бабушкиного дыхания отсчитывая последние часы ее жизни .

Глава 11 — Как больная? Как давление? Так. Катетеры совсем пустые. Вы ее вообще поите? Как прошла ночь?

Врач ворвалась в палату, оставив двери открытыми. Это была молодая женщина со  светлыми волосами и  приятными чертами лица. Грубый голос и жесткая манера совершенно не шли ей .

— Давление вроде лучше, чем было. Кормить и поить стараюсь. — Голос Нэи звучал запуганно. — Ночью с ней была дочь, я ничего не знаю .

Скоро приедут родственники, они смогут вам ответить. Я здесь случайно, я временно… Просто дежурю .

Врач обошла кровать с  двух сторон, присела, подняла бабушкину руку, послушала, посмотрела зрачки, встала, обошла бабушку еще раз. Она слушала Нэю и в то же время изучала бумаги, переданные медсестрой .

— Понятно, — наконец сказала она. — Мы переводим ее в реанимацию. Снимайте все: одежду, кольца, нательный крест. Будем провозить через рентген, ничего металлического не должно быть. Как разденете — позовете сестру, она отвезет .

Мгновенно — именно так разлилось по Нэиному телу осознание реальности. Она проснулась. Будто весь день, все эти месяцы она дремала, а  теперь, ослепленная ясностью неизбежного, увидела, что происходит .

Ярко. Холодно. Ее начал бить озноб .

— Подождите. Как в  реанимацию? Ведь все нормально? Давление не такое низкое, как с утра, нет никакого кризиса. К четырем часам приедут ее родные — это они должны решать .

— Девушка! Ничего уже не надо решать! Здесь у нас нет необходимого оборудования, нет реанимационного аппарата. — Не прерывая речи, врач обернулась к бабушке: — Вы меня слышите? — Она произнесла этот вопрос на много тонов выше, чем до этого, пытаясь прорваться к тонущему бабушкиному сознанию .

ПРОВОДЫ В ВЕЧНОСТЬ

–  –  –

ПРОВОДЫ В ВЕЧНОСТЬ

манипуляциями тело. В ней сталкивались отвращение и жалость, а еще — стыд .

Именно стыд охватил Нэю в  ту  минуту, когда оголились ягодицы умирающей женщины. Она смутилась, но не подала виду, хотя все внутри нее кричало: «Как это гадко! Как гадко быть беспомощным… Как гадко умирать!» Она наблюдала за Галей: та была спокойна, сосредоточенна. Девушка охватила взглядом всю фигуру бабушки, и чувство стыда и смущения отпустило ее. Все это уже неважно! Перед ней лежал живой человек, со своим, пусть уже ускользающим, внутренним миром. Он еще дышал, еще слышал, еще понимал! Это был Человек… и даже больше — это была Женщина .

Нэя помогла Гале освободить от одежды бабушкины руки и снять руЕКАТЕРИНА БАРБАНЯГА башку через голову. Перочинным ножиком перерезали веревочку, на которой Лия Николаевна носила крест. Галя осторожно сняла с руки кольцо .

Теперь время шло беспощадно быстро; в дрожи и суете Нэя действовала механически, не отдавая себе отчета в том, что это последние минуты, которые она проведет с Лией Николаевной .

Командам врачей могла сопротивляться только Женя. Она бы не успокоилась, пока бы не убедилась, что реанимация — единственно верное решение. Еще утром, когда у бабушки резко упало давление, она закидала Нэю сообщениями о возможных причинах этого и о том, как не допустить рецидива. Нэя вспоминала абсурдные Женины рассуждения, стоя посреди палаты с  маленьким серебряным распятием в  руках. На  минуту она позволила себе застыть и почувствовать, что происходит. Одну минуту в ней стонало сострадание, однако силой воли она остановила зарождающиеся рыдания — не время! — и снова включилась в работу .

Когда с  бабушки сняли рубашку и  носки, она оказалась абсолютно голая. Это произошло как-то вдруг. И так же вдруг осозналось не только Нэей, но и бабушкой. Лия Николаевна, ничем не прикрытая, инстинктивно пыталась свернуться, прикрыть наготу руками. Обездвиженное тело как будто начало двигаться — по миллиметру — к центру кровати. Ноги не могли подтянуться, но голова склонилась к груди и руки беспокойно тянулись к бедрам. Левая рука достигла цели, правая продолжала стремиться. В носу у бабушки по-прежнему торчали трубки, она вдыхала кислород еще спокойно — всей грудной клеткой. Почему Галя вышла в эту минуту?

Почему не накрыла бабушку одеялом? Сложно понять, только ли смущение владеет ей или же она ощущает холод из приоткрытого окна и пытается согреться. Где Галя, черт возьми?!

Нэя вновь взяла бабушкину руку в свою:

— Потерпите немного, сейчас кто-нибудь придет. Это временно…

Из коридора медсестра крикнула в палату:

— Готовы? Убирайте кислород и вывозите в коридор!

Галя показалась в дверях одновременно с медсестрой и сразу же направилась к кислородному аппарату. Взгляд Нэи был сосредоточен на бабушке .

«Можно ли унизить человека еще больше? Можно ли сильнее страдать? Что же дальше с ней будет? Понимает ли она? О, понимает!»

Лия Николаевна уже три дня не  дышала самостоятельно, без кислорода она теряла равновесие, теряла опору жизни: она задыхалась. Галя

ПРОВОДЫ В ВЕЧНОСТЬ

–  –  –

ПРОВОДЫ В ВЕЧНОСТЬ

делать… Я ничего не смогла изменить .

— Так. Поняла. Нэя, послушай. Успокойся. Ты сделала все как надо .

Не вини себя. Я сейчас вызываю такси и еду к тебе .

Снова одна. Снова пустая палата. Еще двадцать минут назад все было иначе… — Нэечка, как вы? — Это вошла Галя .

— Не знаю… — прошептала Нэя .

— Я бы хотела, знаете, просто напомнить. За вчера Женя оставляла денежку, а за сегодня я не нашла. Вы не могли бы у нее спросить?

— Конечно. Мне она ничего не  говорила, но,  я  думаю, она сейчас приедет и расплатится с вами. У меня просто нет с собой… Нэя понимала, что, несмотря на чью-то беду, человеку положено заЕКАТЕРИНА БАРБАНЯГА ботиться о насущном, однако внутри все ныло от этого понимания .

— Хорошо. Я  зайду тогда позже. Держитесь, Нэечка. Вы храбрая девушка .

Храбрая девушка в этот момент отдала бы все на свете, чтобы быть трусихой. Чтобы иметь право дрожать в уголке, не скрывая эмоций. Чтобы никто не ждал от нее решений, не надо было «держаться». Нэя думала о  себе, жалела себя.

Вспоминая о  бабушке, она просила для нее одного:

чтобы это поскорее закончилось. Но и боялась того же. Если бабушка умрет сейчас, она, Нэя, будет виновата в том, что не удержала ее до приезда родных. Они уже едут, они должны быть вот-вот. Осталось пятнадцать минут до четырех. Женя прорвется, даже в реанимацию! Она все сделает, чтобы быть рядом!

Приоткрылась дверь. Нэя встала с  кровати, подавшись вперед .

На пороге стояла врач, та самая, с красивыми светлыми волосами. Г лаза чуть опущены вниз .

— Ваша бабушка умерла .

То, что вырвалось у Нэи в это мгновение из груди, было похоже скорее на  радостный вскрик, чем на  стенание убитого горем человека. Она не знала, почему так. Ей бы стыдиться таких эмоций, но она не могла. Бабушка умерла — значит, все закончилось! Значит, нет больше боли, мучений, неизвестности. Все уже решено. Для всех решено. Для всех окончено .

Врач не понимала, что происходит с Нэей. Она присела рядом и начала говорить, утешая:

— Понимаете, как она мучилась? Ну сколько бы она еще прожила — час, два… Мы ее даже до реанимации довезти не успели .

Бланк с  выпиской из  журнала о  регистрации смерти лежал у  нее на коленях. Она осторожно, все еще боясь задеть Нэины чувства, попросила расписаться в его получении. Отдала бумагу, сказала: «Примите мои соболезнования». И ушла, прикрыв за собой дверь .

Неужели все? Вот так: раз — и все? Неужели больше ничего не будет? Бабушки не будет… Зазвонил телефон .

— Нэя, мы уже здесь, внизу! Через пять минут, сказали, начнут впускать. Саша сказала, что мама в реанимации. Сейчас разузнаем, как можно туда попасть!

— Женя! Она… она умерла, Женя. Все закончилось… Женя молчала. Пауза становилась невыносимой .

— Когда? Когда она умерла?! — Голос в трубке еще пытался сохранять стойкость, но уже прерывался .

— Двадцать минут назад, — посмотрела Нэя на бланк .

— Когда ее увозили… какая она была? Руки были холодными? Синели?

— Нет, Женя, они были теплыми, все было так же, как утром .

— Нэя! Жди нас, уже скоро… как только откроют…  — И  Женя разрыдалась .

Пару секунд Нэя слышала ее. Она знала, что там, внизу, Женя не сдерживает слез и ее утешают, обнимают муж и сыновья. Они вместе — вместе сопротивляются новому и вместе примут его .

Здесь же, в этой опустевшей палате, чужая этой семье, горе которой ей пришлось пережить как свое, она будет сопротивляться, и принимать, и снова прокручивать в голове этот день, и переживать его — в одиночку. Из недр, из самой сердцевины ее вырвались наружу рыдания. Радость сменилась ощущением потери. Нэя сидела на  кровати, раскачиваясь телом, и тихо плакала, беззвучно, но так горько, как никогда в жизни .

Время тихого часа закончилось, прошло еще десять минут, потом еще пять… Наконец Женя вбежала в палату. Она остановилась рядом с Нэей, долго смотрела на нее, села рядом и крепко обняла. Они плакали вдвоем, обнявшись. И каждая — о своем потерянном, об ушедшем вместе с бабушкой .

Вечером собрались дома. Нэю тоже приглашали посидеть вместе, вспомнить последние месяцы. Она еще не была готова пройти заново этот путь — через воспоминания, через слова. Ей было больно. Внучки привезли детей, и Нэя вызвалась посидеть с ними .

Бабушка давно уже не  жила толком в  своей комнате  — маялась по больницам, но никто из родных не трогал оставленных ею вещей. Халат, который она сняла, перед тем как ехать в последний раз, так и остался лежать на краю кровати. Несколько ампул с лекарствами на тумбочке, телефонная книжка, листочки с записями… Сонечка за  руку водила Нэю по  квартире. «Дай!»  — командовала она, указывая на синий мячик. «На!» — кидала его Нэе, и та не успевала ловить. Сонечка говорила совсем чуть-чуть .

Последний раз девочка видела бабушку около месяца назад, тогда она только лепетала. Они разглядывали картинки с  динозаврами в  большой Колиной книге. Помнила ли это Сонечка? Кажется, дети так быстро все забывают… Мячик укатился в  бабушкину комнату. Сонечка побежала за  ним .

Подняла с пола и огляделась по сторонам. Словно искала глазами кого-то .

И вдруг четко сказала:

— Бауфка?

Впервые .

— Да, малыш, здесь живет бабушка .

И сколько бы лет ни прошло, она будет здесь. Будет всегда с тобой .

ПОЭЗИЯ Анжела ПЫНЗАРУ уРОкИ СаамСкОГО *** ты уедешь на запад а я на восток на ближний приручать голубей и смирну и возможно не встретимся даже где-то на середине и вспомню как ты говорил что мои груди как чашечки мальвы а глаза забуду кто-то оставил закладкой цветок цикория на страницах исхода

–  –  –

туман чтобы не видело небо пока мы целуемся и снимаем одежды и не отличишь где что это урок рок пока мы пока я пока ты ***

УРОКИ СААМСКОГО

–  –  –

на кладбище миндаль море пружинило не шумело спокойное внизу как та змея в руках женщины на вокзале утром когда приехали уроки саамского 1 .

у саами (почти у всех) голубые глаза у тебя тоже могли бы быть глаза саами вздох если бы столько не плакала застиранное небо балтики застало меня врасплох такое низкое что вот-вот упадет всем на голову несколько туч мордашками уткнувшихся в землю как олени в ягель ветер долгие и короткие гласные едва коснувшись трав Ничто пристально вглядывающееся в меня ранним утром на краю волн но я пока не готова к взаимности 2 .

УРОКИ СААМСКОГО

–  –  –

*** на камне том я не сидела а болела лучами солнца волной речной и ангелом мирской воды чужая изгородь у дома вся зацвела рябиной черной как неживая открылась дверь в квадрате белом ведро колодец и сестра стрекозиными крыльями астры стеклышки на ветру бьют в дождь я уже здесь я никуда не уйду *** в конце путешествия спишь холодный дом напоминает о зиме под тяжестью одеял (будто под снегом) травой пригнувшейся зрачок еще запоминает небо полоски туч и линию берега с деревьями в квадрате окна *** и виноградники вернулись октябрьским вечером

–  –  –

— Сколько вам, Алена Антоновна? Тридцать три? Девочка еще .

В вашем возрасте мне казалось, что я все могу. Все! Все мне подвластно, всего я могу добиться. Прекрасный возраст!

Глаза начальницы районного управления статистики, Светланы Васильевны Моисеевой, сияли ласковым голубым светом, а  нежный голос струился, обволакивая, льстя, почесывая за  ушком нового, вчера только принятого на работу, юрисконсульта .

Предыдущий уволился с большим скандалом перед самым полугодовым отчетом, мстительно бросив на стол начальнице только стопку невнятных черновиков. Но не на ту напал. Светлана Васильевна нашла юриста буквально в  последние дни работы дезертира.

Пусть без опыта, ничего:

под ее чутким руководством девочка всему научится .

«Девочка» выглядела слегка оглушенной. Пока еще Алена пребывала в испуге от резкого поворота своей судьбы. Неделю назад она спокойно работала на государственной службе. Работала давно, обязанности свои знала вдоль и поперек. Немножко ныла, что не устраивает зарплата, но жизнь ее была вполне стабильной. А  потом буквально на  минутку заскочила по делам службы в районное управление статистики — и вот она уже в новой должности, о которой имеет самое смутное представление. К тому же на  временном месте. Основной работник находится в  отпуске по  уходу за ребенком, и полтора года из этого отпуска уже прошли. Логически все верно, убеждала себя Алена: здесь выше зарплата, и  здесь, наконец-то, пригодится диплом юридического вуза. Все хорошо. Только глаз дергается .

Сейчас она сидела перед полной, красивой женщиной с чрезвычайно ласковым голосом — своей новой начальницей. Алене эта женщина нравилась — и голос, и одежда, подобранная с большим вкусом, и тяжелые темно-красные серьги, с достоинством покачивающиеся при каждом движении головы. Цвет серег удачно сочетался с цветом шейного платочка .

— Где же вы нашли такой холодный оттенок красного? Я сама искала и не смогла, — восхитилась Алена .

Светлана Васильевна польщенно засмеялась. Они немного пощебетали о приятных для каждой женщины вещах: украшениях, помадах, нарядах. Солнце лилось в большие окна с низкими подоконниками, немножко путалось в  желтых блестящих шторах и  белом, почти деревенском тюле .

Интерьер кабинета остался, видимо, еще с девяностых: пластиковые панели «под дерево» и линолеум с паркетным рисунком. В кабинете было свежо и уютно, все плавало в золотистой ласковой дымке. Какая прекрасная, умная женщина, как она поняла и оценила ее, думала Алена. И еще она любит читать, это чудо!

ПЕНСИЯ ДЛЯ ЦАРИЦЫ

— К сожалению, наши работники очень мало читают,  — доверительно поделилась Светлана Васильевна.  — Я  даже завела небольшую библиотеку. Вы не видели? В шкафу у секретаря. Там можно взять любую книгу. Правда, интересуются в основном детективами и любовными романами. С одной стороны, понятно. Но ведь надо и расти духовно! Как бы нам с вами, Алена Антоновна, приучить их к серьезной литературе?

Алена млела в лучах внимания и любила всех сотрудников — читающих и не читающих. Ну зачем им читать? Не надо, мы и без них чудесно общаемся, думала она. Но вслух, разумеется, сказала другое. О необходимости психологической разгрузки .

Когда она наконец вышла из первого кабинета управления, разомлевВЛАДИСЛАВА ВАСИЛЬЕВА шая от  комплиментов, в  коридоре уже стояли несколько человек, молча ожидая возможности зайти. Алена смутилась. Ей казалось, что ее могут осудить или — кто знает? — даже позавидовать ей. Но коллеги смотрели равнодушно и проходили мимо, в открытую дверь, как взрослые проходят мимо соседского ребенка. Казалось, они не возражали бы, проведи Алена в кабинете начальства и целый день .

Однако  же Валерия Николаевна Кокосова, кадровик управления, разделившая кабинет с новым юристом, высказывала начальству сомнения по поводу «девочки»:

— Чудная она, ох и чудна-а-ая!

— Чем же?

— Какая-то неженственная. Хоть  бы накрасилась, что ли, юбочку надела. А то — как мужик. И отчет делает — руга-а-ается!

— Значит, делает? Вот и хорошо. Все будет нормально, Валерия Николаевна. А там, может быть, и Татьяна из декрета выйдет .

Но опытная работница кадров поджала губы: мол, пожалеете еще, что, не посоветовавшись, принимаете на работу подозрительных людей .

Алена неодобрение Валерии Николаевны, конечно, чувствовала .

Но сильно о разговорах за спиной не беспокоилась. Да и что о ней могут сказать? Не накрашенная? Ну не любит она это дело, подумаешь. Ей хотелось поскорее разобраться со своими обязанностями, чтобы не выглядеть глупо. А когда она во всем разберется, то, конечно, ее оценят и полюбят .

Пока же она то и дело изливала соседке по кабинету свои восторги. Какая Светлана Васильевна умная! Какая интеллигентная! Как вникает в каждую мелочь! А как одета!

Валерия Николаевна выслушивала молча и,  выражая недовольство всей своей крупной фигурой, отвечала:

— Она-то пусть такая. А ты-то хоть понимаешь, что место у тебя временное? Вре-мен-но-е! Может, Танюшка уже через два месяца выйдет .

Точно. Выйдет к концу лета. Ты бы лучше работу себе искала .

— Мне Светлана Васильевна сказала, что расширение скоро будет, ставку второго юриста дадут, — лепетала Алена .

— Ты меня спроси. Спроси-спроси! Хлопотала она о  расширении?

Просила второго юриста? И не будет, помяни мое слово. Наобещать-то она мастер. Ищи работу, мой тебе совет .

Убежденность Валерии Николаевны и дергающийся глаз сделали свое дело. Скрепя сердце Алена приступила к поискам работы .

ПЕНСИЯ ДЛЯ ЦАРИЦЫ

–  –  –

ПЕНСИЯ ДЛЯ ЦАРИЦЫ

находится в красивом высотном здании в центре Москвы и начальствует над всеми областными и районными управлениями. Отступление от разработанных канонических текстов приравнивалось к вредительству и каралось… страшно подумать, как оно бы каралось, если бы кто-то осмелился это сделать. Другие дела были еще новыми, ранее не опробованными, и утвержденного текста возражений на иски не имели. Относительно них начальство пожимало плечами. Как Алена поняла, по таким делам можно и проиграть — спросу особого не будет. Но поскольку больше всего на свете Алена любила логические задачи с красивым, нестандартным решением, то, обложившись законами, указами, перепиской с государственными органами и  прочими бумагами, имеющими хоть отдаленное отношение к  теме, она писала, переписывала  — и  создала свои собственные возра

–  –  –

Пока Алена решала задачки, жизнь управления шла своим чередом .

Поскольку Алену приняли на постоянное место, а Татьяна все еще не вышла из декретного отпуска, то на работу взяли новую сотрудницу. В кабинет, и без того маленький, внесли третий стол, третий стул, и напротив Алены разместилась Ольга, девушка прибалтийского типа — беленькая, стройная, немногословная. Была она разведенной и вечно сидела без денег .

Одежду носила дешевую, иногда чужую. Иногда мужскую: брат отдавал свои старые куртки. Как-то сразу выяснилось, что мама с папой Оле не помогают, да и детство ей выпало нелегкое. В общем, опекать Ольгу было приятно. Ей тут  же нанесли кучу одежек от  старших дочерей  — на  донашивание. Ольга благодарила и  брала, почему  же нет. Отдавая, Олю просили тут  же все примерить и восхищались ее модным видом и  своей добротой. Правда, однажды все дружно одобрили старую мохеровую кофту с рисунком в виде павлина на спине, которую Оле отдала мама. Яркая, тебе идет, сказали все. Алена, обычно погруженная в свои бумаги, отвлеклась и удивилась. Она прекрасно помнила эти черные, с цветной спинкой, кофты. Их носили все в  году примерно восемьдесят пятом. Схему вязания этой кофты опубликовали в журнале «Работница», и это была бомба!

Женщины в управлении не могли этого не помнить. Но сейчас двухтысячные, да и кофта свалялась до войлока .

— Это же мама отдала! — объясняли ей .

— А как носить? — не понимала Алена .

Но на нее зашикали, замахали руками, и она замолчала .

Личная жизнь Ольги тоже стала предметом общественных забот .

Вдруг выяснилось, что Оля встречается с парнем моложе ее на семь лет .

Семь! И мамы, имеющие молодых сыновей, вздрогнули: «Мы-то ее, бедную, жалели, одевали, а она вон как! И паренек сирота, некому его защитить от старухи-то» .

— Брось его! Нехорошо, не морочь парню голову, — наставляли ее хором Светлана Васильевна, Валерия Николаевна и даже завхоз Тамара Михайловна .

Оля, впрочем, на  все выпады отвечала неопределенной улыбкой и  твердым игнорированием любых высказываний. Девушка оказалась

ПЕНСИЯ ДЛЯ ЦАРИЦЫ

–  –  –

ВЛАДИСЛАВА ВАСИЛЬЕВА

можным .

— Светлана Васильевна, ну какие-нибудь более известные имена назовите! Из признанных поэтов кто вам нравится?

— Рубцов. У  него есть необыкновенные поэтические находки. Например, о снеге он говорит, что тот «присугробился»… Вот как!

Черт, черт, черт… И всё? Это все критерии? «Присугробился»?

— Подождите! Есть же стихи, написанные просто. Не знаю… «Мой дядя самых честных правил»?. .

Светлана Васильевна пожала плечами:

— Рифмованная проза. О  чем мы говорим, это  же роман в  стихах!

Роман. В отношении поэзии надо быть честной и не бояться судить резко, да. Помню, какие у нас в литературном объединении были обсуждения — м-м-м, битвы! Здоровенные мужики плакали! Я никогда не боялась сказать правду! — И она сладко щурилась, вспоминая приятное .

Хуже было, когда Светлана Васильевна пребывала в тревожном состоянии духа и  начинались разговоры «о них». «Они» хотят занять мое место. «Они» думают, что я  должна спать с  молодыми любовниками, но я не такая, я развиваюсь духовно! Алена только испуганно хлопала глазами. Мелькнули какие-то обрывочные воспоминания из  институтских времен, когда разговорившийся со студентами преподаватель весело рассказывал, что начальник — фигура сакральная и ассоциируется с родительской. Да уж, точно. Ощущение от разговора о «молодых любовниках» — будто подсматриваешь в бане за собственной матерью.

И… ну правда же:

пятьдесят шесть лет, шестьдесят второй размер — и молодые любовники?

Что за идея вообще? Или Алена чего-то не понимает?

Ходили слухи, что когда-то, в начале девяностых, к таким шалостям была привержена начальница налоговой инспекции города, что верно, то  верно. Но  там был особый случай. Начальница налоговой, молодые предприниматели, девяностые годы... Все это вместе — как будто твои собеседники голодны, а у тебя имеется буханка хлеба: в целом есть шанс построить разговор. Но начальница управления статистики? В чем интерес?

Слишком сложная формула, слишком прозрачная система… Нет, этот вариант исключен .

Господи, зачем она вообще пошла с Моисеевой? Что ей во дворе-то с собакой не гулялось?

Осторожно ступая на зыбкую почву и не понимая уже, какую ересь несет с перепугу, Алена попыталась утешить Светлану Васильевну:

ПЕНСИЯ ДЛЯ ЦАРИЦЫ

–  –  –

ПЕНСИЯ ДЛЯ ЦАРИЦЫ

на колготки просить? А тут, слава тебе господи, вовремя и в срок. И премия в конце года, уж доработала бы. Приняли тебя, выучили, в должности повысили — а ты что ж? Нехорошо. Начальство ругает? Иди к Светлане Васильевне, прощения попроси. Покайся… Особая статья  — рожающие. Ну,  первого еще ладно. Но  второго!

И главное, от кого? Были б хоть мужья хорошие, а то так, недоразумение одно .

— Ну и что им теперь, всем от твоего Кокосова рожать? — хмыкала Алена .

— Да они хоть понимают, как трудно одной-то с двумя детьми остаться? — взвивалась Валерия Николаевна. — Куда они рожают-то? Кому?

— Да, Алена, ты просто не  знаешь,  — поддакивала завхоз ТаВЛАДИСЛАВА ВАСИЛЬЕВА мара Михайловна, она всегда с  энтузиазмом принимала точку зрения «кадров». — А попробуй-ка одна с двумя!

— Валерия Николаевна,  — упорно продолжала лезть туда, куда ее не просили, Алена, — вот у вас двое. Мишенька и Ташенька. Кого из них не надо было рожать? Когда надо было на аборт сходить?

Валерия Николаевна недовольно отмахивалась: что там эта Алена понимает в женской жизни! Что они все понимают? Жизнь у Валерии Николаевны и правда была нелегкой. И кто ей хоть раз помог? Кто протянул руку? Из инструментов выживания — только дар тотальной лояльности .

Умение быть милой, нужной, согласной с  начальством. Всегда. Подать, принести, не мешать. Зато дети, хоть и без папки, а как сыр в масле катаются. Все для них, а кто им еще поможет?

Но бывало, что люди становились «врагами народа» и  без видимых причин. Просто вдруг Валерия Николаевна начинала поговаривать, что у «этой» — и называлась фамилия, — по всей вероятности, не все в порядке с головой и это уже прямо-таки заметно и опасно. Как же так, недоумевала Алена, вчера же еще все нормально было. А вот теперь проявилось, говорила Валерия Николаевна. Наверное, полнолуние. Как-то странно «эта» разговаривала со Светланой Васильевной, и взгляд такой… Светлану-то Васильевну не обманешь, всю жизнь с доктором прожила. Теперь Алена и сама заходила к начальнице с опаской: мало ли что та в ней вдруг «увидит» .

Не получающая больше своей дозы восхищения, Светлана Васильевна стала охладевать к новому юристу. Тем более что в победоносной ранее судебной практике произошел перелом: группа граждан дошла до высших инстанций — и все изменилось. Граждане получили свои льготы, а служба статистики сдала позиции .

Однажды в  конце осени Валерия Николаевна, вернувшись с  обеда, который всегда у  нее проходил в  компании с  начальством, горделиво объявила: Светлана Васильевна примет участие в городском конкурсе «Женщина-руководитель года». Кому  же, как не  ей, это всем понятно .

Да,  строга. Да,  и  отбелит и  отчернит мама не  горюй. А  кто сказал, что легко руководить сотней человек? Все ради выполнения-перевыполнения .

Алена понимала. Можно иметь миллион претензий, но учреждение работало как часы. Никаких перекуров. Никаких чаепитий. Всё по звонку .

Но и обед по звонку, и окончание трудового дня тоже. Никто не задерживался после работы, никто не выходил в субботу-воскресенье. Это ли

ПЕНСИЯ ДЛЯ ЦАРИЦЫ

–  –  –

ПЕНСИЯ ДЛЯ ЦАРИЦЫ

ние огромное, и все сама, все сама! Небось, парикмахерша стрижет кого надо бесплатно, вот и выиграла. Коррупция одна кругом! А так-то куда ей с Моисеевой тягаться?

— Но та-то хоть сама все сделала, — неожиданно раскрыла рот обычно помалкивающая Ольга. — А Светлана Васильевна — что? Сама статистику придумала? Сама зарплату всем платит? И без нее управление бы работало. Смена начальников — дело обычное, от этого еще ни одно учреждение не закрылось .

Алена с  удивлением посмотрела на  Ольгу: смелое высказывание, она бы так не рискнула. Хотя… сама часто ляпнет, а потом только соображает, стоило ли .

— Разве что сама в начальницы выбилась, — закончила свою мысль

ВЛАДИСЛАВА ВАСИЛЬЕВА

Ольга .

— Да и то, честно сказать, не сама! — неожиданно перешла на шепот Валерия Николаевна. Видимо, информация распирала ее изнутри. — Если б не Владимир Иванович, кто б ее начальником-то сделал?

— А что Владимир Иванович?

— Как это — что? Муж-хирург, да еще начальник отделения — это не  шутки, милая моя! Он там с  кем надо переговорил, ее и  взяли. И  то Краевский, говорят, против был, не хотел ее брать. На него из Белого дома надавили. Она его до сих пор боится как огня. Ох, не любит он ее!

— Кого боится? Краевского?

— А кого ж? Трясется прямо вся. Думаешь, почему она сиднем сидит в своем кабинете? Другие-то без конца в область мотаются — к Краевскому на прием, а эта нас только гоняет. Еще как бои-и-ится!

Ольга с Аленой переглянулись. Краевский был всесильным начальником областной службы статистики, его стоило бояться .

Позже Алена увидит этот страх собственными глазами .

Новый год принес всякое. Валерия Николаевна пришла с зимних каникул с рассказами о бесконечных праздничных визитах к нужным людям .

Алена, напротив, почти не выходила, только по вечерам — немного развеяться. Сын пропадал где-то по своим подростковым делам, прибегая разве что к обеду, и Алена с мужем наслаждались десятью днями беззаботного счастья. Татьяна одиннадцатого января вышла на работу из декретного отпуска. Ольгу перевели в отдел, где бумажной работы было столько, что статистические дела приходилось таскать домой сумками, чтобы все успевать. Это, с одной стороны, запрещалось (персональные данные и все такое), с другой — поощрялось как признак самоотверженности сотрудников. Зато там, куда Ольгу перевели, оказалось много веселой молодежи, и ей уже не надо было сидеть в окружении тетушек, осуждающих ее за личную жизнь… А в феврале Ольга погибла .

В первый понедельник месяца она не вышла на работу. Валерия Николаевна пыталась с  ней связаться, потом набрала номер Олиной мамы .

Та побежала проверять дочкину квартиру, и уже через час в управлении статистики раздался звонок следователя .

— Светлана Васильевна! Оля задохнулась!  — ворвалась в  кабинет начальницы Валерия Николаевна, как раз когда Алена была там. — Ваш,

ПЕНСИЯ ДЛЯ ЦАРИЦЫ

–  –  –

Руки задрожали. Оля писала стихи? Оля предсказала свою судьбу вот этим круглым, детским почерком? «Боже, боже, мне страшно, не хочу бояться одна!» И Алена понеслась в кабинет Светланы Васильевны — показать стихотворение еще одному поэту .

— Смотрите, — только и смогла сказать она. — Олино!

Светлана Васильевна пробежала глазами строки и пожала плечами:

— Рифмованная проза, тут нет поэзии .

— Но…

Светлана Васильевна раздраженно нахмурилась:

ВЛАДИСЛАВА ВАСИЛЬЕВА

— Слабое стихотворение, не о чем говорить. Вы отчет подготовили?

Алена кивнула и молча вышла из кабинета. Стихи мертвой девочки о любви и о собственной смерти. И единственное, о чем говорит эта женщина, — слабые стихи или сильные… У нее нет сердца?

Ежедневник Алена выкинула, он жег ей руки. Да  и  кому отдать?

Матери? Слишком жестоко. Мать пришла в управление с серым неподвижным лицом, написала заявление на  материальную помощь «в связи со  смертью сотрудника». На  следующий день, вернувшись с  обеда, Валерия Николаевна заявила, что мать «хапнула» денег. Понятно было, чье мнение озвучено .

Алену понесло:

— Хапнула?! У вас же у обеих дочери! Не хотите «хапнуть»? Нет?

— Светлана Васильевна сказала, что непозволительно Олиной матери так отзываться об управлении статистики!

Алена только за голову схватилась .

— Зря ты, — утешала ее Татьяна. — Зачем ты?

— Не могла не сказать им!

— Кому?

Татьяна права. Кому она это говорит? Зачем? Что изменится?

Алена замолчала .

Вскоре в  управление приехал Краевский. О  визите предупредили буквально за  час. Глава областной статистики был немного пьян, благодушен и сопровождал московского гостя из числа высокого юридического начальства. Алену вызвали в кабинет. То, что она там увидела… лучше бы ей не видеть этого никогда. Не простят ей этого, поняла она сразу. Так, в общем, и получилось .

Когда она вошла, Краевский и  московский начальник юридической службы сидели перед Моисеевой на  стульях для посетителей. Стол перед ними пугал пустотой. У Краевского было немного растерянное, смущенное лицо, московский гость наливался раздражением. Как поняла Алена, он рассчитывал на более радушный прием. Или хотя бы на проявление уважения .

— Так вот, если вам интересно мое мнение…  — продолжал гость какой-то разговор, начатый без Алены .

* Стихи Елены Киселевой. — Прим. автора .

— Мне? Я ничего не спрашивала! — Лицо Моисеевой было как раз таким, какие в русской классической литературе принято называть «опроПЕНСИЯ ДЛЯ ЦАРИЦЫ

–  –  –

ПЕНСИЯ ДЛЯ ЦАРИЦЫ

ница запиралась на  три дня с  Валерией Николаевной в  своем кабинете и отделяла черных козлищ от белых и пушистых овечек. Черных выходило большинство, и вопрос был только в том, кому дать мало, а кому еще меньше. Решение принималось трудно, иногда главный бухгалтер просто умоляла Светлану Васильевну поторопиться, чтобы не нарушить, не дай бог, сроки выплаты заработной платы .

Потом вдруг выяснилось, что коллектив наводнен предателями, играющими «на другой стороне» (спрашивать, на  какой и  что значит «играющих», — нельзя). И полностью некомпетентными людьми, за которыми приходится все проверять. В отделах начались перестановки. Начальников и замов меняли местами каждую неделю. Процедура этих перестановок наВЛАДИСЛАВА ВАСИЛЬЕВА поминала процедуру срывания погон перед строем. «Вы абсолютно некомпетентны. Никчемны. Не справляетесь. Вы не годитесь даже в специалисты. Мы не увольняем вас только из жалости. Даем вам самый последний шанс» .

Алену, после сцены с московским гостем, начальница просто видеть не могла — закатывала или отводила глаза. Потом передала через Валерию Николаевну, что в кабинет к ней заходить не надо. Надо передавать все бумаги на подпись через секретаря. Вот так .

Смотреть на  все это Алене было страшно и  жалко, как на  приступ эпилепсии в людном месте. Как на сбывшуюся страшную сказку. Чем помочь впавшей в  немилость у  Золотой Рыбки старухе? Еще так недавно была она царицей, карающей и милующей собственной рукою. Хор славословящих в те времена звучал громко, а наказанные молча отползали кудато в небытие, за пределами управления след их терялся. Еще вчера свет окончательной истины исходил от каждого тихо сказанного слова Светланы Васильевны. Сотрудники слушали не критику, а благодушные наставления о том, как наладить семейную жизнь, как воспитывать детей, получали рецепты вкусных пирогов. Горячо благодарили, и все было мирно. И вдруг все кончилось. Страх и боль расходились волнами от кабинета номер один к  самым дальним уголкам управления. Как радиоактивная пыль, агония этой карьеры оседала на лицах, документах, разносилась на подошвах сотрудников по городу .

— Что она так паникует, я не понимаю? — спрашивала Алена у Валерии Николаевны. — Ну уйдет на пенсию, так хоть этой муки не будет .

Она же поэт. В газету пойдет статьи писать или на телевидение. Дома-то не  засидится! С  редактором наверняка дружит. Сколько в  СМИ статей понаписала про статистику!

— Куда там она пойдет! — устало махала рукой Валерия Николаевна. — Она же со всеми расплевалась в городе — все же «дураки», кроме нее-то! Никто ее никуда не возьмет, господи ты боже мой. Кому оно надо, счастьюшко такое?

— Да ладно! Она всю жизнь тут прожила, с кем-то же она дружит… — Ни с кем. «Я не знаю город, город не знает меня», — вот так она всегда говорит. Уеду, говорит, отсюда. Да и не местная она, после института к нам приехала .

Лет тридцать или сорок назад, прикинула Алена, и ни с кем не дружит .

ПЕНСИЯ ДЛЯ ЦАРИЦЫ

–  –  –

Алена так и села. С фотографии на нее смотрела молодая, хорошенькая, как кукла, женщина с  приветливой улыбкой. Алена узнала ее, приходилось сталкиваться. Девушка, написавшая это стихотворение, действительно была милой, работала и в газете, и на телевидении, и везде ее любили. Бывают такие счастливые характеры. Выходит, Светлана Васильевна знала, что это не Олино стихотворение, и знала чье? И не сказала… Как все сложно у поэтов .

Сотрудники увольнялись. Кто мог — уходил в декрет. Рожать вдруг решили все, невзирая на возраст.

Когда одна из сотрудниц, старше Алены на несколько лет, объявила, что ложится на сохранение и раньше, чем через три года, ждать ее не следует, Валерия Николаевна фыркнула вслед закрывшейся двери:

— Лишь бы не работать. Ей лет-то сколько? Вот увидите, родит дауна и в детский дом сдаст!

Валерия Николаевна вообще сейчас могла позволить себе все, любое высказывание. Настало ее время. Сотрудники были поделены на преданных и прочих. А Валерия Николаевна превратилась в заботливую мать для начальницы, знала это и с удовольствием брала на себя эту роль. Чего бы ни захотелось ее большому ребенку, Валерия Николаевна умудрялась это обеспечить. «Выговор кому объявить? Сделаем. Помидоров на зиму закатать? Легко. Справка нужна? Водителя пошлем. Не переживайте, скушайте блинок, сама пекла, вку-у-усненький…»

Потом, наконец, пришло известие, что Моисеевой разрешили доработать до конца года, имея в виду получение годовой премии .

С этого момента Светлана Васильевна перестала интересоваться делами статистики. Часто запиралась в кабинете, на входящих реагировала недовольной гримасой. Г лавное, что требовалось теперь от сотрудников, — не расстраивать и не напрягать. Низкие показатели расстраивают, а проблемы напрягают, инструктировала коллег Валерия Николаевна. Идите и решите все сами, потом доложите. А лучше бы и вовсе не беспокоили .

И коллектив осиротел. Не было больше строгой, твердой руки, устанавливающей правила. Некому наказать, некому и погладить. Куда пойти пожаловаться на «плохих» коллег? У кого попросить премию? Помаялись сотрудники, погрустили, да и стали сами себе начальниками. Каждый теперь мог зайти в соседний кабинет со словами: «Плохо. Это не работа! Вы некомпетентны». Впрочем, и ответить в соседнем кабинете теперь могли тем же .

Алена все отдала бы за возможность сидеть и по-прежнему решать свои юридические задачки… И в конце концов, хоть и с сожалением, она сняла трубку и вновь набрала номер друга Сашки .

Через год Светлана Васильевна жила в одном из курортных районов соседней области, в новом доме, купленном на ту самую годовую премию, и писала стихи. Об одиночестве .

Валерия Николаевна приобрела нового начальника и так же легко нашла к нему подход. Ее жизненная стратегия работала безупречно .

Татьяна оказалась девушкой с  железным характером: получила от службы статистики все возможные льготы и повышение .

Алена же работала теперь в другом месте — с веселым молодым коллективом. Куда перешла, правда, с некоторой потерей в зарплате и в продолжительности отпуска. Зато ее любимые юридические задачки были совсем новыми и готовых решений пока не имели .

Однажды к ней подошла девушка, работавшая раньше в администрации города, и, захлебываясь от восторга, воскликнула:

— Ой, я же видела на совещаниях вашу Светлану Васильевну! Такая милая, приветливая, всегда улыбалась!

— Да, она у нас душка, — ответила Алена .

ПОЭЗИЯ

–  –  –

«РОДОМ ИЗ УСТЬ-ПОТЁМОК...»

окружает ободом и висит над пропастью образ и подобие детвора картавая бродит в райском садике каин ищет авеля чтоб подуть на ссадины се, творю все новое говорил им отче наш и слова лиловились в речи незаконченной Два стихотворения

СЕРАФИМА САПРЫКИНА

о войне 1 .

воины из-под неволи жгут обманные огни васильки на минном поле синевой пренебрегли спертый воздух арестантский звезды мерно колесят сквозь бесцветное пространство прорывающиеся всё чревато столкновеньем треугольники летят я качаю на коленях чье-то спящее дитя и пою хрестоматийно песнь про баюшки-баю мы живые дезертиры в этом мертвенном бою 2 .

тихонечко лежим мы в нетопленной подклети военного режима опасливые дети отечна немочь пальцев сплетенных в узел строгий зверки, неандертальцы святые недотроги снаружи время вздорно и воздух супостатен господь неиллюзорный лишает благодати но нас никто не тронет не потревожит больше не бойся, золотой мой, не бойся, мой хороший *** верещит воробьиное радио голосов заглушая гам их коротенький праздник свадебный волхвования злой там-там подчиняясь внезапной прихоти я тянусь безотрывно вниз и внутри меня зреет тихая чревоточина, атавизм это дар упраздненной гласности мстит мне пристально и умно и чириканье птиц опасное потешается надо мной *** мы гадали — прогадали врет волчок, как ни крути валерьянковые дали корвалольные пути ужас мой великопостный смерти очный циркуляр костяной натянут остов стонут темные поля

–  –  –

1 .

Аня стоит на остановке, напряженно всматриваясь в поворот, откуда должен появиться трамвай. Конец октября холодный и неприветливый, ветер крутит сухие листья между пыльными шпалами. А сверху нависает серенькое, опухшее от надвигающегося дождя небо. Девушка поминутно ежится, пытаясь плотнее запахнуться в короткое черно-белое пальто. Она забыла дома беретку, длинные волосы путаются и залезают в рот. Промозглый сквозняк продирает сквозь платье до колен и тонкий капрон колготок. И начинающаяся простуда напоминает о себе хлюпающим носом и тяжелой головой .

Дождей сегодня прогноз не обещал, хотя какой смысл ему верить .

Тонкий зонт, клетчатый, как шотландский килт, ненужным отростком болтается на руке, на веревочке. От ливня он не спасет, сильный ветер вывернет и погнет спицы.. .

Аня торопливо роется в сумке, достает телефон — серый «Самсунг» .

Девять процентов зарядки, а до квартиры ехать пятьдесят минут, в другой конец Барнаула .

Леша не отвечает на звонки, игнорирует сообщения в соцсетях. Пора бы уже Ане понять, что он ее бросил, так нет, она все надеется. Как дура .

Блестящие трамвайные рельсы начинают темнеть от моросящего дождя. Небо гаснет, словно наверху вырубили электричество. Туфли на высокой платформе не спасают от сырости, Аня прячется под фанерную крышу остановки, брезгливо выискивая место посуше на сквозной деревянной скамье .

Она залетела. Это выяснилось пару недель назад. Все как в дешевой мелодраме с непродуманными диалогами. Позвонила Леше и надиктовала новость на автоответчик. Леша перезвонил два часа спустя и попросил о встрече. Здесь, возле пятой горбольницы, в маленьком скверике. Прибежал на пять минут и сказал Ане делать аборт .

И все. Он поднялся со скамейки и ушел, а она поплелась к остановке .

На полдороге ее скрутило, она отбежала в кусты, там ее вырвало. Сейчас она стоит одна и ждет трамвая. Внизу, в серой пелене дождя, потерялся город, похожий на скелет древнего Левиафана, в котором копошатся тысячи муравьев. Мосты, подвесные опоры и рельсы — это его нервы и сухожилия, многоэтажки — его позвонки и суставы, а льющийся Ане за шиворот ледяной дождь обжигает, как горячая кровь .

ГАДАЛКА

–  –  –

Дом номер девятнадцать оказался обычной девятиэтажкой с выпирающими наружу балконами. В полутемном подъезде Аня не сразу заметила лифт, долго искала восемьдесят пятую квартиру, пока не обнаружила, что ошиблась корпусом: ей был нужен «А», а этот оказался «Б». Спрашивать дорогу у местных она постеснялась и побрела дальше искать. Ей казалось, что встречные смотрят на нее мрачно и неодобрительно. А мужчина с розово-серым питбулем вообще напомнил маньяка из фильма ужасов... Черт, хватит накручивать!

После дождя ноги вязли в грязи по щиколотку, дорога была плохая, изрытая ямами. Наверно, вон тот, абсолютно идентичный дом с таким же темным замызганным подъездом и есть корпус «А». Внутри так воняло кошками, что Анну опять начало тошнить. Дверь в восемьдесят пятую — деревянная, исписанная какими-то каракулями, еле различимая в полутьме.. .

Собравшись с духом, девушка неуверенно постучала .

Дверь открылась практически сразу. Аня нервно сглотнула, ожидая увидеть кого-то в духе «Битвы экстрасенсов» — в наколках и веригах .

На пороге стояла молодая женщина, старше Ани лет на десять или, может, чуть больше. Черноволосая и черноглазая, без особых украшений, во вполне обычном, довольно строгом серо-стальном платье, перехваченном в талии узким черным ремешком .

— Добрый день. Вы на прием? — Голос у колдуньи оказался низким и довольно хриплым .

Ане мешала сосредоточиться разгулявшаяся простуда. Черт, похоже, у нее высокая температура, тело горит.. .

— Да,— сипло ответила она. — Наткнулась на ваше объявление, рискнула зайти.. .

Таисия молча кивнула и указала, где разуться. Аня запихнула в дальний угол изгвазданные туфли, с которых ошметками отваливалась грязь .

Гадалка жила в «однушке», довольно чистой и с малым количеством мебели. В центре комнаты, оклеенной типовыми серыми обоями с желтыми разводами, стояли тахта и стол — сразу и кухонный, и письменный .

Рядом, на комоде, небольшой телевизор, у стены — шкаф с зеркальными дверцами .

— Вы замерзли и ехали издалека. Поставить чайник? — Голос Таисии донесся до Ани как сквозь вату. Голова гудела, словно внутри кто-то ритмично бил молотком. Тем не менее девушка нашла силы удивиться: сериалы на «ТВ-3» не рассказывали о чаепитиях с колдуньями .

ГАДАЛКА

–  –  –

МАРИЯ СТАРОДУБЦЕВА

лась вперед. Гадалка посмотрела на нее искоса. Карты ложились на оклеенный клеенкой стол с глухим шелестом, обнажая непонятные символы и картинки .

— Вот твое будущее, — медленно заговорила Таисия, осторожно водя пальцами по картам. — Ребенка ты убить не сможешь, решишь рожать и признаешься матери. Будет тяжело, она не сразу примет, но смирится .

Приворот сработает, Леша вернется, но вместе вы не останетесь: ты сама его бросишь. А через три года выпадет тебе встреча, хороший парень будет, только не упусти этот момент .

— Все это сбудется?

— У будущего много вариантов, — усмехнулась гадалка, — но этот по картам наиболее вероятен. Кстати, советую не мешкая идти в аптеку или сразу в больницу — пневмония тебе точно ни к чему. Потом еще придешь — эффект закрепить надо .

На пути к двери Аню шатало от слабости. Наверно, стоило вызвать такси, но телефон разрядился, когда она показывала Таисии Лешины фото .

Ладно, доедет на автобусе. Нет, все же такси... Дойдет до остановки, а там разберется .

— Сколько с меня?

— Сколько сама захочешь отдать .

Девушка нервно покопалась в сумке, вынула кошелек. Она протянула Таисии банкноту, потом, поколебавшись, добавила вторую. И ушла торопливо, не оглядываясь .

Из темного дома на улицу Аня вырвалась, как душа из чистилища .

Настроение поднялось, хотя голова болела ужасно. Даже прохожие уже не смахивали на монстров. Небо немного расчистилось, однако ветер еще усилился. Похоже, ночью будет целая буря. Г лавное теперь — быстрее выйти к остановке по этим закоулкам.. .

3 .

За шесть лет после окончания университета Ольга Зимина, она же гадалка Таисия, успела сменить кучу профессий. Поступая на соцпедагога, особых надежд она не питала и амбиций не имела, просто хотела разобраться в себе. Общаться с книгами и компьютером ей всегда было проще, чем с людьми. Учеба давалась относительно легко, и вообще на первых порах казалось, что жизнь к Ольге расположена... А потом привычный размеренный уклад начал рушиться как карточный домик .

У мамы случился инсульт, а вскоре инсульт разбил и папу. Ольга, едва успев окончить университет, приехала к ним в Заринск. Оставлять родителей одних было нельзя, оставаться в Заринске всем троим — бессмысленно. Нужно было переезжать .

ГАДАЛКА

–  –  –

ГАДАЛКА соропровод. Ведь она точно знала: никаких паранормальных способностей у нее нет. И даже гадать толком она не умела .

Когда они жили в Заринске, тетя иногда рассказывала Ольге жутковатые истории про чертей в бане, призрачную белую лошадь и спускающихся с небес красных стариков. Повзрослев, Зимина окончательно убедилась, что подобные россказни — плод больного воображения, и только .

МАРИЯ СТАРОДУБЦЕВА

Ей самой, даже в бреду, при высоченной температуре, никакие призраки не мерещились. Наоборот, она втайне гордилась своей способностью логически обосновать любое «паранормальное» явление .

Но то, что по объявлению повалил народ, логике не поддавалось .

Раскладывая карты и глядя в стеклянный шар, Ольга еле удерживалась от ироничной улыбки: неужели людей так легко одурачить?

Зимина не умела предсказывать и колдовать, но психологом оказалась неплохим. Люди прежде всего хотели денег, затем шли запросы на счастье в любви и на здоровье. Зная психологию и кое-какие приемы манипуляции, можно за пару минут просчитать человека и примерно назвать его проблемы, почти для всех однотипные .

Так же и с только что ушедшей Анной, которая явно позабыла о временной и почти стершейся, но все же различимой татуировке на запястье:

«Аня + Леша». Остальное додумать несложно, тем более рассказать «будущее»... Половине Ольгиных клиентов была прямая дорога к психиатру, а они зачем-то явились к ней. Странный парадокс: к колдунье пойдут скорее, чем к специалисту .

4 .

Работала она так чуть меньше трех месяцев и наконец начала расплачиваться с многочисленными долгами. Правда, как оказалось, «коллег» у нее в городе полно и делить с ними сферы влияния довольно сложно. Уже несколько раз анонимные звонки сообщали, какую порчу наведут на нее и какие проклятья обрушат, если она не прекратит отнимать чужой хлеб .

Над одним звонком она смеялась до слез. В два часа ночи некто хриплым голосом читал ей в трубку заклинание для защиты от темных сил:

–  –  –

МАРИЯ СТАРОДУБЦЕВА

Ольга растерялась, не зная, куда звонить: в больницу или в полицию .

Скрепя сердце решила промолчать. Все равно она даже имени этой тетки не знает.. .

Чайник вскипел. Ольга покосилась в сторону закутка, где спала мать .

У прежних жильцов там была детская. Всколыхнулась старая горечь: ей стыдно даже думать о том, чтобы кого-то сюда привести. Квартира как зачумлена. Очередной вариант клетки .

В последнее время ее мечтой стал день, когда все это закончится и она освободится от давящего груза. Страшно, когда вроде бы и любишь, и мечтаешь избавиться. Как будто гниешь изнутри. Иногда Ольга даже представляла, как убивает безвольное тело в соседней каморке. И обе они будут свободны... Продумывала действо до мелочей. А потом грустно улыбалась сама себе и шла туда — в сотый раз мыть, кормить, переворачивать.. .

Ольга включила телевизор, свое недавнее приобретение, и погрузилась в просмотр новых серий ментовского боевика «След». Закурила прямо в квартире: «пожарка» отключена, а окно распахнуто настежь. По полу гуляли сквозняки, но ей все равно было жарко и душно. Снаружи полыхало вечернее солнце в кольце темно-синих туч, облетевшие тополя тянулись к небу темно-коричневыми, блестящими на свету ветками, и высокая красная церковь в отдалении сверкала золотыми куполами .

5 .

С утра пятеро относительно обычных клиентов. Стандартный набор:

несчастная любовь, отворот на алкоголь и просьба погадать на суженого. Странная профессия Ольге начинала нравиться, так можно и во вкус войти. И поднять цены, раз уж клиент повалил и удалось отстоять свою нишу в бизнесе .

За окном привычно лил дождь. Капли уныло ползли по стеклопакету, падая вниз, в скользкую траву. Чуть дальше шла дорога из города в сторону ее родного Заринска .

Снаружи — панорама типовых домов примерно одной высоты и целый лес перекошенных антенн, тарелок почти не видно. На фоне серого неба антенны кажутся мачтами и такелажем разбившихся в шторм кораблей, прибитых течением к берегу — ее дому. Так же, как ее клиенты .

К обеду поток усилился. Вести о новой, уж точно настоящей, гадалке разлетелись по району как горячие пирожки. Правильно, тут же рядом городская психушка — неудивительно, что услуги Таисии в тренде: кругом сплошные потенциальные, а может, и реальные психи. И какие-то глупцы по телику рассуждают о человеколюбии? Нет, если любить, так только кофе!

ГАДАЛКА

–  –  –

МАРИЯ СТАРОДУБЦЕВА

— В полдень закройте двери и окна. Фото ведьмы и полено положите на стол. Поставьте перед ними небольшое зеркало. Зажгите церковную свечу. Прочтите молитву «Отче наш» трижды. После нужно четко и уверенно произнести формулу: «Беды и несчастья, злые дни ненастья в зазеркалье собираю, ведьме снова отправляю. Лаской солнца ей не наслаждаться, миром ясным не любоваться. Что мне дала — себе возьми, свой черный дар обратно прими. Аминь!» Полено отнесите во двор и бросьте на кучу мусора. Фото порвите на мелкие кусочки. Зеркало закрепите так, чтобы в нем отражалась улица за окном. Можно приклеить его к внешней стене дома .

— Сработает?

— Естественно! В адовом огне гореть будет ваша сестра в ином мире .

А для Егора подготовьте пятьсот грамм соли, высыпьте ее в ванну с теплой водой, опустите мальчика в эту воду и постарайтесь максимально его расслабить. Не кричите на него и не пугайте. Соль будет вытягивать из его тела всю накопленную негативную энергию. Пусть лежит в воде пятнадцать-двадцать минут, представляя мысленно, как все лишнее и ненужное уходит из него, растворяется в воде. И для закрепления эффекта все же стоит сводить его к психотерапевту и невропатологу, пусть посмотрят. Не всегда врачи служат Тьме, есть и там наши сторонники. Верьте и мужайтесь!

— Господи, спасибо тебе! — Тетка заливается слезами и едва ли не облизывает гадалке руку. Голосит так, что соседи, наверно, опять придут ругаться и грозить полицией. Вытаскивает кошелек и отстегивает десять тысяч чистоганом!

Гадалка еле сдерживается, чтобы не присвистнуть от изумления. Ладно, пацан, порчу не снимем, так хоть нервы успокоишь маленько. Каково тебе с такой истеричной родительницей?

Восемнадцать тысяч за день, жизнь удалась!

И ведь чокнутая фанатичка реально пойдет искать осиновые дрова, лишь бы помочь сыночку. И всерьез верит в козни покойной сестры .

Каждый считает себя хорошим, а остальных плохими, вот в чем сложность жизни .

6 .

Все классно, но холод в квартире — точно непорядок. У мамы в комнатенке — как в тундре. А сегодня надо ее мыть: волосы уже совсем засалились и одними влажными салфетками не обойдешься .

Кое-как Ольга перетаскивает койку матери в большую комнату — там потеплее. Закрывает наглухо двери. Пододвигает неподвижное тело к краю кровати, чтобы волосы свисали вниз. Под них на табуретку ставит тазик с водой — ополоснуть голову. Потом влажными тряпочками долго ГАДАЛКА

–  –  –

7 .

МАРИЯ СТАРОДУБЦЕВА

Ольге не спалось. Она ворочалась, куталась в одеяло и пледы, накрывалась подушкой, пытаясь заставить себя заснуть. Но попытки успехом не увенчались. Еще и пьяная компания под окном горланила под музыку, а за полночь заорала сигнализация на стоянке автомобилей неподалеку .

Пришлось перевернуться на спину и просто лежать неподвижно .

Ведь лучший способ заснуть — это вообще не думать о сне, а размышлять о всякой ерунде. Ольге обычно помогала прокрутка одного бесконечного сюжета про погони, перестрелки и тяжелые ранения. Она частенько засыпала под такие мысли... Нет, сегодня не срабатывает .

Резкий стук в дверь .

В соседней комнатке вздохнула мама .

Ольга вперила в темноту усталый взгляд, потом, ворча под нос что-то невразумительное, принялась отыскивать халат и тапочки .

Ну, если это клиенты притащились в три часа ночи, она их как липки обдерет!

— Кто там?

— Полиция. Откройте немедленно!

Ольга открыла. В квартиру впотьмах ввалились сразу трое. Дрожащей рукой она включила свет:

— Что происходит?

— Гражданка Зимина Ольга Георгиевна?

— Да .

— Старший лейтенант полиции Бауэр. — С ней разговаривал светловолосый человек в форме, лет на пять ее старше. — Поступил сигнал о пропаже девушки. По нашим данным, вы последняя, кто ее видел. — Он сунул Ольге под нос фотографию. — Поскольку дело срочное, мы не можем вызвать вас в отдел полиции для взятия объяснения .

Девушка на фотографии казалась смутно знакомой. Ну да, это та, что просила вернуть ей парня приворотом. Еще носом шмыгала постоянно .

— Вы знаете эту девушку?

— Да. Два дня назад она приходила ко мне на сеанс. Кажется, ее зовут Аня.. .

— Анна Крылова. О ее пропаже сообщила подруга, они вместе снимали квартиру. На звонки Крылова не отвечает. Соседка вспомнила, что, когда они в последний раз виделись, та смотрела в соцсетях координаты кого-то из гадалок Барнаула, полезла в ноутбук Крыловой и там нашла открытой вашу страничку .

Ольга вкратце рассказала, что было на сеансе .

— Я попыталась ее успокоить и отправить в больницу. Но куда она пошла потом, понятия не имею .

— Она ничего не оставляла? Какие-то вещи?

— Так, я вчера мыла мать, она лежачая... — бормочет Ольга. — Потом ГАДАЛКА

–  –  –

МАРИЯ СТАРОДУБЦЕВА

шарлатанов, дружно идущих к черту. Упомянули и о ней — «лжецелительнице и прислужнице дьявола». Все, завтра она идет в суд, хватит с нее магических разборок.. .

И опять трещит телефон!

— Да кто мне звонит все время?! — рычит Ольга в трубку. — Отвечайте немедленно, или я заявлю в полицию! Кто вы?

Только шорох, похожий на неразборчивый шепот .

Ночью Ольга проснулась от хрипов мамы, побежала к ней. Та стонала и плакала, пыталась вертеть головой .

— Мам, что случилось?!

— Где... Ваня?

— Какой, к черту, Ваня?!

— Аня-я-я! — завыла старуха, широко раззявив рот .

Сам собой включился свет в кухонном блоке, потом в комнате. Лампа в плафоне мигала, шипела и искрилась. Пока Ольга соображала, как вызвать электриков, свет потух. Потом включился вновь. Отходить от маминой кровати она побоялась, сидела рядом скрючившись и закрыв глаза .

От двери потянуло холодом и знакомой мерзкой, гнилой вонью .

— Кто здесь?! — заорала Ольга. — Что вам нужно?!

Минуты на две повисла тишина .

Зимина осмелилась открыть глаза и поднять голову .

Прямо перед ней стояла девушка — пропавшая Анна Крылова. Бледная, в забрызганном дождем пальто. С виду обычный человек, ничем не примечательный. Вот только быть ее здесь никак не могло!

— Найди меня, — проговорила девушка. Ольга услышала ее голос приглушенно, издалека. — Я не знаю, где нахожусь.. .

Гадалка моргнула и в испуге осмотрелась — рядом уже никого не было. Она не могла поверить в то, что с ней происходит. Все это смахивало на дешевый ужастик, да еще и отдающий нафталином. Сейчас уже такой ерунды не снимают, везде спецэффекты. Господи, о чем она думает.. .

У нее нет никаких сверхспособностей, почему этот призрак заявился к ней?!

Утром Зимина отправилась в полицейский участок — узнать о ходе поисков Анны Крыловой. Ей сказали, что она пропавшей девушке никто, поэтому информацию ей не предоставят. Что делать дальше, гадалка не знала. Спустить все на тормозах — как в случае того ребенка с аппендицитом? А если призрак Ани явится снова?

Нет, таких посетителей ей больше не надо! Взвинченная до предела, Ольга, пытаясь успокоиться, расхаживала вперед-назад по комнате, обхватив себя руками за плечи. Впервые за всю ее жизнь привычная реальность таяла на глазах, открывая... Даже думать было страшно, что именно. Все, хватит, больше никакой магии! Черт знает кого можно оттуда вызвать .

Но эта девушка, Аня, просила о помощи... Ольга резко остановилась посреди комнаты. Она не умеет колдовать, что она может сделать?

Стоп, но ведь видела же она призрака? Значит, какие-то способности у нее есть... И что теперь? Если она все-таки в силах помочь — то как?

Гадалка полезла в Интернет. Поисковик выдавал только заговоры на поиски потерянной или украденной вещи. Нет, не пойдет... Как найти пропавшего человека? Если даже ничего не получится, так, может, хоть отпустит этот парализующих страх. Липкий, холодный страх перед чем-то абсолютно неизвестным и невозможным .

Наконец, уже почти отчаявшись, Ольга наткнулась на обряд — «Поиск пропавшего человека посредством магического шара». Стеклянный шар лежал на подоконнике: когда не было сеансов, она им подпирала оконную створку, проветривая комнату .

Гадалка расчистила стол, пристроила шар в центре, следуя указаниям, почерпнутым на форуме доморощенных магов в Сети. Сжала прохладное стекло в руках и, закрыв глаза, сконцентрировалась. Сначала она совсем ничего не чувствовала. Потом ей показалось, что шар потеплел. Ольга открыла глаза и стала всматриваться в стеклянную глубину .

На комоде бормотал телевизор, Зимина не помнила, когда успела его включить. Отвлеклась от бесполезного шара, поискала глазами пульт, чтобы выключить.. .

По «Катуни», местному телеканалу, показывали срочный сюжет .

Вслушавшись, гадалка замерла. Забытый шар, потеряв опору, откатился на край стола .

На экране появились болота за городом, в протоке Оби, на повороте от старого моста. В мутной воде, прикрытая ветками и травой, лежала девушка. Нетрудно было догадаться, что случилось. Скорее всего, ее поймала на улице компания пьяных парней, они развлекались с ней, насиловали, а потом, предварительно избив, выбросили в первую попавшуюся канаву .

Труп обнаружил какой-то водитель .

Лицо мертвой в прямом эфире, конечно, не показали. Мелькнули потемневшие от воды и грязи распущенные светлые волосы. Диктор за кадром говорил, что ведется расследование, требуется опознание... Но у гадалки не было сомнений: это Анна .

ПОЭЗИЯ

–  –  –

***

Хоть какое-то развлечение:

Всей палатой измерить давление .

Вот и скачет предательский пульс .

Невеликое утешение Срифмовать: «умереть боюсь» .

Это бред постнаркозный, месиво Нераспознанных букв, фонем .

Неужели родным не весело, Если стану и здрав, и нем?

Проплыву над родной провинцией, И застынут, махнув рукой Мне, Андрей и Роман, и в принципе, Это все, кто пришли за мной .

*** М. Л .

Жизнь пройдет, и мы не встретимся .

Обернемся, перекрестимся через левое плечо, чтоб горело горячо .

Превращаясь в хрупкий пепел, сбив осадок на душе, человек нелеп и светел, смертью тронутый уже .

Он встречает опечаленно солнца душное отчаянье и бормочет как дурак дольнику кривому в такт:

«Жизнь пройдет, и мы не встретимся, потому что перед сном, вдруг отравимся, застрелимся, все оставив на потом» .

Это нам сейчас не верится, представляется с трудом .

ПРОЗА

–  –  –

Семейный пикник Темно-синяя планета, испещренная полосами архипелагов, возникла на 3D-экране бортового компьютера. Алина, вытянув губы дудочкой, придирчиво выбирала место для посадки .

Тэк-с, на западе бушует ураган. Остров на юго-востоке слишком велик, за две недели его не осмотреть. На севере чересчур холодно. А вон та очаровательная тарелочка с белыми песчаными пляжами и конусовидным возвышением в центре подходит для пикника. В наличии тропический лес, теплое море и загадочная гора, а главное — никакой опасной живности .

Если верить каталогу, разумеется. Важно, чтобы другая парочка не положила глаз на этот микроскопический Эдем. Космос велик, но в последнюю минуту обязательно вынырнет какая-нибудь пижонская космояхта и ошвартуется на том самом островке. Извечный закон подлости .

В № 5 «Сибирских огней» за 2016 г. в рубрике «Клуб “Амальтея”» были опубликованы фантастические рассказы «Подпольщик» Р. Глушкова и «Живая музыка» А. Гравицкого. — Прим. ред .

Алина ввела координаты в борткомпьютер и дала команду на посадку .

Катер развернулся боком к планете и стал снижаться по широкой дуге,

ПРОБЛЕМА КОНТАКТА

входя в атмосферу незнакомого мира .

Идея провести «дикарями» две недели отпуска была просто великолепной. Разумеется, потому, что исходила от Алинки. Леша, этот рыжеволосый великан, моментально робел, стоило молодой жене сурово сдвинуть черные брови. У себя в бюро он выступал в роли капитана, но превращался в юнгу, перешагнув порог собственного дома. Алина еще до начала совместной жизни четко продемонстрировала, кто имеет право стоять на капитанском мостике. Свекровь, прежде игравшая роль старшего помощника, превратилась в простого кока, да и то приходящего. А нечего говорить, что Алина даже космокатером не умеет управлять, не то что семейным бюджетом! Кухня — вот исконный ареал обитания всех свекровей, начиная

ЯРОСЛАВ КУДЛАЧ

с каменного века .

Затем Алинка взялась за окружение Лешика. Очень скоро отсеялись все ненужные и неприятные люди. Особенно поредел женский состав. На Алексея засматривались многие свободные дамы и девушки. Еще бы! Директор финансового отдела госпредприятия «Рус-Киб», известный нейропрограммер, да и внешностью бог не обидел. Алинке пришлось здорово повозиться, чтобы среди друзей женского пола остались только безнадежно замужние дамочки бальзаковского возраста. Больше всего хлопот доставили близнецы из Тамбова — Иришка и Маришка. Эти красавицы за словом в карман не лезли, а главное — действовали слаженно, безо всякой конкуренции. Заметив, что Алексей к Алине относится все серьезнее, они организовали атаку сразу на двух фронтах. Одна охмуряла Лешу, а другая тем временем очерняла Алину в кругу общих знакомых. Время от времени они менялись, что не всегда было заметно ввиду их необычайного сходства .

Одна величала Алину ядовитой гадиной, другая — заразой. Впоследствии сестры объединили усилия и ввели в обиход термин «ядовитая зараза» .

Но Алинка показала им, где раки зимуют. Когда Леша, растерявшийся от количества женского внимания, начал колебаться в выборе, Алина по ходу очередной вечеринки устроила ему тет-а-тет на полутемной кухне. Перед этим пришлось через посредников намекнуть близнецам, что Алексей желает сообщить им нечто важное ровно в полночь на той же кухне. Поэтому, когда туда вломились сестры, они застали обнимавшихся Алинку и Лешу. Не дав интриганкам опомниться, Алина заявила, что они с Лешей собираются пожениться и счастливы объявить об этом всем собравшимся .

Близнецы отчалили несолоно хлебавши, а обалдевший Алексей стал официальным женихом .

Вспомнив свой ловкий маневр, Алинка хищно оскалилась, но, спохватившись, сложила губки бантиком. Надо вести себя сдержанно, даже если тебя никто не видит. Ядовитая зараза, надо же! Она очень умная и красивая. И заслужила любящего мужа с приличной зарплатой. А вы, Иришка и Маришка, езжайте в свой Тамбов, к волкам .

Катер снизился до пятнадцати тысяч метров. Повинуясь борткомпьютеру, выдвинулись несущие плоскости, а гул трансдвигателей сменился ревом планетарных турбин. Еще десять минут, и Алинка будет дышать свежим морским воздухом. Лешик прилетит на фирменном космолете ближе к вечеру, так что времени на подготовку пикника более чем достаточно .

И тут Алина некстати вспомнила свекровь .

— Не умеешь ты водить космокатер, и права у тебя липовые, — говоПРОБЛЕМА КОНТАКТА

–  –  –

ПРОБЛЕМА КОНТАКТА

первичной цели — пляжа, но слегка струхнула. Нет, раз борткомпьютер выключен, лучше не геройствовать. Пикник подождет, Леша не обидится. А пока можно здорово провести время, исследуя таинственный остров .

И пускай каталог утверждает, что животные на планете ростом и свирепостью не превосходят земного кролика. Алина способна найти приключения и в крольчатнике!

Она наскоро напихала в рюкзачок самые необходимые для турпохода вещи: косметичку (вдруг все-таки попадутся люди, а ей синяк нечем припудрить!), пачку тонких сигарет, зажигалку, термос с ледяным чаем и пакетик одноразовых платочков. В карман джинсов сунула универсальный медиаблок. Затем, воровато оглянувшись, прихватила фляжку, наполненЯРОСЛАВ КУДЛАЧ ную первосортным коньяком. Ну держись, чужая флора и фауна, — Алинка идет!

Люк открылся, и бравая исследовательница спрыгнула на густую траву. Тэк-с, что у нас тут интересненького? А ничего. Трава как трава, деревья как деревья. На тропическом острове растительность должна быть пышнее. Особенно хорошо смотрелись бы кокосовые пальмы, а не эти безвкусные хвощи, или как там они называются. Что за глупый лес, ну просто смех, ничего хорошего в нем нет.. .

Алина прищурилась, всматриваясь в остроконечную гору, возвышавшуюся метров на пятьсот. Пожалуй, единственная местная достопримечательность, не считая пляжей. Если забраться на вершину, весь остров будет как на ладони. Алинка убедилась, что ремонтный дрон занят делом, закрыла люк и бодро зашагала прочь .

Невысокая красно-зеленая трава приятно пружинила. Из-под ног выскакивали существа, похожие на крупных насекомых, и уносились, треща крылышками. Высоченные коленчатые деревья росли довольно редко, так что лесом их можно было назвать с большой натяжкой. Тем не менее, когда пять минут спустя Алинка оглянулась, катера она не увидела. А не вернуться ли, подумала она. Но мысль о том, что заблудиться на острове диаметром три километра может лишь топографический имбецил, заставила ее гордо вскинуть голову и продолжить путь .

Еще через десять минут Алина почувствовала, что местное солнышко весьма кусачее. Она решила присесть на поляне, усеянной валунами, и обрызгать лицо противосолнечным наноаэрозолем .

Одна глыба резко выделялась среди прочих странным видом и огромными размерами. Когда Алина приблизилась, мысли об аэрозоле испарились бесследно. Величиной булыжник не уступал грузовому джетмобилю и напоминал аккуратный шестиугольный кекс, покрытый сложным орнаментом. У Алинки захватило дух. Артефакт! Творение рук чужой цивилизации! Надо немедленно взять пробу и сфотографировать. Исследовательница вытащила из косметички щипчики для ногтей и вознамерилась отщипнуть кусочек для химического анализа .

Тогда-то и завертелась карусель настоящих приключений .

Глыба встряхнулась и начала неторопливо вставать из травы, распрямляя длинные могучие ноги. Не веря собственным глазам, Алина смотрела на поднимающееся перед ней гигантское создание. Четыре многосуставчатые конечности подняли на десятиметровую высоту покрытое серым

ПРОБЛЕМА КОНТАКТА

–  –  –

ПРОБЛЕМА КОНТАКТА

Нобелевскую премию. Если удастся вступить с инопланетянами в контакт, то Комиссия галактических связей просто обязана сделать ее командиром контактеров!

Алина даже взвизгнула от восторга. Широко улыбнувшись, она шагнула вперед и подняла обе руки в знак приветствия. Чужаки попятились .

— Здравствуйте! — выкрикнула будущая нобелевская лауреатка. — Мир! Дружба! Жвачка!

Неизвестно, то ли лозунг не понравился инопланетянам, то ли слово «жвачка» вызвало у них темные ассоциации, но один из монстров подхватил контактершу под микитки. Алина завизжала и замолотила кулачками по щупальцам, враз позабыв о мире и дружбе. Чудовище подбросило воЯРОСЛАВ КУДЛАЧ пящую Алинку, и в тот же миг она оказалась внутри прозрачного параллелепипеда метров трех в длину .

— Выпусти меня! — гневно заорала космотуристка, расплющив нос о стенку. — Слышишь, ты, вонючий краб!

Оскорбление было беспочвенным, поскольку от «крабов» ничем особенным не пахло. Чужой не ответил. Он поставил террариум на пульт управления и, казалось, удовлетворенно созерцал результат. Когда Алина готова была сама себя укусить от бессильной злости, в пилотской рубке появилось еще одно существо. Увидев его, остальные страшилища слегка стушевались. И ведь было от чего. Если четверо «крабов» были великанами, то вошедший оказался великаном из великанов. Обросший колючками и ороговелостями панцирь возносился ввысь на добрых два десятка метров, почти касаясь потолка исполинского помещения. Могучие руки-актинии мускулисто пульсировали, а суставчатые богомольи ноги величественно попирали сверкающий блестками пол. Алина сообразила, что видит капитана чужого звездолета .

Экипаж послушно отпрянул, когда гигантская фигура приблизилась к пульту управления. Обладатель массивного панциря навис над Алиной, как тираннозавр над овечкой. Но кровавой развязки не последовало, капитан только глянул на нее, если слово «глядеть» применимо к безглазому существу. Его пластинчатый гребень встал торчком, и великан неторопливо удалился. В ту же секунду террариум схватили и понесли .

Судорожно озираясь, Алина видела проносящиеся узоры на стенах, переборки, дыры боковых тоннелей... Короткий подъем, толчок, и террариум с пленницей застыл на полке. Монстр сложил «ирокез», вышел, и дверные губы сомкнулись за ним. Алина осталась одна .

Одна?! Искательница приключений с ужасом озиралась. Помещение, куда угодила жертва межпланетного киднеппинга, было утыкано полками с прозрачными параллелепипедами. На космотуристку пялились десятки глаз — фасетчатых, круглых, удлиненных, светящихся, мигающих и вращающихся. Ни одно из этих существ Алине прежде не встречалось, и все они выглядели не очень приятно, особенно полосатое и волосатое создание, сидевшее в соседней клетке. Его четыре глаза на стебельках внимательно изучали перепуганную землянку, а торчавшие из шерсти колючки с зазубринами хищно шевелились. Встретившись взглядом с четырехглазым страшилой, Алина почувствовала, что нуждается в подкреплении сил. Трясущейся рукой она достала фляжку и разом выхлебала половину. Смахнув

ПРОБЛЕМА КОНТАКТА

–  –  –

ПРОБЛЕМА КОНТАКТА

жит капитану. По сравнению с подчиненными он разговаривает глубоким басом. И сигналы гораздо мощнее. Сразу видно — капитан. О чем же вы говорите, братья по разуму? Минуточку! Никакие это не серии сигналов!

Это слова и фразы! Алина готова была сама себя расцеловать от восторга .

Ну-ка, УМБ, займись дешифровкой радиокода чужих! А я прикончу коньячок во имя нашего успеха .

Сказано — сделано. Коньяк оказал свое магическое действие, и Алине стало совсем хорошо. Медиаблок объявил, что на полную расшифровку языка пришельцев потребуется четыре дня. Альтернативное решение: экспресс-перевод в пределах базового словаря (две тысячи слов и понятий), длительность обработки — четырнадцать минут .

ЯРОСЛАВ КУДЛАЧ

«Ура! Будет контакт, я сказала!»

И Алина торжественно закурила сигарету, развалившись в террариуме, как мафиозный босс в кожаном кресле. Великая контактерша, а не ядовитая зараза, вот так! И она весело показала язык лохматому зверю в соседней клетке .

Дым стал просачиваться наружу. Обитатели зверинца недовольно зашевелились. Полосатый мохнач втянул колючки и надулся. Но бравую контактершу уже ничто не могло смутить. Ерзая от нетерпения, она следила за растущей кирпичной башенкой, символизирующей работу программы. Поглощенная картинкой, Алина даже не заметила, что вместе с ней за 3D-экраном пристально наблюдает еще кое-кто. Лишь когда гигантская тень заслонила светящиеся узоры на стенах, она подняла взгляд, ахнула и прижалась к задней стенке. Перед террариумом возник капитан .

«Боже мой, — подумала Алина, — эти громадины передвигаются совершенно бесшумно!»

Чужак расставил ноги и присел, будто бы опустился на корточки .

Трясущейся рукой Алина поднесла к губам сигарету и крепко затянулась .

На это пришелец отреагировал следующим образом: панцирь раздвинулся и выпустил нечто вроде покрытого родинками шара на мясистом стебле .

Пластинчатый гребень встал торчком, и Алина почувствовала во всем теле неприятное покалывание .

«Караул! Они начали эксперименты! Я не белая крыса, я представитель человечества! Помогите!»

Алинка заметалась по террариуму и швырнула окурком в противный шар с висюльками. Брызнули искры, окурок разбился о стенку. Капитан отшатнулся, не ожидав, видимо, такой агрессивности от маленького зверька. Шар скрылся, инопланетянин выпрямился, схватил клетку с космотуристкой и вышел .

«Мама! Куда он меня тащит? Не надо!»

Алина завопила и застучала ладонями по стенке, но существо не отреагировало. Распахнулись губы входного люка, и яркое солнце ослепило путешественницу, привыкшую к полутьме чужого звездолета. Капитан семимильными шагами удалялся от корабля, пока не вышел на ту самую полянку, усеянную валунами. Затем террариум перевернулся и Алину вытряхнули, словно таракана из ботинка. «Благоухая» табаком и коньячными парами, она плашмя растянулась на траве. Рядом шлепнулись рюкзак и все еще работавший УМБ, а пустая фляжка пребольно стукнула Алину по

ПРОБЛЕМА КОНТАКТА

–  –  –

ПРОБЛЕМА КОНТАКТА

Сигнал общего сбора вытряхнул из постелей все население Европы .

Неудивительно, поскольку население составляло лишь двадцать семь человек. В сигнале тоже не было ничего особенного, директор постоянно устраивал проверки бдительности в самое неподходящее время. Но на этот раз, едва всклокоченные ученые высыпали в коридор и, словно стадо строптивых гну, помчались, согласно инструкции, в кают-компанию, по всей станции выключилось освещение.

Раздались стук падения полуголых тел, треск столкнувшихся лбов и возмущенные вопли на русском:

— Какая падла свет вырубила?

— Сукины близнецы шутят, зуб даю!

Реплики американских коллег были более лаконичны, но столь же

ЯРОСЛАВ КУДЛАЧ

эмоциональны .

Включилось аварийное освещение. В тусклом оранжевом свете полуодетые люди казались злыми демонами, сошедшими со старинных картин .

Впрочем, злыми они, действительно, были, но отнюдь не бестелесными, о чем свидетельствовали ушибы, полученные в битве за право войти в кают-компанию. Протиснувшись в узкую дверь, жители Европы вопросительно уставились на полковника биологической службы и по совместительству директора европеанской исследовательской станции Николая Давиташвили .

Маленький лысый полковник был очень серьезен. Толстые пальцы дрожали, когда Николай Вахтангович одергивал рукава мундира. Сам факт, что начальник успел одеться по всей форме, внушал сильнейшее беспокойство. Разговорчики моментально стихли .

Пересчитав людей, Давиташвили объявил:

— Коллеги! Друзья! У нас серьезное ЧП. Роберт Митчелл и Сергей Гвоздев заперты в аппаратной. Неизвестно, заперты или заперлись, но дверь блокирована. Связаться с ними мы не можем. Электроника отключилась, их личные УМБ не отвечают. Они отрезаны от вентиляции и отопления. Система безопасности перекрыла весь отсек. Через три часа начнет сказываться отравление углекислотой, через четыре часа температура в отсеке упадет ниже точки замерзания. Но главное, мы понятия не имеем, что случилось. Так что слушайте и запоминайте свои задания! Ким! Миссис Коллинз! Займитесь энергообеспечением! Джордж и Мартин! Харрингтоны! Инструменты в зубы, бегом к аппаратной! Посмотрим, можно ли отпереть дверь. Симмонс и Воробьев! В шлюзовую камеру! Грузитесь в батискаф и попробуйте рассмотреть снаружи, что там у них, черт побери, творится! А мы с Гуревичем постараемся наладить связь. Остальные по местам и готовьтесь к эвакуации. На всякий случай. Выполнять!

Кают-компания опустела .

Исследовательская станция представляла собой бронированное полушарие радиусом семьдесят два метра, прилепившееся к ледяному небу колоссального океана. Никакого сходства местного льда с бело-голубыми айсбергами Земли не наблюдалось. Снизу поверхность ледяного поля Европы смахивала на обросшее слоем бактерий и органических отложений дно грязного пруда, только над головой. Впрочем, чтобы увидеть это неаппетитное зрелище, приходилось включать прожекторы, потому что солнечный свет не проникал в океан Европы в течение сотен миллионов лет. Но

ПРОБЛЕМА КОНТАКТА

–  –  –

ПРОБЛЕМА КОНТАКТА

Гвоздев неожиданно объявил за обедом, что они вторглись в местный Эдем в роли змея-искусителя, все приняли это за шутку. Улыбались все, кроме

Сергея, который загадочно произнес:

— Как Господь изгнал Адама и Еву из рая, так и мы будем изгнаны из Эдема сего .

Эта фраза осталась незамеченной. Но когда генетик Роберт Митчелл начал претворять в жизнь свой проект, Сергей встал на дыбы. Роберт сформулировал цель работы следующим образом: скрещивание земных живых существ с европеанскими для будущей адаптации в океане Европы .

А в перспективе — создание Человека европейского. В смысле, европеанского. Земля перенаселена, состояние биосферы — полный швах, ресурсы

ЯРОСЛАВ КУДЛАЧ

исчерпаны, а тут колоссальный океан, кишащий жизнью. Рай для освоения! Только смелее надо быть, и все получится .

Мнения удивленного и даже слегка изумленного начальства разделились. Большинство решило, что идея — чистейшее прожектерство, стоит только вспомнить грандиозное отличие европеанских организмов от земных. Но Митчеллу все же выделили средства и дали помощника — Сергея Гвоздева .

Не прошло и двух дней, как они разругались вдребезги. Гвоздев оказался бешеным противником любого вмешательства в инопланетную биосферу, что само по себе не так уж плохо, только, к сожалению, аргументировал он не доказательно, а больше взывал к чувствам. Когда же выяснилось, что Сергей — глубоко верующий, Роберт налетел на препятствие, сравнимое разве что со стенами Иерихона. Ни уговоры, ни посулы не могли заставить Сергея пересмотреть свою точку зрения. Он все чаще твердил о замысле Всевышнего, цитировал Евангелие и посылал проклятия на головы слуг Сатаны .

Однажды Роберт едва не поймал Гвоздева на саботаже. Тогда общее собрание решило отправить Сергея на Землю, а работы Митчелла заморозить до решения земного научного совета .

Лязгнули запоры, дверь в аппаратную приоткрылась. Пахнуло озоном и горелым пластиком .

— Вот дерьмо! — не выдержали Харрингтоны .

Давиташвили мрачно покосился на близнецов, но ничего не сказал .

Причин для брани было предостаточно .

В аппаратной царил полный разгром. Не только панель с мониторами, но и электронный микроскоп, инкубатор, а главное, ценнейшие генетические секвенаторы превратились в оплавленный мусор. В кресле, уронив голову на приборную доску, неподвижно сидел Роберт Митчелл .

Врач станции Римма Дембицкая бросилась к генетику и проверила пульс .

— Жив! — объявила она. — Но еле дышит. В медбокс, немедленно!

Джордж и Мартин, уложив коллегу на носилки, выбежали вон вместе с врачом.

Давиташвили повернулся к миссис Коллинз:

— Ким, что это значит?

— Не знаю, Николай, — задумчиво отозвалась специалист по энергетике. — Похоже, cработал мощный направленный разряд. Короткое заПРОБЛЕМА КОНТАКТА

–  –  –

ПРОБЛЕМА КОНТАКТА

голове, но его психическое состояние оставляет желать лучшего. Похоже, мы имеем дело с агрессивным религиозным фанатизмом, переходящим в паранойю. Я послал сообщение на Землю, следующий корабль придет через три месяца. До того нам придется обходиться своими средствами .

Скажу еще, что не все так однозначно. Сергей, конечно, не в себе, но он не мог устроить таких разрушений лишь одним электрошокером, пусть даже и мощным. Будем расследовать .

Завтрак закончился в гробовом молчании. Обитатели Европы разошлись по рабочим местам .

К полудню пришел в себя Роберт Митчелл. Дежурная ассистентка необдуманно сообщила об этом по всеобщей связи, вызвав очередное ваЯРОСЛАВ КУДЛАЧ вилонское столпотворение. Но Давиташвили вошел к больному в сопровождении одной Ким Коллинз .

Роберт полулежал на больничной койке, облепленный датчиками. У изголовья стояла врач и, недовольно качая головой, снимала показания приборов. При виде начальства Митчелл нахмурился, словно что-то припоминая .

— Добрый день, Роберт! — Давиташвили присел на край кровати. — Как самочувствие?

— Ничего. — Ответ Роберта прозвучал едва слышно. — Спасибо .

— Простите, что беспокою, но мне кое-что необходимо знать .

Генетик едва заметно кивнул .

— Скажите, это Сергей ударил вас электрошокером? Это он сжег приборы в аппаратной?

Роберт беззвучно пошевелил губами. Потом спросил:

— А вы, собственно, кто?

Потрясенный директор не нашелся с ответом. Он в изумлении смотрел на неподвижное лицо Митчелла .

— С ним сейчас нельзя общаться, — сказала Римма. — Амнезия .

Надеюсь, я смогу с этим справиться, но энцефалограмма скверная .

— Причины? — осведомился полковник .

— Думаю, удар электрическим током .

— Ага! Значит, электрошокер .

— Николай, я уже говорила, что никакой электрошокер не может натворить ничего подобного, — заявила миссис Коллинз .

— А вызвать амнезию может?

— Теоретически может, — сказала врач. — Если выдаст высоковольтный разряд .

— Но шокер Сергея слабый! — запротестовала энергетик. — Он его собрал из всякого хлама. Больше трещит, чем бьет .

— Ничего себе «трещит»! — Полковник машинально потер ногу. — Что же расплавило приборы?

— Сергей говорил об ангеле.. .

— Прекратить мракобесие! — рявкнул директор и снова повернулся к Митчеллу. — Роберт! Понимаю, вам тяжело, но прошу вас, постарайтесь вспомнить хоть что-нибудь!

— Вспомнил! — Роберт вяло улыбнулся. — Я все вспомнил!

— Ну же! — подбодрил его директор .

ПРОБЛЕМА КОНТАКТА

–  –  –

ПРОБЛЕМА КОНТАКТА

Ради здоровой атмосферы в коллективе .

— Это, по-вашему, здоровая атмосфера? — невесело поинтересовался директор и кивком указал сначала на группу русских, а затем на американцев. — Эх вы, исследователи! Бульон по молекулам разбираете, а собственные комплексы победить не в силах. Но вы правы: Сергей должен все рассказать. Билл, Игорь, идемте с нами в изолятор. Вдруг он снова куролесить начнет. А все остальные — дружно марш в кают-компанию!

И скажите спасибо, что я не стану писать рапорт на Землю о недостойном поведении лучших ученых мира!

Полчаса спустя кают-компания была полна, и расселся народ уже вперемешку, без оглядки на раскраску шевронов. Сергей Гвоздев имел вид

ЯРОСЛАВ КУДЛАЧ

триумфатора. Он с достоинством сложил руки на груди, вытянул ноги и смотрел на публику свысока .

Николай Давиташвили похлопал ладонью по столу:

— Коллеги! Прошу тишины! Сегодня мы разбираем небывалый инцидент: нападение одного члена экипажа на другого .

Сергей прошептал что-то насчет ужасного синтаксиса, но развивать тему не стал .

— Признаюсь, что я несколько растерян. С одной стороны, я обязан принять жесткие меры. Однако сложившиеся обстоятельства весьма необычны и требуют особого отношения. Под давлением общественности я вынужден приступить к публичному разбору дела. Как вы знаете, Сергей Гвоздев обвиняется в нанесении телесных повреждений и порче ценного имущества при помощи технических средств. К тому же к упомянутому конфликту примешался нехороший националистически-религиозный душок. Друзья! Все решает Земля, но до прибытия корабля мы обязаны сосуществовать как добрые соседи, а ведь это целых три месяца. Именно поэтому следует как можно серьезнее отнестись к сложившемуся положению .

Поскольку коллега Митчелл пока не в состоянии выступить, предлагаю дать слово Сергею Гвоздеву. Пусть он расскажет, что вчера случилось в аппаратной. Сергей Павлович, будьте добры .

— Дорогие коллеги! — начал эколог. — Прежде чем я перейду к самим событиям, хотелось бы задать простой вопрос: кто из вас верит в Бога?

Собрание зашумело .

— Нет-нет, не формально, я хотел сказать, — продолжил Сергей, — а искренне, из глубины души, от самого сердца?

Давиташвили постучал по столу:

— Сергей Павлович, вера не имеет никакого отношения к случившемуся .

— Вы ошибаетесь, Николай Вахтангович! О, как вы ошибаетесь! Вы не были там! Вы не способны увидеть истинную благодать! А Роберт узрел ангела, и ангел поднялся к нему.. .

— Прекрати! — рявкнул Симмонс. — Роберт валяется в медбоксе!

Тебе бы такого ангела, да по башке!

Сергей улыбнулся:

— А я его тоже видел .

— Ты еще не такое увидишь!. .

— Тихо! — директор поднял руку. — Сергей! Вы можете рассказать,

ПРОБЛЕМА КОНТАКТА

–  –  –

ПРОБЛЕМА КОНТАКТА

— Пожалуй, — согласился Давиташвили. — Сергей Павлович, это правда? Кто вам помогал? Лучше скажите сразу .

— Да никто, говорю вам! — Сергей побагровел. — Склад не запирается! Входи, друг, и бери!

— Только надо знать, что берешь, — подытожил Давиташвили. — Коллеги! Вы все слышали. Предлагаю сообщнику Сергея Гвоздева добровольно признать свою вину и дать показания. Итак?

Он осмотрел кают-компанию. Внезапно раздались удивленные возгласы. Взгляд директора заметался по сидящим в зале, но все смотрели только на него. Многие с раскрытыми ртами. Директор обернулся .

С поникшей головой рядом стояла его помощница по расследованию

ЯРОСЛАВ КУДЛАЧ

энергетик станции Ким Коллинз .

— Вы?! — только и смог сказать потрясенный директор .

— Да, — грустно сказала Ким .

— Но зачем?

— Чтобы положить конец этому генетическому безобразию .

— Браво, — негромко констатировал Воробьев. — Лучше не бывает, дорогие американские друзья!

Нервно хохотнул Симмонс:

— Вот здорово! Спасибо, Ким. Вы просто умница. Америка отблагодарит вас. Ох как отблагодарит!

— Замолчите все! — Кулак директора опустился на столешницу. — Миссис Коллинз! Немедленно объяснитесь!

Ким облизнула губы:

— Когда Сергей требовал прекратить подобные эксперименты, я мысленно соглашалась с ним, но не знала, что можно сделать. Однажды мы разговорились, и я неожиданно для себя разоткровенничалась. Ведь я тоже убеждена, что вторжение в чужой мир не только бессмысленно, но и опасно. Пока мы сидим в нашем пузыре и глядим на инопланетную жизнь сквозь бронированное стекло, ничего особенного случиться не должно .

А Роберт собирался сделать невозможное. Что, если бы ему удалось? Что, если бы получилось соединить несоединимое? Это обрекло бы на верную гибель удивительный неисследованный мир .

Миссис Коллинз посмотрела в иллюминатор, за которым шевелился бульон, и все невольно сделали то же самое .

— Разве мало вам загубленной родной планеты? — страстно продолжила Ким. — Вырубленных лесов, загаженных морей, истребленных животных? Если человек проникнет в чужой океан, все кончится тем же. Мы решили, что Митчелла надо остановить .

— И поэтому вы чуть не убили его, — сурово сказал директор .

— Нет! — воскликнула Ким. — Клянусь! Сергей, скажи!

— Она говорит правду, — сознался Гвоздев. — Мы только хотели испортить секвенаторы и еще что-нибудь ценное. Ким собрала электрошокер, а я думал ночью пробраться в аппаратную. У меня и в мыслях не было причинить вред Роберту .

— Это вы расскажете на судебном процессе. Одного я не могу понять:

зачем понадобились такие сложные комбинации? Не проще ли усилить напряжение, скажем, или еще что-нибудь подобное? Какое-то дурацкое оружие, бессмысленное преступление.. .

ПРОБЛЕМА КОНТАКТА

–  –  –

ЯРОСЛАВ КУДЛАЧ

лове. Внезапно его волосы зашевелились, подобно змеям, и встали дыбом .

На оцепеневших людей глянули огромные черные глаза. По одежде снизу вверх побежали волны голубого света. Все шире раздвигались крылья, все чаще бежали волны, а печальные глаза стали наполняться мерцающим сиянием .

— Бежим! — заорал Воробьев, стряхнув наваждение. — Все вон!

Быстро!

И ринулся к выходу, попутно схватив за руку Ким Коллинз. Директор тоже сорвался с кресла, споткнулся и чуть не упал, но его буквально вынесли в коридор Джордж и Мартин Харрингтоны. В дверях образовалась пробка .

— Я иду к тебе, посланец! — бормотал Гвоздев. — Я верил, я ждал!

Прими же душу мою!

На него налетели Федор Дрынов и Симмонс, схватили под мышки и поволокли прочь. Едва последний член экипажа покинул кают-компанию, послышался короткий жужжащий звук, помещение озарила яркая вспышка, а затем наступила темнота .

— Чертова тварь! — орал Воробьев, прыгая через три ступеньки. — Вот ведь падла, мать его так!

Включилось аварийное освещение. На лестнице показался Симмонс .

— Ты что, рехнулся?! — крикнул он. — Не богохульствуй! Это ангел!

— Какой, к дьяволу, ангел? — остановился ксенозоолог. — Ты что, не понял? Это животное! Долбаный европеанский электрический скат!

Симмонс застыл. Потом нецензурно выругался .

— Вот именно, — торжествующе заявил Игорь .

— Ты что хочешь сделать?

— Шугануть гадину, чтоб дорогу сюда забыла. Давай в батискаф!

Живо!

Кряхтя и задыхаясь, они заняли места в аппарате. Шлюзовая камера стала наполняться водой. Ожил радиопередатчик .

— Воробьев! Симмонс! — проревел директор. — Немедленно вернитесь!

— Не беспокойтесь, Николай Вахтангович! — бодро отозвался ксенозоолог. — Мы сейчас этому зверю устроим баню .

— Кому?

— Ангелу, вестимо. Никакой это не посланец небес, а тварь из глубин Европы!

ПРОБЛЕМА КОНТАКТА

–  –  –

ПРОБЛЕМА КОНТАКТА

складками «хитона», он пытался поймать противника в поле действия разрядников, но маленький батискаф маневрировал быстрее .

— Кормовой, готовьсь!

— Есть готовность!

— Огонь!

Гигантское животное оставило попытки дать отпор неизвестному врагу и начало величественно погружаться в чернильную тьму океана. Волнообразное голубое сияние угасло, «крылья» снова собрались и вытянулись вдоль тела .

Воробьев и Симмонс переглянулись и торжественно стукнулись кулаками. Потом приникли к иллюминаторам и долго смотрели, как исчезает

ЯРОСЛАВ КУДЛАЧ

удивительное существо .

— Знаешь, Билл, — сказал Игорь через несколько секунд, — ты только не смейся. Мне Европа с ее невероятным океаном напоминает готический храм немыслимой величины. А мы — комок плесени на потолке его. Настоящие чудеса внизу. Этот «ангел» — всего лишь одно-единственное животное. Мы даже вообразить не можем, что обитает там, на многокилометровой глубине. Сколько раз локатор видел какие-то чудовищные тени, кочующие острова... Целый мир, полный тайн. Будут ли разгаданы эти тайны?

— Будут, — убежденно сказал Симмонс. — После сегодняшних событий весь коллектив потребует новую технику. Дадут нам особо прочный батискаф, вот тогда.. .

— Что «тогда»? Ты же знаешь, как возятся наши бюрократы. Копуши. Чинуши! А деньги? Кто даст столько «капусты»? Нужны новые разработки, материалы... Пока выделят гранты, пока спроектируют новый батискаф, потом построят, доставят.. .

— М-да... — протянул Билл. — Мы к тому времени на пенсию выйдем .

— Да я не против. Лишь бы кто-то нырнул в эти чернила!

В динамиках послышался голос Давиташвили:

— Ребята, мы все видели и слышали. Потрясающе! Возвращайтесь на станцию. Что касается дальнейшей работы, предлагаю связаться с военными, как американскими, так и российскими. Соблазним их докладом об электрическом оружии «ангела», обрисуем перспективы.. .

— Армия, — с горечью произнес Билл. — Вы хотите превратить «Апис» в военную базу?

— Без нас они шагу не ступят. Придется сотрудничать. Короче, возвращайтесь на «Апис», будем заседать .

Игорь напоследок прильнул к иллюминатору, но во тьме не было видно ни единого лучика света .

«Ангел» неторопливо погружался в глубину черного океана. Перистальтика крыльев закончила работу, весь улов отправился в боковые емкости. Существо двигалось медленно, отяжелев от поглощенной пищи .

Росло давление, падала температура .

Когда «ангел» удалился от «Аписа» на пять километров, его рецепторы почувствовали приближение чего-то огромного, теплого, движущегося .

Несколько мгновений электрические сенсоры ощупывали колоссальный плавучий остров в поисках входа. «Ангел» прижал крылья к телу, втянул складки, ловко сманеврировал и втиснулся в узкую известковую нору, уткнувшись головой в гнездо подзарядки. Тотчас живые щупальца-шланги проникли в тело «ангела», достигли камер, наполненных полупереваренным бульоном, и занялись перекачиванием питательной смеси в систему жизнеобеспечения острова. Множество небольших гладких существ, извиваясь, выбрались из складок хитона и расползлись по лабиринту ходов, которыми плавучий остров был испещрен, словно муравейник. Рейс траулера завершился .

Я-он был прав, плавание к верхней границе оказалось успешным .

Разумеется, следовало сначала обнаружить источник тепла, но я-она умеет вычислять разницу температур на расстоянии четырех перемещений .

Поэтому я-мы и решили направить мягких туда, где возникла тепловая аномалия. Я-оно сомневалось, но логика трех перевесила. Несмотря на то что я-мы такие же зрячие, как и сочетающиеся-в-центре, я-мы имеем право на ошибку. И она не замедлила проявиться. Мягкие наткнулись на агрессивное бронированное существо, извергавшее потоки огня. Я-оно подозревало, что чудовище обитает внутри теплового круга .

Несмотря на атаку неизвестного животного, мягким достался богатый улов. Я-мы уверены, что исследования верхней границы необходимо продолжить, а чтобы предотвратить нападения опасных существ, нужно направить для зачистки команду панцирных. Правда, я-она считает, что нельзя уничтожать неизвестное, но логика трех сработала и тут .

Другое дело, что сочетающиеся-в-центре чрезвычайно медленно реагируют на внешние раздражители. Потребуется семь, а то и восемь колебаний, прежде чем они примут решение. Да и воздействовать на синапсы панцирных — занятие нелегкое, ведь у них на одно колебание приходится две линьки со сменой подкорки. Пожалуй, пройдет не меньше двенадцати колебаний, прежде чем панцирные совместят вибрации с сочетающимися .

А пока я-мы можем только мечтать о невероятных открытиях, ждущих я-нас на верхней границе. Я-оно часто думает об идеях я-его. Океан имеет границы, но я-мы не знаем, что находится там, за пределами нашего мира. И если границу преодолеть, не узрим ли я-мы иной, Великий Океан, бесконечный и великолепный в своем разнообразии? Откроются ли я-нам тайны большого мира? И будут ли разгаданы эти тайны?

ПОЭЗИЯ

–  –  –

ТИшЕ ТЕНИ Перевод с тувинского Инны Принцевой *** Окунувшись в блаженство и свет снегопада, осень тихо почила .

Я затемно встала, грусть шептала мне имя твое в полудреме .

Чисто-чисто на сердце, за окнами, в доме .

За порог побежала — заспешила крылато .

Знала — ждешь, и замерз, и согреть тебя надо .

Хлопья снега лежат на открытых ладонях — чисто-чисто на сердце, за окнами, в доме .

Целовать снегопад на рассвете мне сладко — вместо жарких объятий — снежинок охапка .

Скоро ветер метельный над домом завоет .

Чисто, пусто на сердце, за окнами, в доме .

–  –  –

*** Между нами — пепелище, между нами ветер свищет, что же милостыню просит сердце, словно старый нищий?

Все в большом костре сгорело, что горенью поддавалось, нежность, преданность и жалость в легкий пепел превращались .

На углях багровых пляшет гибкой саламандрой ярость .

Между нами — пепелище, между нами ветер свищет, что же милостыню просит сердце, словно старый нищий?

Гравюра Жаркое .

Горькое .

Черное .

Белое .

Белые вороны .

Черные лебеди .

Смех мой по черному прыгает кружеву, снежные искры под веками кружатся:

время прощаться .

Слезы сгорают — соль остается .

Соль раскаленная яростно жжется:

время прощаться .

–  –  –

Возраст персонажей решающего значения не имеет. Мужчинам может быть 40—60 лет, женщинам — 30—40 .

Обычная, ничем не примечательная комната. Входит мужчина средних лет — Режиссер. Его сопровождает красивая, безупречно одетая женщина — Консультантка .

Консультантка. Прошу сюда. Пожалуйста, проходите .

Режиссер. Здесь и будем репетировать?

Консультантка. Да. Вас что-нибудь не устраивает?

Режиссер. Нет, почему же. Что это за комната?

Консультантка. Нечто вроде студии звукозаписи. Она хороша своей герметичностью. Если закрыть дверь, то ни сюда, ни отсюда не доносятся никакие звуки. Для ваших репетиций это особенно подходит. Никто не будет беспокоить. Вам нравится?

Режиссер (небрежно). Вполне комфортно. Впрочем, мне все равно .

Я могу работать в любых условиях, хоть в бурю на палубе корабля. Но где же так называемые артисты? Ведь репетиция назначена на 22 часа, а уже три минуты одиннадцатого .

Консультантка. Скоро будут .

Режиссер (недовольно). Что значит «скоро»? Они должны быть здесь и готовы ровно в двадцать два. Моя работа не терпит отклонений от графика. После них мне еще предстоит работать всю ночь. Я должен любой ценой все закончить завтра к трем, и это не та премьера, которую можно отложить на другое время .

Консультантка. Успокойтесь, сядьте. Хотите кофе?

Режиссер. Дорогая, я пришел сюда не для того, чтобы пить кофе, а для того, чтобы делать дело. Кстати, а вы кто?

РЕЖИССЕР МАССОВЫХ ЗРЕЛИЩ

Консультантка. Я — консультантка .

Режиссер. Милочка, я не нуждаюсь в консультантах .

Консультантка. Так я и не ваша консультантка .

Режиссер. А чья?

Консультантка. Не ваша. Меня прислали помогать вам в репетиции .

Режиссер. Помогать — мне? Я не нуждаюсь и в помощницах. Знаете ли вы, кто я?

Консультантка. Вы великий режиссер. Все это знают. Но не будете же вы сами наливать себе кофе или искать листки с текстами ролей? Для этого я здесь .

Режиссер. Ну, разве если для этого… Терпеть не могу посторонних на репетиции .

Консультантка. Не беспокойтесь. Я буду лишь ваш ассистент или помреж… Не знаю, как это у вас там в театрах называется .

Режиссер. Ладно, оставайтесь, но ни в коем случае не вмешивайтесь

ВАЛЕНТИН КРАСНОГОРОВ

в мою работу. Иначе я вас просто выставлю .

Консультантка. Хорошо .

Режиссер. Если вы чья-то там консультантка, то, может быть, знаете, почему эта репетиция и вся моя работа должны сохраняться в тайне?

Консультантка. Должно быть, потому, что таково желание заказчика .

Режиссер. Странное желание. Тут что-то не так .

Консультантка. Вам за эту работу заплатят?

Режиссер. Разумеется .

Консультантка. Хорошо заплатят?

Режиссер. Даже очень. По крайней мере, обещали .

Консультантка. Тогда у вас не должно быть вопросов .

Режиссер (нетерпеливо). Но где же эти горе-артисты, черт бы их побрал?

Консультантка. Ну зачем же сразу так резко? Они уважаемые люди, у них высокие звания… Режиссер. Поэтому сразу и надо призвать их к порядку. Как только актер начинает напоминать мне о своих званиях, орденах, наградах и о том, сколько раз его показывали по телевизору, с ним сразу становится невозможно работать. Звезд не терплю. Таких я сразу выгоняю .

Консультантка. Их тоже показывают по телевизору, но я просила их вести себя скромно .

Режиссер. Пусть попробуют вести себя по-другому… Пока я вижу только одно: к завтрашнему числу спектакль должен быть готов, а их нет .

Они хоть знают свои роли?

Консультантка. Обещали выучить .

Режиссер. Если не вызубрили назубок, отправлю назад. У меня нет времени разучивать с ними тексты. Здесь не детский сад .

Консультантка. Я все-таки налью вам кофе .

Режиссер. Да идите вы со своим кофе… Входит Мужчина. Он несколько старше среднего возраста, на нем строгий темный костюм .

Мужчина. Добрый вечер .

РЕЖИССЕР МАССОВЫХ ЗРЕЛИЩ

–  –  –

РЕЖИССЕР МАССОВЫХ ЗРЕЛИЩ

нее. А то вы будете сейчас изображать скорбь, а юбка у вас, извините, едва скрывает то, что обычно в дневное время демонстрировать не принято .

Правда, сейчас уже почти ночь. Да и вообще, есть ли на вас юбка?

Женщина. А вы не видите?

Режиссер. Почти не вижу .

Женщина. А вы всмотритесь .

Режиссер. Боюсь, если я буду всматриваться, то я увижу слишком много .

Женщина. Такое теперь носят .

Режиссер. Ладно, не будем терять время на разговоры. Как говорят в театре, ваш выход. (Пауза. Женщина явно не понимает, что делать.) Ну что вы стоите, как соляной столб?

Женщина. А вы не сказали мне, что делать .

Режиссер. Прежде всего выйти вперед и встать лицом к публике .

(Женщина стоит на месте.) Ну? Какая проблема теперь?

ВАЛЕНТИН КРАСНОГОРОВ

Женщина. Я не знаю, как мне идти .

Режиссер. Вы не умеете ходить? Вас и этому надо учить?

Женщина. Я имела в виду — быстро, энергично или, наоборот, медленно?

Режиссер. Разумеется, медленно. В предлагаемых обстоятельствах надо все делать медленно и печально .

Женщина. А где публика?

Режиссер. Публика — это я. (Женщина выходит в центр сцены и снова молчит.) Дорогая, у вас редкий дар. Я люблю молчаливых женщин, но молчание — не всегда золото. Начните же наконец!

Женщина. Одну минуту… (Быстро семенит к своей сумочке, достает оттуда листки бумаги, разворачивает — и снова «медленно и печально» возвращается в центр сцены.) Режиссер. Это еще что такое?

Женщина (виновато). Роль .

Режиссер (взрываясь). Как? Вы еще не выучили своей роли? Что за дисциплина? Что за порядки? Я отказываюсь с вами работать! Вы и завтра будете говорить по бумажке?

Женщина. А что такого? У нас все говорят по бумажке .

Режиссер. Это у вас. А у меня вы будете говорить без нее, или я вас прямо сейчас сниму с роли. Ваши слова должны рождаться от чувства, а не от шпаргалки .

Мужчина спешно достает из кармана листки и начинает учить роль .

Женщина. Я к завтрему выучу .

Режиссер. И, думаете, я вам поверю? Да и способны ли вы чтонибудь выучить, да еще (передразнивая) к завтрему?

Женщина. Даю слово .

Режиссер. Ну хорошо, читайте пока по бумажке. (Насмешливо.) Читать-то умеете?

Женщина предпочитает не реагировать .

Она находит нужный листок и читает .

РЕЖИССЕР МАССОВЫХ ЗРЕЛИЩ

–  –  –

РЕЖИССЕР МАССОВЫХ ЗРЕЛИЩ

не о приличиях, а только о своем горе, в отчаянии припадает к гробу возлюбленного. Нагота ее прикрыта, как у святой Инессы, одними лишь распущенными волосами… Женщина. У меня волосы не такие длинные, чтобы прикрыть… ну, это… наготу .

Режиссер. Дадим вам парик. Впрочем, ладно, я обдумаю этот вариант позже. А пока начнем сначала. Ну? Не тяните время! Поехали!

Женщина. Дорогой друг!

Режиссер. Не так! Скорби, скорби побольше! Пустите слезу, если сможете!

Женщина. У меня рыдания не получаются. Всегда получаются, а сейчас нет .

Режиссер. Как это не получаются, черт побери? У вас нет воображения, что ли? Ну представьте, например, что вас бросил любовник. Не помните текста, так пока импровизируйте .

ВАЛЕНТИН КРАСНОГОРОВ

Женщина (на секунду задумавшись и резко меняя выражение лица). Сволочь! Мерзавец! Я всегда знала, что ты меня бросишь! Но не волнуйся, плакать не буду. И одна надолго не останусь… Ты еще пожалеешь… Режиссер. Стоп! К кому вы обращаетесь?

Женщина (смущенно). Ну… К любовнику .

Режиссер. Который лежит в гробу?

Женщина. Но он же меня бросил. Не называть же мне его «дорогой друг» .

Режиссер (устало). Он вас не бросил, а оставил. Ради высшей вечной жизни, в которой вы когда-нибудь с ним воссоединитесь. Вот в каких категориях надо строить образ. И надо не кричать «плакать не буду», а, наоборот, плакать горькими слезами. Я чувствую, что мыслями вы все еще на вашей вечеринке. Сядьте, подучите текст и подумайте над ролью .

И попейте кофе, чтобы немножко протрезветь. (Кивая на Консультантку, скромно сидящую в углу.) Девушка вам нальет .

Женщина (опасливо косясь на Консультантку). Да нет, зачем ее беспокоить? Я могу продолжать и так .

Режиссер. Сядьте, вам говорят. А я пока поработаю с другим актером .

(Мужчине.) Прошу .

Мужчина выходит в центр сцены, разворачивает листок с ролью .

Пауза .

Мужчина. Мне тоже изображать скорбь?

Режиссер (иронично). Нет, буйную радость. (Свирепо.) Вы же находитесь у гроба, черт побери! Неужели это надо объяснять?

Мужчина. Понял. (Изображает скорбь.) Дорогой друг!

Режиссер. Стоп! «Дорогой друг» уже был. Нельзя ли для разнообразия начать как-нибудь по-другому? Хотя бы «незабвенный друг»? Разве вы с ней говорите одну и ту же речь?

Мужчина. Извините, я по ошибке взял ее роль. (Берет листок со своей ролью. Пауза.) Скажите, а завтра во время представления я буду

РЕЖИССЕР МАССОВЫХ ЗРЕЛИЩ

–  –  –

РЕЖИССЕР МАССОВЫХ ЗРЕЛИЩ

речь не привлечет, коль не из сердца ваша речь течет». Понятно? Ну!

Поехали!

Мужчина (проникновенно читает по бумажке). Дорогой брат!

Режиссер. Глядите не в бумажку, а в камеру, прямо в камеру!

Мужчина. Но тут же нет камеры .

Режиссер. Здесь, на репетиции, роль камеры буду играть я. А завтра, во время шоу, наоборот, представьте, что камера — это ваш режиссер, ваш лучший друг, и, глядя ей прямо в глаза, то есть прямо в объектив, обращайтесь к ней как к живому человеку. Помните, что таким образом вы будете глядеть в глаза миллионов людей, а они будут глядеть на вас. Ясно? Поехали!

Мужчина (пристально глядя на Режиссера). Дорогой брат!

Режиссер. Стоп! В камеру вы смотрите хорошо, но забыли изобразить скорбь .

Мужчина. Трудно запомнить все сразу — и лицо, и слова, и скорбь .

Я боюсь сбиться .

ВАЛЕНТИН КРАСНОГОРОВ

Режиссер. Черт с ними, со словами. Слова — последнее дело. Не можете запомнить — не надо. В современном театре они не важны, главное — передать эмоцию .

Консультантка. Мне кажется все-таки, что слова тоже важны .

Режиссер (Консультантке). Вас выставить сейчас или подождать, когда вы подадите следующую реплику? (Мужчине.) Продолжайте .

Лицо должно быть грустное, но в то же время просветленное, внушающее энергию и оптимизм. Да, ваш лучший друг безвременно покинул вас, но в душе он всегда останется с вами, память о нем не сотрется, дело его не погибнет, и продолжать его будете именно вы. Итак, начали снова! Рыдания сдавливают вам горло… Мужчина (сдавленно). Дорогой брат!

Режиссер. Что вы там бормочете?

Мужчина. Это рыдания сдавливают мне горло .

Режиссер. Пусть сдавливают, но говорить надо отчетливо .

Мужчина. Все это очень трудно. Как можно изобразить сразу и скорбь, и оптимизм? Не получается .

Режиссер. Не получается, потому что вы не умеете и не хотите работать. Боюсь, я только теряю с вами свое драгоценное время .

Мужчина (неожиданно сухо и высокомерно). Вы забываетесь, уважаемый. Сбавьте, пожалуйста, тон. Да, у нас нет актерского таланта .

Ну и что? Мы и не обязаны его иметь. У нас есть занятия поважнее. Политики не должны быть актерами .

Режиссер. Ошибаетесь. Это актеры не должны быть политиками .

А вот хороший политик должен быть актером. Но так и быть: если я когда-нибудь найду время, то дам вам несколько частных уроков. За хорошие деньги, разумеется. А пока пойдите, потренируйтесь у зеркала и поучите слова .

Мужчина (нервно). Ваша бесцеремонность недопустима, слышите?

Мы вам не какие-нибудь шлюшки из мюзик-холла, или где вы там подвизаетесь, а достойные, уважаемые люди. Ведите себя соответственно .

Режиссер. Запомните: в любом театре режиссер — это всё, а прочие, кто бы они ни были, — никто и ничто, пустое место, вешалки для костюРЕЖИССЕР МАССОВЫХ ЗРЕЛИЩ

–  –  –

РЕЖИССЕР МАССОВЫХ ЗРЕЛИЩ

в мире постановщика массовых зрелищ и не хочу из-за вас ее терять. И я не выпущу вас отсюда, пока вы не произнесете свои речи так, как нужно .

Это, прежде всего, в ваших же интересах. Неужели вы этого не понимаете?

Мужчина. Я только хотел сказать, что мне не нравятся методы, которыми вы ведете репетицию .

Режиссер. Режиссура — это моя профессия, и предоставьте эту работу мне. Если бы всем профессионалам вы дали делать дело так, как они умеют и хотят, наша страна давно была бы другой. А вы во все вмешиваетесь и все портите. (Указывая на Женщину.) Берите пример с вашей коллеги по правительству. Она сидит тихо и не затягивает репетиции бесполезными перепалками. (Женщине.) Ведь вы, кажется, тоже министр, депутат или что-то в этом роде?

Женщина. А что?

Режиссер. Ничего. Ну и чем вы там заправляете?

Женщина. На что могут поставить министром женщину?

ВАЛЕНТИН КРАСНОГОРОВ

Только на то, что у нас считается самым неважным, третьестепенным:

здравоохранение, образование, культуру… Режиссер. И какое же из этих министерств вы возглавляете?

Женщина. Я? (Мучительно вспоминая.) Это… Как его… Кажется, образования… или нет, культуры. Я их вечно путаю. (Мужчине.) Вы не помните, я сейчас министр чего — образования или культуры?

Мужчина (угрюмо). Сельского хозяйства .

Женщина. Верно! А я почему-то думала — культуры .

Мужчина. Культурой вы руководили в прошлой каденции .

Женщина. Почему вы мне раньше не напомнили? А то я вчера на заседании коллегии все время повторяла, что наша главная задача — развивать культуру .

Мужчина. Не страшно. Они, вероятно, решили, что вы призываете их к культуре племенного животноводства .

Консультантка. Извините, что я вмешиваюсь, но репетиция ушла куда-то в сторону. Не пора ли к ней вернуться?

Режиссер. Дорогуша, сразу видно, что вы ничего не понимаете в театре. Все репетиции состоят в основном из ненужных разговоров и ругани. Без конфликта не рождается спектакль. Но я отвлекся неслучайно .

Просто я чувствую, что завтрашнему спектаклю чего-то не хватает .

Какой-то изюминки… Все скучно, обыденно, не зрелищно... Все как у других… Нужно что-то придумать, нужна находка, трюк, фокус, прием .

(Задумывается на мгновение.) Может быть, наш уважаемый премьер прямо в живом эфире изнасилует эту замечательную женщину?

Женщина. Меня?

Режиссер. А кого же еще?

Мужчина. Вы с ума сошли .

Женщина. А что тут такого? Я не против .

Мужчина. Я тоже, но почему обязательно прямо перед камерой?

Режиссер. Чтобы был скандал .

Мужчина. А зачем скандал?

Режиссер. Как зачем? Без скандала не может быть успеха. Кому интересно смотреть на похороны? Это ведь довольно унылое и, в общем,

РЕЖИССЕР МАССОВЫХ ЗРЕЛИЩ

–  –  –

РЕЖИССЕР МАССОВЫХ ЗРЕЛИЩ

этой области .

Консультантка. В другой раз. Сейчас некогда обсуждать рейтинги, скоро уже похороны. Надо работать .

Режиссер. Вы слишком много себе позволяете. Уж не собираетесь ли вы меня поторапливать или указывать мне, как надо ставить спектакли?

Кстати, кого мы хороним? (Звонит мобильный телефон.) У кого, черт возьми, опять звонит телефон? Я же велел всем отключить!

Консультантка. Это звонит ваш телефон .

Режиссер. Да? (Достает телефон.) Верно .

Консультантка. Кстати, а почему вы его не отключили?

Режиссер. Потому что основная моя работа совершается не здесь, а по всему городу, и в ней заняты, как я уже сказал, сотни людей. И, кроме того, я — это я. (В трубку.) Алло! Я же сказал: генеральная репетиция в два часа ночи. Чтобы люди к этому времени были на площади! Организуй доставку, а потом развозку. У тебя для этого есть тридцать автобусов…

ВАЛЕНТИН КРАСНОГОРОВ

Не забудь о микрофонах и цветах… А что с лошадьми? (Выходит, продолжая разговор.) Мужчина. Хвастливый самодовольный индюк. Грубый и бесцеремонный. Воображает, что он — пуп земли .

Женщина. Но свое дело он знает .

Мужчина. Это не извиняет его хамства и не освобождает от вежливости .

Консультантка. Он нервничает: ведь вся ответственность лежит именно на нем .

Мужчина. Я не буду с ним работать. Надо его заменить .

Консультантка. Старая история: артисты хотят заменить режиссера, режиссер — артистов… Оставьте эти разговоры .

Мужчина. Почему? Зачем нам этот диктатор? Разве нет других режиссеров?

Консультантка. Думаете, другие режиссеры лучше? Все они диктаторы. И не только они. Да и поздно уже говорить о заменах и переменах. До церемонии остались считаные часы. Лучше постарайтесь выполнять его указания. Тогда и конфликтов будет меньше .

Входит Режиссер, пряча на ходу телефон .

Режиссер. Продолжаем репетицию. (Женщине.) Вы уже знаете свой текст?

Женщина (неуверенно). Я учила .

Режиссер. Очень хорошо. Чтобы не топтаться на месте, начнем сразу со второго абзаца .

Женщина (подглядывая в текст). Дорогой Александр!

(Режиссеру.) Александр — это кто?

Режиссер. Очевидно, человек, которого вы хороните .

Женщина. Его звали Александр?

Режиссер. Вероятно. Вам лучше знать .

Консультантка (с плохо скрываемым раздражением). Да, его имя Александр. Разве вы не помните?

РЕЖИССЕР МАССОВЫХ ЗРЕЛИЩ

–  –  –

РЕЖИССЕР МАССОВЫХ ЗРЕЛИЩ

Режиссер. А ум и работоспособность вы не берете в расчет?

Мужчина. При чем тут ум? По телевизору он не виден. Знаете старый анекдот: «Кем быть лучше — глупым или лысым? Глупым. Не так заметно…» Поэтому такие бабы и светятся на экране, а работают за них другие .

Режиссер. Все это прекрасно, но что вы хотите от меня? Я занимаюсь не правительством, а репетицией. Выгнать я ее не могу. Она вписана у меня в сценарий. Зрители хотят видеть не только гроб и постные лица, но и модную прическу, талию, ножки и все такое. Это оживит зрелище, будет активно обсуждаться. Кроме того, в сценах похорон нужна этакая плакальщица, она как бы более искренна, более непосредственна, чем мужчина. Считается, что женщиной больше движет чувство, чем разум .

Она сильнее заденет сердца зрителей .

Мужчина (мрачно). Вот и получится, что все будут глазеть только на нее .

–  –  –

Мужчина (жизнерадостно). А вот и наша красавица вернулась!

А мы тебя тут ждем не дождемся .

Женщина. Я знаю. Потому и торопилась .

Режиссер (вполголоса, Мужчине). А вы, оказывается, не такой плохой актер .

Мужчина (жизнерадостно). Ну давайте все втроем и продолжим дружно нашу работу .

Женщина (Мужчине). Вас просит выйти Консультантка. Она хочет с вами поговорить .

Режиссер. Подождет. Нам не до разговоров. Займемся делом .

Мужчина (поспешно). Нет-нет, я пойду… Это ненадолго .

(Выходит.) Женщина. Вы обратили внимание? Он побежал к ней, как послушная собачонка. (Презрительно.) Премьер называется… Режиссер. Действительно, почему вы оба так безропотно сгибаетесь перед какой-то ассистенткой?

Женщина. А вы не догадываетесь?

Режиссер. Я об этом и не задумывался .

Женщина. Я вам советую не задумываться и дальше .

Режиссер. И не собираюсь. Ладно, давайте-ка повторим ваш монолог .

РЕЖИССЕР МАССОВЫХ ЗРЕЛИЩ

–  –  –

РЕЖИССЕР МАССОВЫХ ЗРЕЛИЩ

Режиссер. Вы?!

Женщина. А почему нет?

Режиссер. Мм… Вы женщина — вам труднее будет справиться .

Женщина. Даже в отсталых странах, например в Англии или Индии, женщины возглавляли правительства. А чем я хуже?

Режиссер. Вы считаете, что будете работать лучше, чем он?

Женщина. А зачем работать? Ведь у меня будут те же три заместителя .

Режиссер. Но ведь вы не справлялись даже с культурой .

Женщина. Кто вам сказал, что не справлялась? Еще как справлялась .

Это было очень просто, меня научили: говорить о важности культуры побольше, а денег на нее давать поменьше. Вот и все. А этот, с позволения сказать, премьер даже и говорить не умеет. Знаете, почему я согласилась, чтобы он меня изнасиловал?

Режиссер. Догадываюсь .

ВАЛЕНТИН КРАСНОГОРОВ

Женщина. Нет, не догадываетесь. Во-первых, у него все равно бы не получилось .

Режиссер. Откуда вы знаете?

Женщина (многозначительно). Знаю. Во-вторых, он сразу после этого потерял бы свой пост, а мой рейтинг, наоборот, сразу бы возрос .

И тогда… Кто знает?. .

Режиссер. Вас бы сделали премьером?

Женщина. Ну, может, не сразу… Сначала вице-премьером… Но это был бы шаг вперед. Ну как, договорились?

Режиссер. О чем?

Женщина. Что вы делаете мне паблисити .

Режиссер. Мы ни о чем не договаривались .

Женщина. Напрасно отказываетесь. Я понимаю, в наше время ничто не делается просто так. Помогите мне, а я помогу вам .

Режиссер. Чем вы можете мне помочь? Вот если бы вы руководили культурой, глядишь, вы могли бы еще мне что-то дать… Женщина. Вы считаете, что ваши дурацкие шоу для корпоративов имеют какое-то отношение к культуре?

Режиссер. Имеют или не имеют, а что можно поиметь с сельского хозяйства?

Женщина. А что можно поиметь с культуры? Это же самое бедное министерство .

Режиссер. Ну, например, какой-нибудь театр .

Женщина. Вы же массовик, зачем вам театр? Лучше я пришлю вам табун лошадей .

Режиссер. Куда я их дену?

Женщина. Напрасно отказываетесь. Хорошие скаковые лошади — это хорошие деньги. А не хотите, подарю целую деревню. Вместе с крестьянами .

Режиссер. Что мне с ними делать?

Женщина. Станете помещиком. Умные люди так и делают. Это не хуже, чем быть капиталистом .

Режиссер. Беседа с вами существенно расширяет мои понятия о морали .

РЕЖИССЕР МАССОВЫХ ЗРЕЛИЩ

–  –  –

РЕЖИССЕР МАССОВЫХ ЗРЕЛИЩ

кладывать дело надолго. Она может передумать .

Режиссер. Тогда я прямо сейчас объявлю перерыв, и у нас с вами будет полчаса .

Консультантка. На полчаса не стоит. В таких делах я не люблю торопиться .

Режиссер. Ну хорошо, на час. Хотя, по правде говоря, времени у меня мало. До представления осталось всего ничего, а дел еще выше головы. Но час я могу выделить .

Консультантка. Я же сказала, не стоит. Я уже передумала .

Режиссер (пытаясь ее обнять). Ты меня дразнишь, что ли?

Консультантка. Давайте без «ты» и без рук .

Режиссер. Но вы же сами сказали, что готовы… Консультантка. Я просто пошутила. Или испытывала. Хотела посмотреть, насколько легко вас можно отвлечь от работы, притом очень важной работы .

ВАЛЕНТИН КРАСНОГОРОВ

Режиссер. Я не люблю подобных шуток .

Консультантка. Тогда давайте поговорим серьезно .

Режиссер. Мне не о чем и незачем говорить с вами. Я занят, у меня репетиция .

Консультантка. Вы же обещали выделить мне целый час .

Режиссер. Не для разговоров .

Консультантка. Перестаньте изображать обиженного льва. Давайте лучше выпьем коньячку .

Режиссер (обрадованно). А у вас есть?

Консультантка. Разумеется. Я же конфисковала эту бутылку, помните? Вы третий день готовите грандиозное шоу, устали… Надо снять напряжение. Да и поесть вам, наверное, было некогда. (Ставит на стол закуски, бутылку, рюмки и разливает коньяк.) Режиссер. Немножко расслабиться, действительно, не мешает .

Консультантка (поднимая рюмку). Ну? За успех дела?

Режиссер. За успех! (Пьет и с аппетитом принимается за еду.) Консультантка. Вы специализируетесь только на массовых зрелищах или ставите спектакли и в театрах?

Режиссер. И в театрах тоже. Но редко .

Консультантка. Что-нибудь современное?

Режиссер. Нет, только классику .

Консультантка. Почему? Вы ее очень любите?

Режиссер. Нет, не очень. Но есть другие причины. Например, когда ставишь классику, критики не смогут упрекнуть тебя за плохой выбор пьесы. С автором не надо заключать договор и платить ему деньги. Он не путается под ногами, не дает советов и не лезет со своими замечаниями .

Я могу делать с его пьесой что хочу: сокращать, добавлять, переписывать, и он никогда не пожалуется. Теперь понятно?

Консультантка. И много классиков вы изнасиловали?

Режиссер. Не очень. Я в жизни прочитал всего четыре пьесы. Их и ставлю .

Консультантка. И вам не надоело ставить одно и то же?

Режиссер. Нисколько. Пьесы нужны нам только для того, чтобы

РЕЖИССЕР МАССОВЫХ ЗРЕЛИЩ

–  –  –

РЕЖИССЕР МАССОВЫХ ЗРЕЛИЩ

ветую: перевирайте сколько угодно Шекспира или там Чехова, но тексты этого автора вы должны уважать .

Режиссер (растерянно). Ну хорошо… Я постараюсь добиться, чтобы все слова роли были произнесены .

Консультантка. Вот и прекрасно .

Режиссер. Кстати, когда мне заплатят?

Консультантка. Сразу же после завершения шоу, но только при соблюдении договора. Впрочем, об оплате и прочих подробностях поговорите с премьер-министром. Мне некогда вникать во все мелкие детали .

Режиссер. Для меня эти детали не мелкие, а весьма существенные .

Консультантка. Ну что вы беспокоитесь о такой ерунде, как обещанные вам несколько миллионов? Создайте хорошее шоу, и мы сделаем для вас все, что хотите: наградим орденом, присвоим звание… Можем дать и театр по вашему выбору: пожалуйста, проявляйте там свою индивидуальность, разваливайте его на здоровье. Потом, когда развалите, дадим вам

ВАЛЕНТИН КРАСНОГОРОВ

на растерзание еще один театр — не жалко. Закажем и новые зрелища — они нам нужны. Но все это при условии, что вы будете делать то, что вам рекомендуют .

Режиссер. Да, но свобода творчества… Консультантка. На нее мы не покушаемся. Но не вы ли сегодня произносили перед актерами речи о необходимости и благотворности дисциплины?

Режиссер. Да, но то для актеров… Консультантка. А мы с вами кто? Ведь написал же ваш Шекспир, что весь мир — театр, и люди в нем — актеры. А раз так, то над каждым из нас всегда есть режиссер, которому мы вынуждены подчиняться. Как сказал Спиноза, свобода — это осознанная необходимость. (Покровительственно.) И чем скорее вы эту необходимость осознаете, дорогой мой, тем будет лучше и для вас, и для нас .

Режиссер. Это немножко похоже на насилие .

Консультантка. Насилия можно легко избежать .

Режиссер. Вы знаете как?

Консультантка. Это знает каждая женщина. Просто надо своевременно отдаться самой. Итак, мы договорились или не договорились?

Режиссер (нехотя). Договорились .

Консультантка. Вот и прекрасно. Еще по рюмочке?

Режиссер. Можно .

Консультантка. Теперь, когда мы поняли друг друга, будет легче условиться и об остальном. Я заметила, что вас, как и многих режиссеров, больше интересует форма спектакля, чем его смысл. Вы озабочены вопросом «как?», но вас не интересует «что?» и «зачем?» .

Режиссер. Что значит — «зачем»? Лишь бы шоу было красивым и эффектным, остальное неважно. Главное — количество зрителей и откликов, короче говоря, рейтинг .

Консультантка. Нам тоже важен рейтинг, но рейтинг не передачи, а заказчика. Успех зрелища и, соответственно, размер гонорара будут оцениваться именно по этому показателю. И если рейтинг руководства после завтрашнего шоу, не дай бог, снизится… .

РЕЖИССЕР МАССОВЫХ ЗРЕЛИЩ

–  –  –

РЕЖИССЕР МАССОВЫХ ЗРЕЛИЩ

Поставьте ограждения, наряды полиции и сил безопасности. Не пускайте к месту похорон без пропусков не только транспорт, но и вообще никого .

Консультантка. Неплохая идея .

Режиссер. Вполне тривиальная. Мы часто так делаем при проведении массовых зрелищ .

Консультантка. Но, с другой стороны, нужно создать впечатление, что в прощании принимает участие огромное количество людей и что они нас поддерживают .

Режиссер. То есть никого не пропускать, но чтобы толпы были .

Понятно. Не в первый раз. Это я организую. Дайте мне дивизию солдат в штатском, и я сниму камерами их проход мимо гроба четырнадцать раз .

Консультантка (доставая телефон). Мне надо срочно распорядиться .

Режиссер. Я думал, вы давно это сделали .

ВАЛЕНТИН КРАСНОГОРОВ

Консультантка. Я смотрю, вы недаром имеете высокую репутацию .

Режиссер. Потому и платят высокие гонорары .

Консультантка. Этот намек я уже слышала. Повторяю: все детали — с премьер-министром. Не будем терять времени. Займемся каждый своим делом. (Выходит.) Режиссер, оставшись один, звонит по мобильному телефону .

Режиссер (в трубку). Как дела? Ты же знаешь, по сценарию у нас 70 делегаций, значит, нужно 70 венков, с лентами и все, как положено .

Кстати, делегациям уже заплатили? Скажи, что заплатим немедленно после похорон. И не забудь сказать этой шпане, чтобы являлись прилично одетыми, а не в джинсах и подобном тряпье. И постарайся достать тысячу воздушных шариков. Пустим их вверх как символ вознесения души в небесные сферы… Нет, не черных, белых. Траур — черный, а душу лучше оформить белым цветом… Надо успеть. У нас впереди еще ночь и полдня. Спать будем после .

Входит Женщина. Режиссер отключает телефон .

Женщина. Мне сказано, что надо продолжать репетицию .

Режиссер. Давно пора. А где второй?

Женщина. Получает от нее инструкции. Сейчас подойдет .

Режиссер. Слова подучили?

Женщина. Немножко. Хотите послушать?

Режиссер. Минутку. (Оглядывается и понижает голос.) Скажите, а эта моя помощница… или кто она там… Что у нее за должность?

Женщина. Вы считаете, что она ваша помощница?

Режиссер. Не знаю. Так она сказала. Во всяком случае, в театре она немного разбирается .

Женщина. Вполне возможно. Кажется, где-то играла на вторых ролях. Зато здесь стала играть первые .

Режиссер. Чем же объяснить такой взлет? У нее, вероятно, есть какие-то особые достоинства?

РЕЖИССЕР МАССОВЫХ ЗРЕЛИЩ

–  –  –

РЕЖИССЕР МАССОВЫХ ЗРЕЛИЩ

Женщина (боязливо оглядываясь). Давайте лучше репетировать .

Я и так сказала слишком много. Позвать премьера?

Режиссер. А зачем он вам?

Женщина. Мы ведь должны репетировать с ним сцену насилия. Вы же сами говорили .

Режиссер. Насилие отменяется .

Женщина. Жаль. Я уже была почти готова .

Режиссер. Если вы об этом жалеете, я могу изнасиловать вас после репетиции. Только напомните, пожалуйста. У меня куча дел, могу забыть .

А пока произносите свою речь .

Женщина. Опять речь! Неужели вам не надоело?

Режиссер. Это моя работа .

Женщина. А мне надоело до смерти. Стараемся, мучаемся, а зачем нас заставляют ломать эту комедию, непонятно. Похороны-то, может, вообще не состоятся .

ВАЛЕНТИН КРАСНОГОРОВ

Режиссер (встревоженно). Как это не состоятся? С чего вы решили?

Женщина. А кого хоронить? Ведь покойник-то не умер!

Режиссер. Что значит «не умер»?

Женщина. А то и значит. Разве она вам не сказала? (Увидев удивленное лицо потрясенного Режиссера, спохватывается.) Ой, кажется, я опять не то ляпнула. Все проклятая вечеринка… Режиссер. Постойте-постойте. Что вы имели в виду, когда сказали «покойник не умер»?

Женщина. Ничего. Давайте лучше репетировать. (С пафосом.) Дорогой друг!

Режиссер. К черту дорогого друга! Кто не умер?

Женщина. Я ничего не знаю. (Увидев входящего Мужчину.) Вот, спросите лучше его .

Режиссер. Скажите: правда, что он не умер?

Мужчина. Кто?

Режиссер. Кто, кто… Покойник!

Мужчина (с ненавистью глядя на Женщину). Что, уже разболтала? Говорил же, что нельзя тебя привлекать, так нет: им, видишь ли, захотелось женщину. Вот и получили на свою голову .

Женщина (виновато). Я думала, он знает .

Мужчина. Ты, как всегда, говоришь быстрее, чем думаешь. Пора бы уже перестать быть такой… непосредственной .

Режиссер. Постойте… Я ничего не понимаю. Он, правда, не умер?

Мужчина. Ну… С одной стороны… Хотя с другой… Одним словом, трудно сказать… Режиссер. Перестаньте темнить! Скажите ясно — он умер или не умер?

Мужчина. Что вы ко мне пристали? Не умер .

Режиссер. Как так?

Мужчина. Вот так. Не умер — и все. Живее всех живых. Выступает сейчас по телевизору .

Режиссер. А как же мое шоу? Не состоится? Выходит, я готовил сценарий, мобилизовал людей, технику, материалы, составил список на

РЕЖИССЕР МАССОВЫХ ЗРЕЛИЩ

–  –  –

РЕЖИССЕР МАССОВЫХ ЗРЕЛИЩ

Не правда ли?

Режиссер. Оказывается, он не умер!

Консультантка (холодно). А вам какое до этого дело?

Режиссер. Речь, собственно, идет о деньгах… Консультантка. И вам не стыдно торговаться из-за такой безделицы?

Мелочь, которую вы просите, я ношу у себя в сумке на карманные расходы .

(Жестко.) Делайте свою работу .

Режиссер. Да, но они говорят… Консультантка. Не знаю, что говорят они, а я вам говорю — продолжайте репетировать. Мы и так уже полтора часа переливаем из пустого в порожнее. (Вполголоса, жестко.) Вы, видимо, очень плохо представляете себе, с кем и для кого вы работаете. Здесь не место для гонора и капризов. Репетируйте, а остальное — не ваша забота .

Режиссер. Хорошо .

Консультантка. И не забывайте о верности тексту и прочих наших

ВАЛЕНТИН КРАСНОГОРОВ

условиях .

Режиссер. Я помню .

Консультантка. А я пока посижу здесь, послушаю и посмотрю .

Режиссер (с трудом скрывая досаду). Приступаем к репетиции .

Чья там очередь?

Мужчина. Я уступаю даме .

Режиссер. Даме так даме. Начинайте .

Женщина (подглядывая в бумажку). Дорогой друг! Какое это страшное слово!

Режиссер. Стоп. Почему «друг» — это страшное слово?

Женщина. Извините, я пропустила строчку. (Начинает снова.) Дорогой друг! Сколько раз мы говорили друг другу «до свидания», и вот сегодня приходится говорить тебе «прощай». «Прощай» — какое это страшное слово!

Режиссер. Меньше патетики, больше искренности! Вы действительно в недоумении: как это вдруг — «прощай»?

Женщина (очень трогательно). «Прощай…» Какое это страшное слово! Я не верю этому и никогда не поверю. Это невозможно! Мысленно я никогда не расстанусь с тобой. (Меняя тон.) А его жена после этой речи мне глаза не выцарапает? Она подумает, что я его любовница, а я ему в жизни и двух слов не сказала .

Режиссер. Какое вам дело, что подумает жена? Вы адресуетесь не к ней, а к миллионам. Ведь всем государственным телеканалам будет спущено указание дать в эфир эту передачу. И, разумеется, независимым каналам тоже .

Женщина. Здорово! Надо успеть сходить к парикмахеру .

Режиссер. Не делайте ничего сами. Вас приготовит к выступлению наш гример. Начните еще раз .

Женщина. Дорогой друг!

Режиссер. Подождите. Вы ничего не чувствуете, и потому не можете найти правильный тон .

Женщина. А что я должна чувствовать?

Режиссер. Не знаете? Хорошо, я попытаюсь вам помочь. Вам обоим

РЕЖИССЕР МАССОВЫХ ЗРЕЛИЩ

–  –  –

РЕЖИССЕР МАССОВЫХ ЗРЕЛИЩ

Мужчина (виновато). Тут написано «ты» .

Режиссер (убедившись, что Консультантка его слышит). Автор пьесы — это как господь бог. Творит только он, а мы лишь истолковываем его мысли в меру нашего умения и понимания. А вы решили, что можете обращаться с текстом как двоечник, не выучивший урока. Автор не только талантливее нас с вами, но он еще и тщательно работает над словом, думает над ритмом речи, над строем фразы. А актеры то и дело несут лихую отсебятину .

Мужчина. Но я изменил только одно слово… Режиссер. Иногда достаточно изменить запятую, чтобы исказить смысл всей речи. Повторите все снова .

Мужчина (заглянув для верности в листок, произносит фразу снова, выделяя «правильное» обращение). Да, иногда мы с тобой расходились во мнениях, да, часто мы спорили… Но всегда знали, что в глубине души мы стоим на одной позиции, оба любим свою родину, свой народ .

ВАЛЕНТИН КРАСНОГОРОВ

Режиссер. На этот раз хорошо! Продолжайте .

Мужчина. Когда незадолго до смерти ты прислал мне письмо, где признал неверность своей критики, понял, что она была ошибкой, просил прощения, просил разрешения быть с нами рядом, выразил желание тесно сотрудничать, чтобы вместе бороться за наше светлое будущее, ты не знал, что я давно уже простил тебя, что я никогда на тебя не сердился. Наоборот, я всегда был благодарен тебе за честную и смелую критику. Мы гордимся дружбой с тобой. Ты наш, ты один из нас. Мы можем быть довольны: будущее, которого все давно ждали, уже близко, оно уже наступило .

Режиссер. Великолепно! Наконец-то я доволен. Теперь вы с ней должны пожать друг другу руки… Нет, подождите… Не пожать руки, а обняться! Да, это будет хорошая фишка! Вы как бы скорбите не порознь, но вместе. Понимаете?

Женщина. Нет .

Мужчина. Ты никогда ничего не понимаешь .

Женщина. Можно подумать, что вы очень умный. Даже изобразить скорбь не можете .

Мужчина. А ты можешь?

Женщина. Я могу все, что скажут. Хочу — заплачу, хочу — засмеюсь. Что надо, то и сделаю .

Мужчина. Я тоже могу все, что скажут .

Женщина (Режиссеру). Так зачем все-таки обниматься?

Режиссер. Объятья должны показать всем, что вы едины. И не только в политическом отношении, но и в духовном, в человеческом. Понимаете?

Вы все друзья, единомышленники, у вас одни цели, одни интересы. Слово «единство» для вас — не простой звук, нет — это ваше кредо, ваш идеал .

Вы едины между собой, вы одна семья, вы едины с нами, короче говоря, народ и партия едины. Как бишь называется ваша партия? А впрочем, это неважно… Обнимайтесь!

Мужчина и Женщина нехотя обнимаются .

Режиссер (раздраженно). Не так!

Мужчина. А как?

РЕЖИССЕР МАССОВЫХ ЗРЕЛИЩ

–  –  –

РЕЖИССЕР МАССОВЫХ ЗРЕЛИЩ

Режиссер. Ну что ж, продолжим репетицию?

Женщина. Ну ее к черту! (Вполголоса.) Теперь вы понимаете, почему я хочу укрыться в Коста-Рике?

Режиссер. Не понимаю .

Женщина. Чего тут не понимать? Я боюсь! А вы разве нет?

Режиссер. Не говорите глупостей. Чего нам бояться?

Женщина (пугливо оглядываясь). Тише!

Режиссер. Здесь же никого нет .

Женщина. Вы что, с луны свалились? А двенадцать видеокамер?

А жучки?

Режиссер. Откуда вы знаете?

Женщина. Я в этой студии не в первый раз .

Режиссер (неуверенно озирается). Вы думаете… Женщина. Да, представьте себе, я думаю. Вы считаете меня дурой, а сами ведете себя еще глупее. Обрадовались, что получите гонорар, а не

ВАЛЕНТИН КРАСНОГОРОВ

понимаете, что, быть может, астролог и вам предскажет что-нибудь насчет Юпитера и Козерога .

Режиссер. Чего ради? Кому я мешаю?

Женщина. Вы что — забыли старую формулу: «он слишком много знал»?

Режиссер. Получу-ка я, пожалуй, завтра свой гонорар и свалю в эту вашу Коста-Рику .

Женщина. Хотите, полетим вместе? Прямо сегодня .

Режиссер. И все бросить? Перед спектаклем?

Женщина. Гори оно все синим пламенем .

Режиссер. Нет, я не могу. Подготовить такое роскошное зрелище и не увидеть его?

Женщина. Ну, как знаете. Потом не пожалейте .

Режиссер. Думаете, все так серьезно?

Женщина. Тихо! (Понижая голос до шепота.) Если потом вас вызовут и спросят, о чем мы сейчас говорили, то есть о Коста-Рике и все такое, скажите, что это мы репетировали .

Режиссер. Может, и в самом деле сбежать?

Женщина. Вы, кажется, собирались лететь куда-то в Африку. У вас паспорт с собой?

Режиссер. Да. А что?

Женщина. Так смоемся прямо сейчас, пока ее нет. Выйдем тихонько — и прямо в аэропорт .

Режиссер. Вы авантюристка .

Женщина. Просто у меня женское чутье. Бежим?

Режиссер (поколебавшись). Бежим!

Режиссер и Женщина, поспешно захватив свои вещи, направляются к выходу. Входят Консультантка и Мужчина .

–  –  –

Режиссер. Что случилось?

Женщина (шепотом). Тихо!

Режиссер. Кто это звонит?

Женщина. «Кто, кто…» Не понимаете, что ли? Г лавный режиссер!

Режиссер. Какой еще главный? Здесь главный я .

Женщина. Не смешите меня. Вы и в самом деле вообразили, что вы тут режиссер? Вы пешка, исполнитель, и больше ничего. Неужели вы еще не поняли?

Консультантка. Замолчите все! (В трубку.) Слушаюсь… Слушаюсь… Слушаюсь… Режиссер (в смятении). Так это… (Встает по стойке смирно.) Консультантка (в трубку). Хорошо… Слушаюсь… Будет сделано .

Консультантка убирает телефон. Почтительное молчание .

Режиссер. Что он сказал?

Консультантка. Он сказал, что в целом сценарий и подготовка шоу ему понравились. Он передает вам благодарность .

Режиссер. Спасибо. Если вам понадобится специалист для постановки коронации, не забудьте пригласить меня. Я поставлю это зрелище на славу .

Консультантка. Будем иметь в виду. Что же касается этих двух исполнителей, то они его не совсем устраивают .

Мужчина (тревожно). Что он имел в виду? Мы вообще его не устраиваем?

Консультантка. Нет, пока он имел в виду только трактовку и исполнение ваших завтрашних ролей .

Режиссер. Откуда он знает, какая у меня трактовка? Он ведь не видел репетицию. (Консультантка выразительно смотрит на Режиссера.) Извините .

Женщина. Что же нам делать?

Консультантка. Приказано прекратить болтовню и как можно быстрее завершить репетицию. (Режиссеру.) Да, и надо резко сократить смету этого шоу. Вы увлеклись. В конце концов, хоронят не президента и не премьер-министра, а всего лишь частное лицо .

Режиссер. Но ведь тогда рушится весь мой красивый замысел… Консультантка. У вас есть возражения?

Режиссер. Никак нет .

Консультантка. Что ж вы тогда стоите? Заканчивайте работу .

Режиссер. Слушаюсь. (Актерам.) Займите свои места… (Мужчине.) На чем вы остановились? Прочитайте последнюю реплику .

Мужчина. Сейчас. (Ищет в тексте нужное место.) Вот: «Мы можем быть довольны: будущее, которого все давно ждали, уже наступило» .

Режиссер. А что дальше?

Мужчина. Ничего. Конец .

Режиссер (устало). Ну хорошо. Конец так конец .

–  –  –

Многие века народная культура пронизывала всю жизнь человека от рождения до погребения. Песня была и утешением в горе, и подспорьем в труде, и забавой в часы отдыха, и лекарством, и мудрым наставлением, и способом сохранить память о значимых событиях истории... В ее питающем, оберегающем поле находились буквально все, от мала до велика. Жизнь не баловала наших предков, много было в ней и жестокого, звериного, замутняющего душу, калечащего и искажающего характер. Но тем сильнее проявлялось у народа желание сохранить изначальную чистоту, глубинное этическое начало — как эталон, как правду, к которой нужно стремиться, чтобы оставаться человеком. Нашего современника, далеко ушедшего от этой древней простоты в мир почти магических технологий, народная культура удивляет своей яркостью, красотой, искрящейся энергией и способностью как-то быстро и ненавязчиво расставить все по своим местам. Правда, теперь для того, чтобы прикоснуться к ней, нам приходится сделать усилие — например, прийти на концерт .

В уютном зале концертно-театрального центра «Евразия» не бывает свободных мест, если на сцене — Сибирский хор. «Ямщицкий сказ», «Васильковая лира души», «Сибирская вольница», «Сонет российского звучания» — как бы ни называлась программа, она всегда зрелищна, ярка, эмоциональна и оставляет в душе ощущение праздника. Обводя взглядом зал, видишь и молодые пары, и родителей с детьми, и бабушек с внуками. Занавес раздвигается, открывая глазам другую реальность, где каждая женщина — княгиня, а каждый мужчина — былинный герой. Какая древняя сила пробуждается в людях, когда они поют «Степь да степь кругом» или «По диким степям Забайкалья»? Откуда у наших современниц эта лебединая походка, эта царственная стать? Как удается извлекать такие разные мелодии из простой на вид балалайки или незатейливой вроде бы домры? Эти вопросы приходят уже после, а во время концерта просто открываешь сердце и веришь волшебству, которое творится на сцене .

Принцип триединства песни, танца и музыки очень древний. Обряд, из которого выросли почти все виды искусства, — явление синтетическое, призванное сохранять единство мира и цельность человека. Танец — он не только Информация и фотографии предоставлены концертно-театральным центром «Евразия» .

* Очерк первый см. «Сибирские огни», 2019, № 4 .

для тела, это же не физзарядка. Песня — не только для голоса, ей послушны руки и ноги, ей внимает душа. Музыка заставляет сердце плакать или смеяться,

РЕЦЕПТЫ ВОЛШЕБСТВА

побуждает двигаться плавно или пускаться в буйный пляс. Кому-то пришло в голову разделить эти начала, и на свете появились отдельно — оркестр, отдельно — балет, отдельно — хор, отдельно — театр... Они все прекрасны, и у каждого хватает почитателей. Но в единстве, которое и сейчас хранит народное искусство, чувствуется первозданная мощь; и когда встречаешь по-настоящему хорошее исполнение народной песни, кажется, что в ней до сих пор живет отзвук самого первого толчка, заставившего планету вертеться. Звучит пафосно, ну и что? Достичь такого воздействия на зрителя получается далеко не у каждого коллектива. Сибирскому хору это удается всегда .

К слову, формально здесь тоже есть три подразделения: хор, балет и оркестр народных инструментов. Но когда смотришь на артистов во время концерта, теряешься: этот только что пел — а теперь пошел вприсядку, другая сидела в

ЛАРИСА ПОДИСТОВА

уголке с домрой — и вдруг тоже танцует... А уж во время больших, массовых постановок, кажется, вообще никто не остается на месте! Действие на сцене развивается естественно и логично, словно одна его часть сама собой перетекает в другую .

Это «само собой», разумеется, обманчиво. Подготовка новой программы занимает от полугода до года, начальный сценарий постепенно меняется, приспосабливаясь под главную идею, каждый номер тщательно просчитывается и репетируется... За десятилетия существования у Сибирского хора накопилось немало профессиональных приемов и секретов, так что вдохновению есть на что опереться. Личности руководителей подразделений и худрука, конечно, тоже влияют на стиль коллектива .

— Когда я пришел работать в Сибирский хор шесть лет назад, — рассказывает руководитель оркестра народных инструментов Александр АлександроНа сцене оркестр Сибирского хора. Руководитель — А. А. Савин (крайний справа) вич Савин, — мне год, если не больше, пришлось приспосабливаться к стилю Николая Ивановича Лугина, нашего художественного руководителя. Я до этоРЕЦЕПТЫ ВОЛШЕБСТВА

–  –  –

РЕЦЕПТЫ ВОЛШЕБСТВА

своего таланта. Надо ему только в этом помочь. В нашей профессии человек не будет работать долго, если ему не доверят исполнять какие-то сольные партии или куски, а оставят, что называется, в кордебалете. Это в театре оперы и балета есть корифеи, примы-балерины, а есть кордебалет — те, которые у воды стоят пятнадцать минут, только позу меняют. У нас другой жанр. Здесь все участвуют в действе, и отсидеться нельзя. Либо ты работаешь... либо ты у нас не работаешь .

Оксана Ивановна Горшкова, с 2006 года артистка, а теперь и главный хормейстер Сибирского хора, отмечает еще одну особенность своего поющего коллектива:

— В солисты у нас выходят на основе практики, набравшись опыта. Один раз попробовал, получилось — молодец. Не получилось — пока подожди .

ЛАРИСА ПОДИСТОВА

Но пробуют все до одного: и те, кто устроен солистом, и просто артисты хора .

Ребятам это интересно. У нас не бывает такого, чтобы в программе один и тот же человек все время запевал. Обязательно должны быть разные запевы. Даже если ты раньше заводил эту песню, но у тебя в программе есть еще одна, то эту может запеть кто-то другой .

Такое внимание к каждому артисту, действительно, одна из сильных сторон Сибирского хора. Что скрывать, зарплаты у танцоров, певцов и музыкантов невелики. И если бы люди не чувствовали, что здесь у них есть возможность раскрыть свой талант, овладеть профессиональными секретами, усовершенствовать мастерство, — может быть, многие не остались бы здесь надолго. Хотя текучка, конечно, есть и тут, как и везде .

— Текучка у нас в основном такого рода, — рассказывает В. Э. Перлин. — Человек приходит и думает, что он сейчас в свое удовольствие попляшет и уйдет .

А нет — тут надо вкалывать пять дней в неделю с десяти утра до трех часов дня, с небольшими, пятнадцатиминутными, перерывами. На это уходит очень много сил. Поэтому у артиста балета стаж работы всего двадцать лет — и он идет на пенсию. Ну, правда, сейчас сдвинули, как всем... Это работа на износ, не каждый выдерживает такой темп. Кто-то, бывает, и уходит .

А бывают и другие, можно сказать, противоположные, истории. Например,

А. А. Савин рассказывает:

— Было дело, узнали мы, что человек уходит из другого коллектива, тоже профессионального оркестра. Я ему звоню: «Слушай, нам баянист нужен» .

А он мне: «Я хочу на себя поработать». Что-то там совершенно не связанное с творчеством попробовать решил. И все, мы с ним не виделись. Звоню через год, и он вдруг говорит: «Да, я приду». Сложилось так, что никого на это место не взяли — и все состыковалось. Потрясающе профессионально играет! Видно, что человек по адресу пришел, что здесь его место. Он поиграл в академическом оркестре, поработал на себя — но от призвания же никуда не денешься. Кроме того, ему уже было с чем сравнить свою жизнь — там, там и здесь — и все, он осел у нас, чему мы очень рады .

В Сибирский хор отбор сейчас очень серьезный — коллектив держит марку, ведь хоров такого высокого уровня в России не так уж много. Были времена, когда после прослушиваний артистов брали только за голос, даже если они не то что не имели музыкального образования, но и попросту не знали нот. Или в балет принимали просто людей, знавших основы народного танца. Но эти дни уже давно в прошлом, сейчас требования к претендентам гораздо серьезнее .

РЕЦЕПТЫ ВОЛШЕБСТВА

–  –  –

один из лучших профессиональных ансамблей народного танца в России .

таких «хохмачей» — и все смеются, весь негатив пропадает, дальше идет нормальный рабочий процесс .

РЕЦЕПТЫ ВОЛШЕБСТВА

Разрядки такого рода артистам необходимы, особенно в дальних поездках .

На гастроли, кстати, Сибирский хор ездит автобусами — причем не только в Новосибирскую область или соседние города, но и за Урал. Только представить — девять-десять часов в пути, потом «с колес» отыграть-отплясать концерт, переночевать — и с утра снова в дорогу... Бывают варианты лучше: приехали в город вечером, а концерт на следующий день, или вообще задержались на два-три дня в одном месте.

Но и это, понятное дело, требует много сил:

попробуйте-ка «завести» незнакомую публику, выступая на чужой сцене. Зато когда в зале начинают подпевать, а под занавес устраивают овацию... Разве не ради таких моментов люди идут в артисты?

Сольные номера оркестра Сибирского хора неизменно вызывают у слушателей бурный отклик, без криков «браво» в конце никогда не обходится. А во вреЛАРИСА ПОДИСТОВА мя массовых композиций музыканты, бывает, встают с мест и вместе со своими инструментами вливаются в общее действие, то подыгрывая певцам и танцорам, то выходя на первый план, то присоединяясь к большому хороводу. Есть у оркестра и целая отдельная программа, она так и называется — «Играет оркестр Сибирского хора». Два часа виртуозного исполнения самой разнообразной музыки на народных инструментах — и зрители, не уставая, слушают .

— Не каждый сыграет правильно Баха, но и «Камаринскую» тоже правильно сыграет не каждый, — утверждает руководитель оркестра А. А. Савин. — Академические навыки тут вряд ли пригодятся. Консерватория помогает понять, какими методами это делается. Но в душе, в руках все равно должно быть именно что-то русское народное, как говорится, от сохи. Откуда оно берется?

Оттуда. — Он улыбается и поднимает глаза к небу. — На каждом концерте бывают моменты, когда чувствуешь, как все как будто летит в едином порыве .

И слаженность такая, и звук хороший — мы все друг друга слышим, и настрое

–  –  –

хормейстер. — Всегда есть общая мысль: что мы должны в этом произведении показать, о чем оно, это произведение. Сначала делается «рыба» — план, куда все закладывается: здесь у нас будет танец, здесь лирика, здесь кульминация, здесь драматургия. В процессе постановки первоначальная идея развивается и уточняется: накладывается одно, другое... Где-то, понятно, идешь от текста песни. Когда звучит какой-то проигрыш — идешь от музыки, на музыку накладывается движение. Если это новая программа, то сценарист пишет сценарий, в котором воплощает идею режиссера, художественного руководителя, о чем это будет и как это показать. Подбирается музыкальный материал, делаются оркестровки, хор проучивает свое отдельно, а потом на это уже накладывается постановочная часть, продумываются костюмы... Мы все профессионалы и вместе идем к общей цели .

— В «Чалдонах», где я раньше работал, — рассказывает В. Э. Перлин, — контингент артистов был гораздо моложе, это были выпускники колледжа культуры в возрасте девятнадцати-двадцати лет. А здесь и в балете, и в хоре уже, я бы сказал, матерые артисты — за тридцать, около сорока. Словом, почти мои ровесники. А надо с ними найти контакт и заставить их делать не то, что они хотят или могут, а то, что нужно мне. Увлечь их — чтобы они понимали, что делают, — тогда они загораются и дальше уже идут сами. Я не говорю, что они весь танец сочиняют, нет. Но они начинают жить этим. Я им даю время импровизировать, и мы потом очень многое из этих находок оставляем в номере. Есть диктатура художественного руководителя и балетмейстера, так надо, от этого никуда не денешься. Но совместная работа — это очень интересно, это одна из главных радостей нашей профессии .

Совместная работа нередко приводит артистов и к совместной жизни — здесь встречаются, влюбляются, женятся. В списках подразделений Сибирского хора много «парных» фамилий: Лугины, Брыкины, Богдановы, Казаковы, Хлюстины, Поповы, Солохины, Сидоровы, Терсковы... Частые гастроли и выездные концерты, фактически ненормированный рабочий день — человеку со стороны трудно выдержать такой жизненный график своей половины. А в артистических семьях по этой части полное взаимопонимание .

Темы для новых программ Сибирскому хору подсказывают жизнь и история нашего края. В экспедициях по сибирским деревням собран драгоценный фольклорный материал, накоплен за десятилетия работы «золотой фонд» песен, в том числе и современных авторов. Для того чтобы глубже понять и вернее отобразить на сцене разные явления народной культуры, артисты обращаются за консультацией к специалистам.

Вот, например, как, по рассказу Владимира Эмильевича, появился ставший уже знаменитым и всегда вызывающий восторг публики номер «Буза»:

— Когда мне было, наверное, лет двадцать пять, вошло в моду карате, а потом капоэйра, из танца переходящая в бой. И меня как-то напрягало, что в России такого нет. Ну, есть самбо, но его собрали из разных видов борьбы .

А именно нашего, народного, нету. И вот, когда мне уже было за пятьдесят, здесь, в Сибирском хоре, мы начали делать казачью программу — «Сибирская вольница» — и обратились за помощью в «Русский щит»*. Хотели поставить на сцене кулачный бой. Ребята из «Русского щита» пришли к нам, показали и рассказали, что это такое. И для меня все встало на свои места! Оказывается, русский танец, особенно мужской, выходит из боевых единоборств. Допустим, традиционное положение рук в русской пляске — откуда взялось? А оказывается, когда дерутся на кулаках, ты раз — и прикрыл от удара одной рукой печень и почки, а другой — голову. Дробные движения ногами — это разминка, способ разогреть мышцы. Когда нужно было мгновенно собраться для боя, начинали топать, чтобы встряхнуть организм, размять ноги. Уже потом, когда стали это в танцы переводить, делать сценические варианты, тогда дроби постепенно перешли к женщинам. А изначально это было мужское движение. Так вот, мы взяли кулачный бой, который в чистом виде, конечно, нельзя показывать, и сделали его сценический вариант — нашу «Бузу». И всем этот номер нравится, независимо от того, в какой город мы его привозим. А особенно за рубежом — публика там просто в шоке от того, что происходит на сцене. И действительно: у нас там и бревно, и кулачные бои, и стенка на стенку... Вот так-то!

Следующий, 2020 год, по решению президента России, станет Годом народного творчества. В последнее время СМИ наконец вспомнили о народном искусстве и заговорили о нем. До этого почти тридцать лет его существование не то чтобы замалчивалось совсем, но как-то не афишировалось. Брейк-данс, техно, стрит, тяжелая музыка, напоминающая лязг штамповочных прессов, благополучно вытеснили народную культуру с экранов и из радиоэфира. Наверное, это модно и современно, но мода, как мы знаем, преходяща, а современность без прошлого, как правило, слишком поверхностна. Возможно, время господства чужого, наносного все же проходит, а народное искусство возвращается — да, как шоу, в новых аранжировках и костюмах из современных тканей, но в XXI веке было бы странно цепляться за лапти и холстину. Ветхая оболочка остается в прошлом, но сердцевина жива: это характер народа, осознание им своего пути в мире, его самоидентичность. Если кто-то ищет русскую идею, то она, скорее всего, где-то там — в народных песнях, ведь именно через них поколения наших предков выражали свои желания и чаяния .

То, что эти песни все еще звучат, — заслуга многих собирателей, хранителей, исполнителей. В том числе и Сибирского хора, который вот уже семьдесят пять лет дарит своим зрителям древнее и вечное волшебство русского традиционного искусства .

–  –  –

Рапорт

Доношу, что за истекшие сутки во вверенном мне участке [произошли] следующие происшествия:

Дежурный надзиратель Смирнов случайно от родственников Костылевой узнал, что польские офицеры проживающие в комнатах домовладелицы дома № 18

«ЗАДЕРЖАНЫ И СДАНЫ ЧИНАМ СЫСКНОГО ОТДЕЛЕНИЯ...»

по улице Гоголя Евдокии Алексеевны Костылевой производят незаконное дознание с последней, обвиняя последнюю в краже 6.000 рублей денег у проживающей в этом же доме польской подданной Юлии Петровны Герутто. При чем произведенным дознанием и будучи спрошена в качестве заподозренной в краже денег Костылева объяснила, что в краже она не виновна, но польские жандармы наставив на нее револьвер потребовали сознаться, что она похитила деньги и она Костылева действительно перепуганная это сказала и обещала отдать 6.000 рублей Герутто. Дознанием виновность Костылевой в краже не установлена .

По сведениям полученным от посторонних лиц деньги в сумме 6.000 рублей принадлежали не госпоже Герутто, а подпоручику 2 Польского строевого полка Ясковскому, который в последнее время часто пьянствовал, а в день пропажи денег на квартиру явился пьян не помня себя, а деньги были казенные .

–  –  –

Протокол заседания Особого Совещания по вопросу о взаимоотношениях военных и гражданских властей в пределах Новониколаевского уезда Заседание состоялось 26 февраля 1919 г. под председательством вр. и. д .

начальника гарнизона полковника Перчук .

На заседании присутствовали: Вр. и. д. начальника гарнизона полковника Перчук, Управляющий уездом Крекнин, председатель Комиссии по реквизиции помещений поручик Рейнфельд, комендант города полковник Кокоша, генералмайор Платов, представитель прокурорского надзора, судебный следователь 7-го участка, представитель штабов польских и чешских войск, представитель штаба польских войск .

.. .

2) Рапорт Начальника Вокзального участка от 2-го февраля за № 712 .

«...Тогда я пригласил чехов зайти в ближайшую квартиру, на это майор Чеховский сказал, что знать меня не хочет и навел на меня револьвер, говоря, что застрелит. Несмотря на мою просьбу разъяснить происшествие подробно, майор Чеховский стал меня ругать, говорил, что ты дурак, и вся милиция сволочи и все вы русские свиньи при этом продолжал наводить на меня и на милиционеров свой кольт. Не вытерпев издевательств и не желая переносить дальнейшие оскорбления милиционеры намеревались отобрать у него оружие, но в этот момент подошел отряд чехов человек 15, начальнику которого (фамилия кажется Боровичко) майор Чеховский отдал распоряжение арестовать меня и милиционеров, что и было исполнено. За отсутствием средств сопротивления, мы приведены были в чешские казармы, где милиционеров посадили в каталажку...»

.. .

4) Рапорт Начальника Ипподромского участка от 22 февраля № 738 .

«Около 9-ти часов вечера 21 февраля в канцелярию участка явился сын гражЗАДЕРЖАНЫ И СДАНЫ ЧИНАМ СЫСКНОГО ОТДЕЛЕНИЯ...»

–  –  –

«ЗАДЕРЖАНЫ И СДАНЫ ЧИНАМ СЫСКНОГО ОТДЕЛЕНИЯ...»

дня пришел польский жандарм и заявил, что я арестован... После в Управлении польской жандармерии ротмистр Паньковский при допросе бил меня кулаками по лицу, а когда я стал кричать и плакать меня вывели во двор и заявили, что меня расстреляют, я упал в обморок. Я инвалид, имею девять ран, полный Георгиевский кавалер, на фронте сражался против австро-польских войск и вот теперь на территории русского государства австро-польские жандармы. Если я виноват, то для этого есть русский суд, который может меня судить» и т. д .

10) Рапорт Начальника Вокзального участка от 20 февраля за № 799 .

«19-го февраля сербский воевода со своими солдатами явился в дом № 49 по Вокзальной улице, вырвал замок из дверей, выбросив вещи проживающих в квартире и поселил солдат, не предъявив на это никакого документа. На протесты угрожал повесить хозяина квартиры, если он будет жаловаться. Подобного рода насилие со стороны воеводы, уже не первое. Прошу ходатайства о защите мирных граждан от насилий сербского отряда» и т. д .

11) Копия сношения водного транспорта Министерства Путей сообщения от 23 февраля за № 299. Настоящим имею честь просить о принятии мер к защите пристани (акт от 21 февраля) от хищений производимых солдатами квартирующихся здесь польских войск....Всего похищено с пристани на сумму 7722 руб. и т. д. и т. д .

Во всех изложенных случаях бросается в глаза то обстоятельство, что обыски производились без ордеров, вопреки дважды отданным приказам по гарнизону, с каковыми приказами части иностранных войск расквартированных в гор. Ново-Николаевске, по-видимому вовсе не считаются. Своевременно в приказах по гарнизону обращалось внимание надлежащих начальствующих лиц отдельных войсковых частей как русских, так и иностранных о необходимости сокращения пьянства среди войск в том числе и среди офицеров. Такие безобразные явления как избиение и отобрание денег на русской территории сербскими воинскими чинами, или хищения производимые, польскими солдатами, самочинные обыски совершенные чехами, даже под предводительством своих офицеров, указывают на крайнюю необходимость предпринять самые крутые меры безотлагательно, не считаясь даже с возможностью конфликтов с представителями иностранных союзников воинских частей, расквартированных в гор. Ново-Николаевске .

Такие откровенные заявления, как например слова сербского воеводы:

«Если захочу, то повешу, — мне это не впервые», дают основания полагать, что упомянутые войсковые части отнюдь не расположены считаться с русскими законами, русской властью на территории русского государства. Самовольное арестование русских граждан польскими жандармами, избиение и допросы, не основанные на законных поводах, ругательства и сопротивления в отношении чинов милиции при исполнении ими своего прямого долга, и даже насильственное их арестование чешскими солдатами и офицерскими чинами и т. д .

и т. д. — создают удручающую картину бесправия, которое постепенно начинает входить в повседневную жизнь обывателя, как что-то нормальное, при такой общественной атмосфере очевидно не мыслимо, не только успокоение широких масс населения, только что перенесшего господство большевизма, но и окончательно расшатывается последнее, еще сохранившееся уважение к закону и вера в авторитет той государственной Русской власти, которая ныне поставила себе целью спасти осколки русского государства .

Нарисованная выше картина верна не только в отношении города, но и деревни: сказанные безобразия творятся не в одном городе, — не лучше и в уезде.. .

«ЗАДЕРЖАНЫ И СДАНЫ ЧИНАМ СЫСКНОГО ОТДЕЛЕНИЯ...»

–  –  –

«ЗАДЕРЖАНЫ И СДАНЫ ЧИНАМ СЫСКНОГО ОТДЕЛЕНИЯ...»

.. .

38) Поляками занято здание Вагановского Училища, откуда выселен заведующий школой .

.. .

41) Предназначенное для Американского Красного Креста реквизированное Комиссией помещение самовольно занято командиром 4-го Польского полка, причем выставлен военный караул .

42) По Болдыревской № 73 чинами польской армии занята квартира, которую им удалось захватить, вследствие того, что они предъявили подложный ордер на нее, Комиссией отнюдь не выдававшийся .

.. .

44) Польским офицером самовольно занята приемная комната врача Любимова по Николаевскому проспекту № 42, на требование освободить комнату офицер не обращает никакого внимания.. .

45) Занятие Коммерческого клуба польскими войсками. Клуб рассчитан на 700 человек, польские войска заняли все здание... в день осмотра в клубе оказались расквартированными лишь... 216 человек .

46) Пожарных водовозов угрозою оружия принуждают доставлять воду, чего они отнюдь не обязаны делать безвозмездно .

47) Самовольно захватываются дрова и уголь в школьных зданиях .

.. .

49) Насильственное выселение служащих городских школ: 18-го смешанного училища, школы на Змеинногорской, школы на Будаговской .

.. .

57) Открытый захват школы во время занятий в ней и приставление часовых .

58) Крайне грубое, резкое и нетактичное поведение представителей польских воинских частей при предъявлении ими своих требований в Комиссиях, при чем было заявлено, что они возьмут помещения с боя .

.. .

Вот господа длинный ряд фактов, накопившихся за недолгий промежуток времени. Ни в каких дополнительных комментариях нарисованная картина не нуждается, и повторяю, дальше идти не может. Нужно что-то предпринять.. .

Комендант города полковник Кокоша: Все, что я сейчас слышал... прямо удручает меня и я могу сказать лишь тоже самое.... Помимо этого не могу [не] обратить Вашего внимания, что часто приказания русского дежурного офицера остаются не исполненными, если касаются хотя косвенно польских частей .

Создается какое-то двоевластие при котором получается так, как будто на нашей же русской территории распоряжаются все, кто хотят, но только не мы русские .

Представитель прокурорского надзора: Всецело присоединяюсь к высказанным пожеланиям о дальнейшем установлении взаимоотношений с одной стороны русских воинских частей и гражданских частей с союзными национальными войсковыми частями иных национальностей... Ко мне приходят русские граждане и спрашивают за что арестован такой-то, за что и на каком основании избит и расстрелян такой-то... Что я могу в данном положении ответить им.. .

у нас не все благополучно и что действительного контакта в совместной работе военной и гражданской власти не наблюдается... Я Вас спрашиваю, как же мне, как прокурору, смотреть на все эти польские, сербские, чешские жандармерии и «разведки», с кем я имею дело. На каком законном основании возникают в пределах русской территории разные самочинные организации и кем они официально признаны и утверждены.... Должен ли я рассматривать их как собрание людей, планомерно доканчивающих расхищение нашей Родины, начатое большевиками или подчиняясь грубой силе оружия, должен считаться с ними, как с органами, разделявшими одинаковую со мною власть.. .

Судебный следователь 7-го участка: Между прочим, желательно было бы выяснить каковы собственно функции польского военного следователя, откуда он взялся и какие именно дела подлежат его рассмотрению .

Представитель штаба польских войск: Мы говорим раз и навсегда, что своих мы сами будем судить, ваших трогать не будем, но бывает, что иной раз нужно поймать преступников и вот при производстве поисков, для какой цели действительно имели место обыски, — случались столкновения. Зачастую нужны быстрые и энергичные меры в поиске преступников, когда нельзя терять ни минуты и не успеваем сообщить милиции, так как таковую громоздкую машину, как ваша милиция нельзя быстро привести в действие.. .

.. .

Управляющий уездом Крекнин: Да, что там толковать, если Вы защищаете Вашу национальную точку зрения, так я Вам скажу: мне известно, что чешским судом суждено и осуждено масса русских граждан, судили, оправдывали, присуждали к смерти и расстреливали. Для чего же тогда приказ Верховного Правителя, ведь двух толкований он не допускает... .

Представитель штабов польских и чешских войск: Официально заявляют, что впредь всегда будут вызываться на место чины русской милиции поскольку это не будет препятствовать работе польской и чешской контрразведки.. .

Комендант города полковник Кокоша: Я здесь с ноября месяца 1918 г. и должен сказать, что даже при вызове на место происшествия Плац-Адъютанта, распоряжения последнего не всегда исполнялись чинами иностранных войск, хотя все эти распоряжения были всегда законны .

Управляющий уездом Крекнин: Очень приятно, что представители штаба польских и чешских войск взяли на себя обязательство, соблюдать впредь основные требования законности и обещали принять действительные меры к прекращению дальнейших безобразий, творимых чинами этих национальных войск... но я не вижу здесь Представителя Сербских отрядов, сыгравших немалую роль в обсуждаемых событиях и внесших свою долю участия в господствующей у нас неразберихе.. .

Генерал-майор Платов: Эти Сербские отряды входят в состав 10-й Казанской дивизии .

Прокурор: В виду налаживающегося соглашения считаю долгом еще раз обратить Ваше внимание, что аресты, производимые сербами, поляками или чехами — являются по существу незаконными и принципиально недопустимыми.. .

Управляющий уездом Крекнин: Мне кажется, г.г., что мы на сей раз исчерпали предмет нашей беседы и хотелось бы надеяться на возможность уладить дело мирным путем, найдя допустимый компромисс. Поверьте, что это послужило бы на пользу делу которому мы служим и содействовало бы поднятию престижа власти, которая должна знать на кого она может опираться .

Председатель Совещания подполковник Перчук объявляет заседание закрытым .

С подлинным верно:

Секретарь Управления Ново-Николаевским уездом Дубровский ГАТО. Ф. Р-1362. Оп. 1. Д. 467. Л. 2, 5, 5 об. — 6 об., 7 об, 8, 9 об., 10 .

Машинопись. Копия .

К Р И Т И К А. Л И Т Е Р А Т У Р О В Е Д Е Н И Е

–  –  –

Шемаров Николай Михайлович (1927—2008) — заслуженный художник Российской Федерации (1998), почетный работник культуры Кузбасса (2007) .

В довоенные годы занимался у художника-педагога В. М. Петровского (1935— 1941), во время войны — у Л. Л. Гипштейн (ленинградской художницы, эвакуированной в Кемерово). Учился в Ленинградском высшем художественно-промышленном училище им. В. И. Мухиной (1947—1949, не окончил), Пензенском художественном училище им. К. А. Савицкого (1953—1956). Участник выставок с 1946 г. Член Союза художников СССР (1968). В 1960-е — 1990-е гг. стажировался в Доме творчества «Академическая дача им. И. Е. Репина». Председатель правления Кемеровского областного отделения Союза художников СССР (1969—1971, 1973—1975) .

–  –  –

выставка // Пензенская правда. — 1956. — 5 ноября. ФОП «Граф», 1997. — С. 7 .

духовно, открывало новые перспективы пленэре, в один сеанс, написал картинуи вселяло уверенность. В 1968-м, рас- пейзаж. Сеанс продолжался несколько сказывал художник, его этюды высоко часов, непрерывно — мерзли руки, стыли оценил сам «дядя Жора» — Георгий Гри- краски, но стойкость окупилась удачей .

горьевич Нисский, классик советского С тех пор «Русская зима» обрела для авискусства, выдающийся пейзажист, но- тора особое значение: напоминала о смеватор. Один из этюдов, особенно при- лом поступке, преодолении самого себя, глянувшийся, мэтр попросил подарить, и а еще — о Георгии Нисском, давшем пуавтор, польщенный его вниманием, неза- тевку в жизнь .

медлительно согласился. Пейзаж стал единственным жанром С именем Георгия Нисского связа- для художника-однолюба и получил в его на и другая история — история пейзажа творчестве широкое освоение: индустриРусская зима» (1970), написанного на альный Кузбасс, древняя архитектура «Академической даче». Там, на очеред- русских городов, величественные паноном просмотре, мастер заметил относи- рамы Полярного Урала и Горного Алтая, тельно шемаровских работ, что этюды даже исторический пейзаж .

прекрасны, но пора двигаться дальше — Шемаров считал, что пейзажисты, к картинам. призванные отражать окружающий мир, Совет наставника Шемаров воспри- должны путешествовать неустанно. Понял как руководство к действию, хотя и этому и сам где только не был: Алтай испытывал робость, сомнения в собствен- и Горная Шория, Байкал и Полярный ных силах. «Когда решился, — весело Урал, Карелия и Соловецкие острова, вспоминал Николай Михайлович, — под- Крым, а также Новгород, Псков, Арбадривал себя, мысленно задаваясь во- хангельск, Торжок, Изборск... Не доехал просом “тварь ли я дрожащая?”». Потом лишь до Северного Ледовитого океана, подготовил холст больше обычного и на о чем сожалел как о заветной и не сбыв

–  –  –

в собраниях девятнадцати музеев страны, в том искал на сибирской земле. числе в Государственном музейном объединении Влечение к русской культуре, прямо- «Художественная культура Русского Севера» (Архантаки лелеемое Шемаровым, сказалось и гельск), Государственном художественном музее Алтайского края (Барнаул), Екатеринбургском музее на поэтической интонации, неизменно изобразительных искусств, Кемеровском областлиричной, мягкой, проникновенной. Хотя ном краеведческом музее, Кемеровском областном музее изобразительных искусств, Керченском гопейзажи его безлюдны (безмолвны), они сударственном историко-культурном заповедниэмоциональны, пронизаны настроением ке, Красноярском краевом художественном музее им. В. И. Сурикова, Новокузнецком художественном легкой грусти, уединенного созерцания. музее, Новосибирском государственном художеВ них всегда ощутимо присутствие авто- ственном музее, Омском областном музее изобразительных искусств им. М. А. Врубеля, Пензенской ра, наделявшего образы собственным ми- областной картинной галерее им. К. А. Савицкого, рочувствованием. Томском областном художественном музее .

–  –  –

Частные лица и организации в Российской Федерации и в странах СНГ могут подписаться на журнал «СИБИРСКИЕ ОГНИ» в любом отделении связи — красный Объединенный каталог, подписной индекс — 46587 .

–  –  –

Сдано в набор 05.07.2019. Дата выхода № 8 за 2019 г. в свет 15.08.2019 .

Формат 70х108/16. Печать офсетная. Усл. п. л. 8,7. Тираж 1500 экз.




Похожие работы:

«Фото С. Агапкина на обложке предоставлено ООО "М-Продакшн"В оформлении обложки использована фотография: irin-k / Shutterstock.com Используется по лицензии от Shutterstock.com Художественное оформление Р. Фахрутдинова Агапкин, Сергей Николаевич.А23 Все о женских гормонах / Сергей Агапкин. — Москва : Издательство "Э"...»

«Всероссийский музей А. С. Пушкина Основная литературно-монографическая экспозиция "А. С. ПУШКИН. ЖИЗНЬ И ТВОРЧЕСТВО" ОБЗОРНЫЕ, ТЕМАТИЧЕСКИЕ, ИНТЕРАКТИВНЫЕ ЭКСКУРСИИ ЛЕКЦИИ Санкт-Петербург Музей расположен по адресу: Санкт-Петербург, наб. реки Мой...»

«Джон Толкиен (Толкин): "Властелин Колец" Джон Рональд Руэл Толкиен (Толкин) Властелин Колец Серия: Властелин колец Джон Толкиен (Толкин): "Властелин Колец" Аннотация Данная книга, по-моему, в представлении не нужд...»

«Ф МК 705-21-15 Силлабус. Тртінші басылым. Ф КМК 705-21-15 Силлабус. Четвертое издание. Ф МК 705-21-15 Силлабус. Тртінші басылым. Ф КМК 705-21-15 Силлабус. Четвертое издание.1. ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ Сведения о преподавателях данной дисциплины: 1. Каратаева Марина Марато...»

«Ф онды ДВГНБ И. М. Тринеева ВСЁ О КОНТРАБАСЕ У стенки прислонённая фигура, Больших размеров, с очертаниями скрипки.Довольно колоритная натура: Да, это контрабас. И в этом нет ошибки. Б. Ханин. Продолжая рассказ о музыкальных инструментах, начатый в № 1 "Вестника Дальневосточной...»

«Автономная некоммерческая организация высшего образования СМОЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ ОБРАЗОВАНИЯ АНО ВО "СУРАО" Б. Спецификация процессов, документированные процедуры рабочие инструкции РП 2.5. Реализация основных образовательных программ СК-Б-2.5-4.2.3-59-ДП...»

«Организация Объединенных Наций A/73/599 Генеральная Ассамблея Distr.: General 28 November 2018 Russian Original: English Семьдесят третья сессия Пункт 74 b) повестки дня Поощрение и защита прав человека: вопросы прав человека, включая альтернативные подходы в деле содействия эффективному осуществлению прав человека...»

«Возможности Micromine 2018 Шульга Евгения руководитель департамента развития ГГИС Micromine ООО "Майкромайн Рус" "Закрытая премьера Micromine и Geobank 2018" 29 марта 2018 Москва O Micromine 2018 MM2018 120доработок Более 55новинок Более Со време...»

«Общество с ограниченной ответственностью Галактика спорта 107014, г. Москва, Малый Олений переулок, д. 23, стр. 1А ИНН/КПП 7718285228/771801001 г . Москва Список участников, рекомендованных к зачислению по тематической дополн...»

«Протокол № 2015-СНП-ЮТНП-57/Д от 24.04.2015 стр. 1 из 5 УТВЕРЖДАЮ Председатель конкурсной комиссии С.В. Яковлев "24" апреля 2015 года ПРОТОКОЛ № 2015-СНП-ЮТНП-57/Д заседания конкурсной комиссии ОАО "АК "Т...»

«СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. 3 ГЛАВА 1. КОНЦЕРТ КАК ОСОБАЯ ОРГАНИЗАЦИОННОХУДОЖЕСТВЕННАЯ ФОРМА. 6 Сущность, цели и задачи концертной деятельности. 1.1. 6 Типология концертов.. 1.2. 12 Концертный номер как основа создания концер...»

«Арбитражный суд Пермского края Екатерининская, дом 177, Пермь, 614068, www.perm.arbitr.ru ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Пермь 09 июня 2018 года Дело №А50-16355/2016 Резолютивная часть определения оглашена 29.05.2018. Полный текст определения изготовлен 09.06.2016. Арбитражный суд Пермского края в составе судьи Субботин...»

«A/59/287/Add.1 Организация Объединенных Наций Генеральная Ассамблея Distr.: General 30 September 2004 Russian Original: English Пятьдесят девятая сессия Пункт 89 повестки дня Искоренение нищеты и другие вопросы развития: женщины в процессе развития Мировой обзор по вопросу о роли женщин в раз...»

«ОРДЕН ЗНАК ПОЧЕТА №10 ОКТЯБРЬ 2014 ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ №10 октябрь 2014 О жизни и творчестве художницы Тамары Лемпицки читайте на стр. 66 16+ ок т я бр ь 2014 Российские династии Морозовы Светлана Бестужева-Лада Неизвестное об известном...»

«Протокол № ЗП-189.16/И от 11.05.2016 стр. 1 из 5 УТВЕРЖДАЮ Председатель конкурсной комиссии С.В. Яковлев "11" мая 2016 г. ПРОТОКОЛ № ЗП-189.16/И заседания Конкурсной комиссии ОАО "АК "Транснефть" по лоту № ЗП-189.16 "Горюче-смазочные материалы (масла и ТЖ производства Лукойл) на 2 полугодие 2016г." 11.05.2016 г. Москва, ул. Киевская, д....»

«Виталий Валерьевич Зыков Под знаменем пророчества Серия "Дорога домой", книга 3 Текст книги предоставлен автором http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=147985 Зыков В.В. Под знаменем пророчества: Фантастический роман: Альфа-книга; Москва; 2015 ISBN 978-5-9922-2060-5 Аннотация Власть над Торном манит...»

«Организация Объединенных Наций A/C.3/70/5 Генеральная Ассамблея Distr.: General 20 October 2015 Russian Original: English Семидесятая сессия Третий комитет Пункт 72(c) повестки дня Поощрение и защита прав человека: положение в области прав че...»

«AdRem Group Портфолио проведенных рекламных мероприятий Наш рекламные возможности и Реклама на внешних носителях Телевизионная реклама Печатные СМИ Радио реклама Интернет реклама Специальные мероприятия Крупные компании с кеммыработали и работаем: DeSheli ООО "ПМК" Модный дом Ирины Танцуриной Трактирный промысел Ком...»

«Г од издания X X X В Н О М Е Р Е : Стр. ПРОЗА И ПОЭЗИЯ Юрий ГАЛКИН — 9 !* Будний круг, повесть виктор КОРОТАЕВ — Н о в ы е с т и х и : "Нередко, взмы­ вая с размаху."; На сенокосе; СЕНТЯБРЬ После бани; "Ах, боцман, боц­ ман...»

«Радченко Мария Михайловна ДОМИК НА 5-ОЙ РОЖДЕСТВЕНСКОЙ Ю. АННЕНКОВА КАК ОДИН ИЗ ПРЕТЕКСТОВ ДНЕВНИКА МОИХ ВСТРЕЧ В настоящей работе рассматривается, как рассказ Ю. Анненкова Домик на 5-ой Рождественской (опубликованный им в 1928 г. под псевдонимом Борис Темирязев) соотносится на текстуальном уровне...»

«REPUBLICA MOLDOVA COMTETUL EXECUTV ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ GAGAUZ YERNN AL GGUZIEI КОМИТЕТ АТО ГАГАУЗИЯ BAKANNIK KOMTET Z YER G AGAU I MD-3805, RМ, UTA Gguzia, MD-3805, РМ, АТО Гагаузия, MD-3805, МR, Gagauz Yeri г. Комрат, ул.Ленина, 196 m....»

«REPUBLICA MOLDOVA Comitetul Executiv Gagauzyann al Gguziei Bakannk Komiteti ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ Republica Moldova Republika Moldova КОМИТЕТ ГАГАУЗИИ or. Comrat kas. Komrat (ГАГАУЗ ЕРИ) str. Lenin, 196 sokak Lenin, 196 Тел.: (298) 2-46-36; факс: (298) 2-20-34 ПРОТОКОЛ № 3 от 27 февраля 2012 года За...»

«РОССИЙСКАЯ КИНОЛОГИЧЕСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ОХОТНИЧЬЕГО СОБАКОВОДСТВА СПб РОО КЦ “Северная Венеция” РЕГИОНАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА СОБАК (САС, КЧФ) ЗИМА НА НЕВЕ Каталог 03 февраля 2019 г. Санкт Петербург МЕСТО ПРОВЕДЕНИЯ: СПб, В.О., Большой пр., 103, ЛЕНЭКПО, пав.7 ОРГАНИЗАТОР:...»

«Список тем индивидуальных итоговых проектов учащихся МБОУ "Лицей" 2018-2019 учебный год №п/ Тема Форма п 5 класс Дмитриева Н.В., английский язык "My friends’ hobbies”/ "Хобби моих друзей" Стендовый доклад с 1. резу...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.