WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

Pages:   || 2 | 3 |

«ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА №4 август 2010 Москва • OIKONOMIA Главный редактор Владимир Мау Редакционная коллегия Абел Аганбегян, Кристалина Георгиева, Елена Карпухина, Вадим Новиков, ...»

-- [ Страница 1 ] --

µ • Plt

POLITIKA

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА

№4 август 2010 Москва

OIKONOMIA

Главный редактор Владимир Мау

Редакционная коллегия

Абел Аганбегян, Кристалина Георгиева,

Елена Карпухина, Вадим Новиков,

Александр Радыгин, Сергей­ СинельниковМурылев (заместитель главного редактора), Владимир Фаминский­ (заместитель главного редактора), Ксения Юдаева .

Академия народного хозяйства при Правительстве Российской Федерации и Институт экономической политики им. Е. Т. Гайдара Издается при поддержке Всемирного Банка

РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ:

Франсуа БуРГиНьоН Андрей­ ВолКоВ Евгений­ ГАВРилЕНКоВ Алан ГЕлБ Герман ГРЕФ Марек ДоМБРоВСКий Владимир ДРЕБЕНцоВ Александр ДыНКиН леонид ЕВЕНКо Александр ЖуКоВ Михаил ЗАДоРНоВ Татьяна ЗАСлАВСКАя Сергей­ КАРАГАНоВ Михаил КопЕйКиН Алексей­ КуДРиН Энн КРЮГЕР Джон лиТВАК Елена лоБАНоВА Аугусто лопЕЗ-КлАРоС прадип МиТРА Сергей­ МяСоЕДоВ Рустем НуРЕЕВ Александр РоМАНоВ Сергей­ СТЕпАшиН Алексей­ улЮКАЕВ Александр ХлопоНиН Теодор шАНиН Андрей­ шАСТиТКо Сергей­ шАТАлоВ игорь шуВАлоВ Револьд ЭНТоВ Евгений­ яСиН Спонсорская поддержка оказана компанией ВР © Экономическая политика, № 4, 2010 .

СОДЕРЖАНИЕ

Всемирный банк: исследования и оценки представительство Всемирного банка в Россий­ской­ Федерации Доклад об экономике России № 22 (неравномерный характер восстановления экономики) Экономическая политика Теория Аскар АК АЕВ, Аскар САРыГ улоВ, Валентин СоКолоВ Линейные аттракторы как мера оценки структурных изменений История Юрий­ ВоРоБьЕВ, Андрей­ КолоМиЕц Россия на путях выхода из кризиса экономики и финансов 1900-х годов: современный взгляд Аналитика и прогноз Тимур ГАРЕЕВ

Финансовое обеспечение туроператорской деятельности:

входные барьеры и экономическая дискриминация Максим пЕТРоНЕВиЧ А нужен ли России свободный рубль?

(влияние политики свободного курса на волатильность рубля) Александр ДЕГ ТяРЕВ, Рустам МА лиКоВ, Василий­ АРАпоВ Антикоррупционные парадигмы развития российского бизнеса в условиях «экономики отката»

Кризис и банки Арвинд КРишНАМуРТи Как кризис обрушивает рынки долговых обязательств Даррелл ДАФФи Механизм банкротства банков-дилеров павел РАЗуМоВСКий Internal Ratings-based Approach и Creditrisk+: преимущества и недостатки методологий (концентрация портфелей российских банков и ошибка IRB Approach) павел ТРуНиН, Дмитрий­ КНяЗЕВ Независимость центральных банков стран сНГ и Восточной Европы Классика экономической науки Гарольд ДЕМСЕц столетие антимонопольного законодательства — так ли уж знаменателен этот юбилей?

К юбилею коллег Аннотации к статьям номера Contents The World Bank: Research and Estimates The World Bank in Russia Russian Economic Report No 22 (A Bumpy Recovery) Economic Policy Theory Askar AK AEV, Askar SARYGULOV, Valentin SOKOLOV Linear Attractors as а Measure of Structural Shifts History Andrey KOLOMIETS, Yury VOROBYEV Russia on the Way of an Overcoming the Crisis of Economy and the Finance of 1900th: a Modern View Analytics and Forecast Timur GAREEV Financial Support OF Tour Activities: Entry Barriers and Economic Discrimination Maxim PETRONEVICH Is there a Need in Russia for Free Ruble?

(The Impact OF Floating Exchange Rate Regime on Ruble Volatility) Alexander DEGT YAREV, Rustam MALIKOV, Vasiliy ARAPOV Anticorruption Paradigms of the Russian Business Development in the “Payoff” Economy The Crisis and Banks Arvind KRISHNAMURT Y How Debt Markets Have Malfunctioned in the Crisis Darrell DUFFIE The Failure Mechanics of Dealer Banks Pavel RAZUMOVSKY





Internal Ratings-Based Approach and Creditrisk+:

Advantages and Shortcuts (Concentration of Russian Banks’ Portfolios and IRB Approach Error) Paul TRUNIN, Dmitry KNIAZEV The Independence of Central Banks of CIS Countries and Eastern Europe Classics of Economics Harold DEMSETZ How Many Cheers for Antitrust 100 Years Colleagues' Jubilee Abstracts Всемирный банк: исследования и оценки ДоКЛАД оБ ЭКоНоМИКЕ РоссИИ № 22* Неравномерный характер восстановления экономики

–  –  –

Источники: МВФ; Datastream Thomson; Всемирный банк .

Рис. 1. Промышленное производство (в % к соответствующему периоду предыдущего года, скользящее трехмесячное среднее, с корректировкой сезонности на годовом уровне) импорт увеличился на 30% (квартал к кварталу, в годовом исчислении с уче­ том сезонности) по сравнению с ростом на 40,1%, отмеченным в преды­ дущем квартале (рис. 2). При этом объем импорта по­прежнему отстает от докризисного максимального значения примерно на 4%. В апреле 2010 года импорт в Китае превысил показатель апреля 2008 года на 35%, при этом темп роста импорта в I квартале замедлился до 38% (квартал к кварталу, в годовом исчислении с учетом сезонности) с 81% в предыдущем кварта­ ле, когда импорт резко вырос в преддверии празднования Нового года по лунному календарю .

До сих пор влияние долгового кризиса в Европе остается ограниченным .

Во второй части данного доклада обсуждается вопрос об общем влиянии долгового кризиса в еврозоне на восстановление мировой экономики и де­ лается предположение о том, что оно, скорее всего будет ограниченным при условии, если не произойдет серьезных дефолтов и реструктуризации долгов .

Влияние этого кризиса на Россию, вероятно, также будет довольно ограни­

–  –  –

ченным в связи с гораздо более устойчивой бюджетной и долговой позицией России, а также из­за ограниченных торговых и финансовых связей России с проблемными странами .

Врезка 1 Внешнеэкономическая конъюнктура: потоки капитала и цены на нефть После резкого роста потоков капитала в I квартале 2010 года их объем оставался неизменным в апреле и резко упал в мае в связи с развитием долгового кризиса в еврозоне. В апреле потоки капитала в развивающиеся страны оставались стабиль­ ными, при этом с начала года их объем увеличился более чем вдвое по сравнению с соответствующим периодом 2009 года. В апреле 2010 года объем финансирования за счет выпуска облигаций увеличился до 26 млрд долл., что отчасти обусловлено возвращением России на международный рынок облигаций (впервые за более чем десятилетие). Российское правительство выпустило пятилетние и десятилетние облигации на сумму 5,5 млрд долл .

, что стало самым крупным размещением суве­ ренных облигаций в истории развивающихся стран. Банковское кредитование по­ прежнему серьезно уступает докризисному уровню — особенно в России, на долю которой в 2005—2008 годах приходился большой объем совокупного банковского кредитования, предоставленного развивающимся странам. Быстрое восстановле­ ние банковского кредитования маловероятно, поскольку банковский сектор до сих пор испытывает на себе воздействие глобальной рецессии. Между тем в мае потоки капитала резко снизились до минимальных значений в 2010 году в связи с проблемами размещения новых облигаций и акций из­за долгового кризиса в Ев­ ропе. Выпуск новых облигаций был очень ограниченным: только одно размещение суверенных облигаций в Малайзии на 1,25 млрд долл. — это даже меньше объемов облигаций, размещенных в феврале 2010 года, когда на рынках началось волнение по поводу долговых проблем Греции. Этот объем оказался минимальным за время начиная с декабря 2008 года, а также минимальным по сравнению со средними объемами размещения облигаций в мае в период с 2003 по 2009 год. Несмотря на то что последствия нынешнего европейского кризиса едва ли сравнятся с по­ следствиями банкротства банка Lehman Brothers в 2008 году, в результате которого рынок долгового и акционерного финансирования для стран с формирующейся рыночной экономикой был полностью парализован в течение нескольких месяцев, пока было бы преждевременно утверждать, что худшее позади .

Восстановление мирового спроса на нефть продолжилось. После наблюдавшегося в течение пяти месяцев подряд падения мировой спрос на нефть вырос почти на 1% в IV квартале 2009 года и, согласно прогнозу Международного энергетического агентства (МЭА), увеличится на 2% в 2010 году за счет роста в странах, не вхо­ дящих в ОЭСР. Что касается спроса на нефть в странах ОЭСР, сокращавшегося в течение последних четырех лет, то, как ожидается, он останется неизменным, при этом возрастет в странах Северной Америки и сократится в Европе и странах Тихоокеанского региона. В апреле в США третий месяц подряд отмечался рост спроса на нефть, который увеличился на 2%. Несмотря на улучшение спроса, пред­ ложение по­прежнему превышает спрос. В I квартале запасы нефти стран ОЭСР аномально росли, а в США они резко увеличились к маю. Между тем в конце апреля запасы нефти на плавучих нефтехранилищах выросли до 81 млн баррелей, что отчасти обусловлено увеличением запасов иранской сырой нефти .

В результате долгового кризиса в странах еврозоны цены на нефть резко сни­ зились, при этом разрыв в ценах на разные марки нефти увеличился. Цены на нефть, достигнув 1 мая максимума около 87 долл. за баррель, резко опустились ниже 70 долл. за баррель. Падение было вызвано финансовым кризисом в Гре­  Доклад об экономике России № 22

–  –  –

Источники: Datastream; расчеты сотрудников Всемирного банка .

Рис. 1.1. Цены на нефть различных сортов в сравнении с Brent (долл./барр.) ции, однако озабоченность инвесторов, связанная с ростом глобальной эконо­ мики и спроса на нефть, усугубилась опасениями по поводу распространения кризиса. В условиях спада увеличился разрыв цен на нефть различных сортов по сравнению с ценами Brent (международный эталон для легкой низкосернистой нефти). Цены на западно­техасскую нефть, которая обычно торгуется с премией к нефти марки Brent, существенно снизились ввиду накопления значительных запасов в средней континентальной части США. Между тем цены на нефть марки Dubai, которая обычно торгуется с дисконтом к нефти марки Brent, резко повы­ сились в связи с относительным ростом спроса на эту высокосернистую нефть .

В 2009 году цены на нефть марки Urals оставались непривычно устойчивыми по сравнению с ценами на нефть марки Brent, что было обусловлено низким предложением высокосернистой сырой нефти в связи со снижением объемов добычи в странах ОЭСР. Разница в ценах носила непостоянный характер, что обусловлено изменением соотношения предложения и спроса на разные сорта нефти, но должна вернуться к обычному уровню, как только восстановится ми­ ровой спрос и сократится избыток запасов нефти. После этого цена на нефть марки Urals может снизиться на 5% по сравнению с ценой марки Brent .

 Представительство Всемирного банка в Российской Федерации

Производство в России:

неравномерное восстановление экономики Согласно оценкам Росстата, в I квартале 2010 года реальный рост ВВП составил лишь 2,9% по сравнению с I кварталом предыдущего года, что ока­ залось намного ниже ожиданий (табл. 1). Ускорившиеся во втором полугодии 2009 года темпы экономического роста, поддерживаемые мерами бюджетного стимулирования, приостановились в I квартале 2010 года. Официальные оценки экономического роста (2,9%) свидетельствуют о том, что уровень реального ВВП в I квартале 2010 года даже сократился по сравнению с по­ следним кварталом 2009 года (с учетом фактора сезонности). Такой неравно­ мерный характер восстановления экономики (причем в условиях существен­ ного ухудшения мировой конъюнктуры) заметно отличается от относительно плавной динамики восстановления после кризиса 1998 года (рис. 3). Однако даже с учетом особых факторов, таких как чрезвычайно холодные зимние месяцы, низкий спрос оказывал сдерживающее влияние на экономический рост. Данные также указывают на то, что наблюдаемый экономический рост

–  –  –

по сравнению с предыдущим годом был обеспечен преимущественно за счет эффекта очень низкой базы 2009 года. Отраслевой анализ экономического роста также выгладит неоднозначно. Так, в I квартале 2010 года торгуемые сектора и, в частности, обрабатывающие отрасли продемонстрировали отно­ сительно хорошие результаты, достигнув роста в 10,9 и 11,8% соответственно .

В неторгуемых секторах результаты оказались не столь положительными:

транспорт и связь выросли на 9,3%, в оптовой и розничной торговле рост был нулевым, объемы строительства сократились на 9%, а объемы финан­ совых услуг упали на 7,3% (табл. 1) .

Статистические данные за апрель 2010 года демонстрируют более позитив­ ную динамику: обрабатывающие отрасли становятся движущей силой эконо­ мического роста, а в неторгуемых отраслях рост, по всей вероятности, набирает темп. По данным Росстата (табл. 2), в апреле 2010 года промышленное произ­ водство увеличилось на 10,4% (по сравнению с апрелем предыдущего года), при этом в обрабатывающих отраслях рост составил 15,7%. Во всех основных обрабатывающих отраслях в апреле были отмечены уверенные темпы роста, при этом наиболее высокие показатели были достигнуты в производстве транс­ портных средств (26,4%), электротехнического оборудования (25,8%) и метал­ лургии (24,2%). Помимо существенного эффекта базы, рост внешнего спроса на металлы и химическую продукцию, а также государственная программа утилизации подержанных автомобилей способствовали резкому повышению спроса на продукцию автомобильной промышленности и совокупному росту промышленного производства в апреле. С ростом реальных доходов и зарплат в неторгуемом секторе в апреле 2010 года также был зафиксирован ускорен­ ный рост. В розничной торговле был отмечен рост на 4,2%, в транспортном

–  –  –

секторе — на 14,8%. Даже в строительной отрасли, в которой в течение почти двух последних лет наблюдался спад, в апреле 2010 года наметились признаки восстановления; строительство жилой недвижимости увеличилось на 16,2% (по сравнению с апрелем предыдущего года) .

Внутренний спрос: медленное восстановление

Благодаря росту реальных располагаемых доходов и зарплат в I квартале 2010 года потребление домохозяйств стало фактором восстановления внут­ реннего и совокупного спроса, и этот процесс, скорее всего, будет продол­ жаться до конца года. Как и ожидалось, восстановление спроса происхо­ дит за счет потребления домохозяйств, однако вследствие низкого объема кредитования это восстановление носит постепенный характер и пока не затрагивает инвестиционный спрос .

С учетом неопределенности прогноза и сохраняющихся в 2010 году жест­ ких условий кредитования не удивительно, что спрос на инвестиции остается низким. В I квартале 2010 года инвестиции в основной капитал сократились на 4,7% по сравнению с аналогичным периодом 2009 года. Наблюдаемое снижение валовых капиталовложений (особенно по сравнению с низкой базой 2009 года) указывает на сохраняющуюся низкую инвестиционную ак­ тивность в экономике, при этом большинство компаний не возобновили активные инвестиционные стратегии в условиях существенной неопределен­ ности и жестких условий кредитования. Большинство предприятий, по­ви­ димому, наращивали загрузку существующих производственных мощностей, пополняя товарно­материальные запасы для удовлетворения потенциального увеличения спроса на свою продукцию .

Рынок труда: слабые показатели в I квартале и заметное улучшение в апреле В условиях неравномерного восстановления экономики и слабого спроса в I квартале 2010 года безработица сохранялась на высоком уровне, однако в апреле ее уровень снизился, что, скорее всего, стало следствием сезонного повышения занятости. К концу марта 2010 года под влиянием неопределен­ ного характера восстановления экономики и сезонного сокращения занято­ сти в течение зимних месяцев безработица возросла до 8,6% (по определению МОТ) с 8,2% в конце 2009 года (рис. 4). Однако в апреле благодаря росту сезонной занятости безработица сократилась до 8,2%. За один месяц чис­ ленность занятых в экономике увеличилась на 700 тыс. (рис. 5). Наметился положительный рост производительности труда, однако темп повышения ре­ альных зарплат продолжает опережать рост производительности (табл. 3) .

Сведения о частичной занятости и вакансиях также указывают на некото­ рые фундаментальные улучшения на рынке труда. По сравнению с разгаром кризиса, когда предприятия работников увольняли и отправляли в принуди­ тельные отпуска, увеличивали численность занятых частично — в качестве временной меры для противостояния шоку, вызванному падением спроса, в настоящее время, по­видимому, наблюдается обратная тенденция. Как показывают последние статистические данные, в период с января по ап­ рель 2010 года численность частично занятых в экономике сократилась до 218 тыс., что примерно соответствует докризисному показателю (рис. 6) .

Что касается вакансий, то с января 2010 года их количество начало расти и к концу апреля увеличилось до 261 тыс. (рис. 7) .

12 Доклад об экономике России № 22

–  –  –

Рис. 6. Частичная занятость (тыс.) Рис. 7. Количество вакансий (тыс.) Источники (рис. 4—7): Росстат; оценки сотрудников Всемирного банка .

–  –  –

Как и ожидалось, недавние статистические данные указывают на более существенное снижение уровня безработицы в сельских районах по сравне­ нию с городскими, что, вероятно, является следствием сезонного увеличения спроса на работников в сельском хозяйстве и работников­мигрантов. Согласно Росстату, в апреле 2010 года уровень сельской безработицы сократился до 11,3 — с 13,4% в январе того же года. В течение указанного периода уровень городс­ кой безработицы снизился с 7,8 до 7,1%. Несмотря на увеличение количества вакансий, медленный темп восстановления таких трудоемких отраслей, как розничная торговля и строительство, сдерживает рост занятости в городах .

Уровень безработицы по­прежнему сильно различается по регионам: са­ мый высокий уровень зафиксирован на Северном Кавказе (16,8%), самый низкий — в Центральном федеральном округе (5,2%) (рис. 8). Как показы­ вает статистика Росстата, в апреле 2010 года положительные тенденции в ди­ намике безработицы отмечались почти во всех регионах. Однако улучшения носят неравномерный характер, что объясняется разными темпами восста­ новления экономики регионов, а также различиями в структуре экономики и сезонной занятости .

Источник: Росстат .

Рис. 8. Географическое распределение безработицы, по определению МОТ (%) Несмотря на слабую экономическую активность в I квартале 2010 года, реальные доходы населения росли главным образом за счет индексации пенсий и социальных пособий. Согласно данным Росстата, в январе—апреле 2010 года реальные располагаемые доходы населения выросли на 6,5% по сравнению с соответствующим периодом 2009 года. Однако рост зарплат (3,8% в январе—апреле 2010 года по сравнению с тем же периодом предыду­ щего года) носил ограниченный характер в силу медленного восстановления экономики и высокого уровня безработицы .

Платежный баланс:

укрепление на фоне повышения цен на энергоресурсы В I квартале 2010 года состояние внешнеторгового баланса и счета текущих операций существенно улучшилось под влиянием повышения цен на нефть и газ и роста спроса на экспорт ненефтяных товаров (табл. 4). Согласно от­ четности Банка России, в I квартале 2010 года положительное сальдо счета текущих операций составило 33,9 млрд долл. по сравнению с 9,7 млрд долл .

в I квартале 2009 года. Такой прирост был в значительной степени обусловлен 14 Доклад об экономике России № 22

–  –  –

повышением цен на нефть и газ и ростом экспорта нефти, нефтепродук­ тов и газа, которые в совокупности составили 62,7 млрд долл. в I квартале 2010 года по сравнению 34,9 млрд долл. в I квартале 2009 года. В то же время рост импорта в I квартале оставался на низком уровне в условиях незначи­ тельного повышения внутреннего спроса. В I квартале 2010 года совокупная стоимость импорта составила 45,3 млрд долл. по сравнению с 38,5 млрд долл .

в I квартале 2009 года. Однако предварительные данные таможенной статис­ тики за март—апрель указывают на ускорение роста импорта; эта тенденция, вероятно, сохранится до конца года, что повлечет за собой существенное сокращение положительного сальдо счета текущих операций. Дефицит счета текущих операций без учета нефтегазового экспорта в I квартале сократился, однако по­прежнему остается значительным (рис. 10); ожидается, что по мере роста импорта на фоне восстановления экономики он будет увеличиваться .

Несмотря на сохраняющуюся волатильность потоков капитала, состояние платежного баланса улучшилось, а резервы увеличились. После зафиксиро­ ванного в IV квартале 2009 года притока капитала в I квартале 2010 года отток капитала возобновился. Согласно предварительным оценкам Банка России, в I квартале счет операций с капиталом и финансовыми инструментами был

–  –  –

сведен с дефицитом в 5,4 млрд долл. Несмотря на то что этот показатель значительно уступает показателю I квартала 2009 года (32,6 млрд долл.), по сравнению с IV кварталом 2009 года, когда Банк России зафиксировал про­ фицит в размере 10,3 млрд долл., состояние капитального счета ухудшилось .

Как в банковском, так и в небанковском секторах сохраняется волатильность потоков капитала, что обусловлено главным образом динамикой цен на нефть и сохраняющейся неопределенностью, связанной с восстановлением мирового спроса. Ситуацию осложняет обострение долгового кризиса в ев­ розоне. В I квартале чистый приток капитала в банковский сектор снизился до 0,8 млрд долл. по сравнению с почти 9 млрд долл. в IV квартале 2009 года .

В I квартале 2010 года отток капитала из небанковского сектора увеличился до 13,7 млрд долл. с практически нулевого уровня в предыдущем квартале (табл. 5). Однако, несмотря на ухудшение состояния счета операций с ка­ питалом и финансовыми инструментами, в целом состояние платежного баланса в I квартале 2010 года улучшилось, что дало возможность Банку России увеличить валютные резервы до 456 млрд долл. к концу мая 2010 года с 439 млрд долл. в конце декабря 2009 года .

Таблица 5 Чистые потоки капитала, 2006—2010 годы (млрд долл.) Чистый ввоз/вывоз капитала 2006 2007 2008 2009 I кв. 2009 I кв. 2010 Частным сектором 41,4 81,7 –133,9 –56,9 –35,0 –12,9 Банками 27,5 45,8 –56,9 –31,4 –6,9 0,8 Прочими секторами 13,9 35,9 –77,0 –25,4 –28,1 –13,7 Источник: Банк России .

В I квартале 2010 года банки и нефинансовые предприятия в целом имели возможность обслуживать и/или рефинансировать свои внешние долговые обязательства. Как и ожидалось, за период с января по апрель 2010 года крупных дефолтов по внешним долговым обязательствам в банков­ ском и корпоративном секторах отмечено не было. Согласно информации Банка России, в I квартале 2010 года банкам пришлось выплатить пример­ но 14,7 млрд долл., в то время как нефинансовым предприятиям — около 23,3 млрд долл. Статистика по внешнему долгу также свидетельствует о том, что возможности банков по рефинансированию, вероятно, улучшились, по­ скольку банки смогли несколько увеличить размер долговых обязательств до 128,9 млрд долл. к концу I квартала 2010 года, что на 1,3% выше по сравнению с концом 2009 года. Предприятия нефинансового сектора также смогли рефинансировать свои внешние обязательства, увеличив к концу I квартала совокупный размер долговых обязательств до 301,7 млрд долл., что на 1,1% выше показателя конца 2009 года. Согласно предварительным оценкам Банка России, к концу I квартала 2010 года совокупный внешний долг государственного и частного секторов составил 473,7 млрд долл. по сравнению с 471,6 млрд долл. в конце 2009 года .

–  –  –

ставка рефинансирования Банка России составляет 7,75% по сравнению с 13% годом ранее. Однако такое существенное снижение ставки оказало весьма незначительное влияние на рост кредитования в I квартале 2010 года .

Размер чистого кредита домохозяйствам и предприятиям в I квартале ока­ зался минимальным или даже отрицательным. По предварительным ста­ тистическим данным, в апреле 2010 года рост кредитования был весьма незначительным: корпоративное кредитование увеличилось на 0,9%, а роз­ ничное — на 1%. Чтобы поддержать эту положительную динамику, в конце мая 2010 года Банк России снизил ставку рефинансирования на 25 базисных пунктов — до 7,75%. Между тем официальные лица Банка России заявили, что в ближайшем будущем они не видят оснований для дальнейшего сни­ жения ставки рефинансирования .

Источники: Банк России; оценки сотрудников Источники: Банк России; оценки сотрудников Всемирного банка. Всемирного банка .

Рис. 11. Процентные ставки и инфляция Рис. 12. Кредиты, выданные предприятиям в России, 2006—2010 годы и домохозяйствам, 2007—2010 годы (трлн руб.) В 2010 году под воздействием умеренного роста денежной массы, медлен­ ного восстановления внутреннего спроса и отсутствия роста кредитования продолжилось снижение инфляции. Несмотря на существенное увеличение регулируемых цен на коммунальные услуги в январе—феврале 2010 года, ин­ фляция потребительских цен (ИПЦ) продолжила снижаться. В конце апреля 2010 года показатель инфляции за 12 месяцев сократился до 6% по сравнению с 8,8% в конце 2009 года. Низкий уровень производства по сравнению с потен­ циальным, медленное восстановление внутреннего спроса и наблюдавшийся ранее незначительный рост денежной массы остаются основными факторами, обусловливающими низкий уровень инфляции. Однако в IV квартале 2009 года и в начале 2010 года монетизация экономики возобновилась. К концу марта 2010 года денежный агрегат M2 увеличился на 32% по сравнению с мартом 2009 года. С учетом того что денежная масса не оказывает сильного немед­ ленного воздействия на инфляцию, а временной лаг между ростом денежной массы и инфляцией оценивается в 8—14 месяцев, можно предположить, что инфляционное давление усилится к концу 2010 года и особенно в 2011 году .

В таких обстоятельствах Банку России предстоит сделать сложный выбор меж­ ду дальнейшим снижением ставки рефинансирования для стимулирования роста кредитования в текущих условиях низкой инфляции и потенциальным усилением инфляционного давления в течение следующих 6—8 месяцев .

Валютный курс по­прежнему характеризуется волатильностью в условиях колебания цен на нефть и смещения предпочтений инвесторов к долла­ ру США в результате снижения склонности к риску, вызванного долговым 1 Представительство Всемирного банка в Российской Федерации кризисом в еврозоне. Произошедшее недавно снижение цен на нефть рез­ ко изменило динамику валютного курса. До конца апреля 2010 года рубль укреплялся под влиянием более существенного, чем ожидалось, профицита платежного баланса, при этом с начала года валютные резервы Банка России увеличились примерно на 21 млрд долл. В результате обострения долгового кризиса в еврозоне в мае 2010 года ситуация изменилась на противополож­ ную. Вновь возникший риск замедления темпов восстановления глобальной экономики и связанное с ним перемещение инвестиций из «более риско­ ванных» рынков в доллар США негативно отразились на ценах на нефть, в результате чего всего за две недели они резко снизились — примерно на 20% — до уровня ниже 70 долл. за баррель. По мере усиления спекулятивного давления за май 2010 года рубль подешевел более чем на 8% по отношению к доллару США. 15 июня его курс достиг 31,4 руб. за 1 долл. по сравнению с 29 руб. за 1 долл. в начале мая. Вместе с тем, это свидетельствует о большей гибкости валютного курса, что усиливает его волатильность и делает полити­ ку Банка России менее предсказуемой, способствуя предотвращению опера­ ций carry trade и дестабилизации спекулятивных операций против рубля .

Бюджетная политика — сворачивание мер стимулирования в условиях новых факторов давления на расходы и доходы После масштабного увеличения расходов в 2009 году правительство в настоящее время намерено постепенно свернуть меры бюджетного сти­ мулирования и в среднесрочной перспективе сократить дефицит бюджета (врезка 2). По предварительным оценкам Министерства финансов, в I квар­ тале 2010 года консолидированный бюджет был исполнен с профицитом в 2,5% ВВП (табл. 6). Доходы в I квартале росли благодаря ценам на нефть, которые оказались существенно выше заложенного в бюджет консервативно­ го прогноза на уровне 58 долл. за баррель. Вместе с тем, ненефтяные доходы (в % ВВП) еще не восстановились до уровня, наблюдаемого в разгар кри­ зиса в I квартале 2009 года. Отчасти это объясняется более низкой суммой доходов от инвестиций средств Резервного фонда и Фонда национального благосостояния, перечисленных в бюджет в I квартале 2010 года. Но также низкий уровень ненефтяных налоговых доходов является результатом вя­ лой экономической активности. Кроме того, в результате снижения став­ ки налога на прибыль на 4 п.п. (до 20%) поступления налога на прибыль в I квартале 2010 года оказались ниже (на 0,2 п.п. ВВП), чем в I кварта­ ле 2009 года. Исполнение федерального бюджета за первые пять месяцев 2010 года было достаточно консервативным — дефицит составил 2,9% ВВП (в расходы федерального бюджета включен трансферт на цели покрытия дефицита Пенсионного фонда). Однако теперь долговой кризис в Европе вновь создает неопределенность относительно будущих цен на нефть, что до конца года может привести к росту дефицита .

В бюджете на 2010 год запланировано сокращение расходов приблизи­ тельно на 1,8% ВВП; однако запланированное к концу 2010 года увеличение пенсий на 46% приведет к новому усилению давления на бюджет со сто­ роны расходов. К концу года уровень пенсий будет увеличен за счет запла­ нированной индексации и дополнительно за счет переоценки пенсионных прав граждан советского периода. В апреле 2010 года базовая пенсия уже была повышена на 6,3% в дополнение к плановому повышению в январе 2010 года. В I квартале 2010 года, как и ожидалось, началось постепенное сворачивание мер бюджетного стимулирования. Расходы на поддержку раз­ 1 Доклад об экономике России № 22 Врезка 2 Этапы осуществления расходных мер бюджетного стимулирования В 2009 году антикризисные бюджетные расходы направлялись в основном на социальные цели, а именно: на поддержание и повышение оплаты труда, пен­ сий и мер социальной помощи широким слоям среднего класса (рис. 2.1). По­ видимому, повышение социальных расходов было в целом своевременным .

Существенный рост социальных расходов наблюдался уже в I квартале 2009 года, когда экономический спад был наиболее глубоким. В результате повышения минимального размера оплаты труда с 1 января 2009 года увеличились расходы на образование и здравоохранение, где существенную часть расходов составляет именно оплата труда тех работников, кого коснулось повышение МРОТ. Как отмечалось в предыдущих выпусках «Доклада об экономике России», эти меры помогли ограничить отрицательное воздействие кризиса на реальные доходы и, следовательно, на потребление населения. Однако рост расходов на поддержку реальной экономики (функциональная категория национальной экономики) пришелся в основном на III и IV кварталы 2009 года, когда происходил не спад, а постепенное восстановление роста ВВП. Большая часть этих расходов была направлена на поддержание существующих крупных, часто государственных предприятий, а малым и средним или недавно созданным предприятиям почти ничего не досталось .

Государственные меры на поддержание доходов населения смягчили социальные последствия кризиса. Вместе с тем, расплатой за это стало усиление неэластичнос­ ти в структуре расходов и замораживание инфраструктурных расходов. Рост ка­ питаловложений был весьма скромным, что, по­видимому, должно отрицательно сказаться на экономическом росте. Данные других стран свидетельствуют о том, что при дискреционных капитальных расходах, в особенности направленных на решение острых инфраструктурных проблем, бюджетные мультипликаторы (воз­ действие процентного изменения расходов на процентное изменение ВВП) могут быть более значительными, чем при повышении текущих расходов .

–  –  –

личных секторов экономики были снижены приблизительно на 1% ВВП по сравнению с предыдущим годом. По­видимому, в результате бюджетных поправок, предложенных правительством 10 июня, дефицит федерального бюджета будет ниже в связи с более высокими ценами на нефть и ненефтя­ ными доходами, при этом часть дополнительных доходов от нефти пойдет на увеличение расходной части бюджета. Однако даже при увеличении расходов правительство прогнозирует дефицит федерального бюджета около 5,4% ВВП, что ниже первоначального дефицита в 6,8%, заложенного в действу­ ющем Законе о бюджете .

В мае 2010 года правительством была принята комплексная программа повышения эффективности бюджетных расходов. В программе намечены масштабные меры по перестройке бюджетного процесса. К 2012 году пред­ полагается перейти к программно­целевому принципу составления бюд­ жета. Бюджет будет формироваться на основе конкретных программ по семи основным направлениям, связанным с целями развития Российской Федерации, и с учетом системы целевых показателей, позволяющей отсле­ живать выполнение программ. Такая реформа в конечном счете позволит увязать выделяемые средства с конкретными целями, которые должны быть достигнуты к определенному сроку. Это позволит усилить контроль над рас­ ходованием государственных средств, повысить эффективность расходов и качество государственных услуг .

Хотя снижение бюджетного дефицита необходимо, есть риск, что это сниже­ ние до конца 2010 года вновь будет достигнуто преимущественно за счет столь необходимых расходов на поддержание инфраструктуры. В 2010 году прогнози­ руется снижение государственных расходов на транспорт на 0,6% ВВП по срав­ нению с и без того уже относительно низким уровнем — 2,5% ВВП в 2009 году .

Общественная инфраструктура давно признана одним из ключевых факторов экономического развития, обеспечивающим один из основных каналов, по которым государство может способствовать обеспечению конкурентоспособ­ ности, росту производительности, а также более эффективным связям на меж­ 20 Доклад об экономике России № 22 региональном и международном уровне. Выявлено, что недостаточные расходы на ремонт и содержание транспортной инфраструктуры являются одной из причин ухудшения ее качества в России (врезка 3). Таким образом, снижение ассигнований на улучшение существующей дорожной сети в сочетании с ориен­ тацией на новое строительство может повлечь дополнительное сокращение рас­ ходов на ремонт и содержание инфраструктуры. По предварительным оценкам Всемирного банка, полученным в ходе проводимого анализа государственных расходов, годовой объем недофинансирования одного только ремонта и содержания дорожной сети составляет 1,2% ВВП. Выделение достаточных средств на ремонт и содержание инфраструктуры экономически эффективно и обойдется заметно дешевле, чем финансирование накапливающихся ремонтно­эксплуатационных проблем и нового строительства в будущем .

Врезка 3 Инфраструктурные проблемы в России Состояние российской транспортной инфраструктуры для страны с уровнем доходов выше среднего в целом неудовлетворительное, при этом оно ухудшается в результате недоинвестирования в содержание и ремонт. В соответствии с только что опубликованным Индексом открытости национальных экономик для между­ народной торговли за 2010 год (2010 Enabling Trade Index) Россия находится на 48 месте по показателю доступности и качества транспортной инфраструктуры .

Этот показатель характеризует состояние транспортной инфраструктуры по всем видам транспорта во всех странах, учитывая плотность аэропортов, процентную долю дорог с твердым покрытием и степень их загруженности, а также наличие перевалочных узлов для грузоотправителей из разных стран .

Примечание: самый низкий показатель — 0, самый высокий — 7 .

Источник: Индекс открытости национальных экономик для международной торговли (ETI) / Всемирный экономический форум. 2010 .

Рис. 3.1. Индекс качества дорожной инфраструктуры в некоторых странах Европы и Центральной Азии Качество транспортной инфраструктуры в России существенно различается по видам транспорта, а также по регионам; при этом качество автодорожной инфра­ структуры оценивается как крайне низкое. По индексу ВЭФ открытости наци­ ональных экономик для международной торговли за 2010 год Россия занимает 33 место в мире по качеству железнодорожной инфраструктуры. Это сравни­ тельно неплохой показатель, но все же он существенно ниже западноевропей­ ского уровня, к которому стремится страна. Однако по качеству автодорожной Представительство Всемирного банка в Российской Федерации

–  –  –

В апреле 2010 года Российская Федерация вернулась на международные рынки капитала, успешно разместив еврооблигации на сумму в 5,5 млрд долл .

Это стало вторым по объему размещением долга в долларах США среди раз­ вивающихся стран и первым с 1998 года международным выпуском россий­ ских облигаций. Пятилетний транш еврооблигаций объемом в 2 млрд долл .

был размещен со спрэдом в 125 базисных пунктов к аналогичным облигациям казначейства США (доходность составила 3,741%), а десятилетний транш объемом в 3,5 млрд долл. — со спрэдом в 135 базисных пунктов к аналогич­ ным казначейским облигациям США (доходность — 5,082%) .

Российская Федерация успела воспользоваться удачным моментом для заимствований на международных рынках, пока инвесторы не начали повышать оценку суве­ ренных рисков в результате долгового кризиса в странах еврозоны. Именно за последний месяц спрэды по кредитно­дефолтным свопам по суверенному риску России и других развивающихся стран выросли с посткризисного ми­ нимума в апреле 2010 года (рис. 13). Самый большой рост спрэдов наблю­ дался по Греции (рис. 14). Однако правительству РФ в этом году больше не требуется дополнительно занимать на внешних рынках. Благодаря улучшению прогноза цен на нефть потребности во внешнем финансировании оказались значительно ниже, чем 17,8 млрд долл., запланированные на 2010 год .

Таким образом, в целом ситуацию в экономике России в начале 2010 года можно охарактеризовать как неравномерное восстановление в условиях по­ вышения глобальной неопределенности. Более медленное, чем ожидалось, восстановление внутреннего спроса в сочетании с рисками более широкого распространения последствий кризиса в Греции на другие страны Западной и Восточной Европы создает новые риски для восстановления российской экономики. В этих условиях целью макроэкономической политики должно стать нахождение точного баланса между необходимым снижением бюджет­ 22 Доклад об экономике России № 22 Источник: агентство Bloomberg .

Рис. 13. Динамика спрэдов по кредитно-­дефолтным свопам России, Турции, Бразилии, Польши и Венгрии, 2009—2010 годы (п.п.) Источник: агентство Bloomberg .

Рис. 14. Динамика спрэдов по суверенным 5-­летним кредитно-­дефолтным свопам ряда западноевропейских стран, 2009—2010 годы (п.п.) ного дефицита и поддержанием ростков восстановления экономики при од­ новременном решении остающихся социальных и региональных проблем .

И наконец, учитывая невозможность повлиять на внешние риски, было бы целесообразно минимизировать краткосрочные и долгосрочные риски внутренней экономической политики. Краткосрочный риск, от которого следует защититься, состоит в слишком долгом откладывании ужесточения бюджетной политики, при том что цены на нефть могут снова упасть. За это время масштабные повышения текущих расходов станут привычными, а их последующее сокращение окажется гораздо более трудной задачей. Поэтому очень важно обеспечить разумное исполнение бюджета и не допустить неос­ мотрительного наращивания дополнительных расходов до конца года. Что ка­ сается долгосрочных задач политики, рассмотренных в предыдущем «Докладе об экономике России»1 и состоящих в осуществлении структурных реформ государственного управления, социальных секторов, финансового сектора и в улучшении инвестиционного климата, то от их успеха в значительной степени будут зависеть результаты реализации программы модернизации .

Доклад об экономике России № 21 // Экономическая политика. 2010. № 3 .

Представительство Всемирного банка в Российской Федерации

–  –  –

Разворачивающийся в настоящее время долговой кризис в европейских странах с высоким уровнем доходов порождает новые вызовы восстанов­ лению мировой экономики (врезка 4); хотя непосредственные последствия этого кризиса для России, по­видимому, будут ограниченными. Этот прогноз строится на допущении, что еврозоне удастся избежать серьезного дефолта, реструктурирования долга и более широкого распространения проблемы на другие страны. В России ситуация с долгом и бюджетным дефицитом гораздо более устойчивая, чем в других странах, потому что и дефицит, и отноше­ ние долга к ВВП существенно ниже (рис. 16). Кроме того, торговый оборот России с теми европейскими странами, экономики которых испытывают проблемы, относительно небольшой, что ограничивает влияние долгового кризиса на российскую экономику в связи с возможным падением товаро­ 24 Доклад об экономике России № 22

–  –  –

Влияние долгового кризиса в Европе на восстановление мировой экономики В результате долгового кризиса в странах Европы, для которой в целом характерен высокий уровень доходов, возникают новые проблемы и риски для восстановле­ ния мировой экономики. Хотя наиболее вероятным сценарием, по­видимому, будет относительно спокойное разрешение бюджетных проблем в европейских странах с высоким уровнем доходов, но в случае реализации противоположного сценария могут возникнуть серьезные последствия как для развитых, так и для развивающихся стран. По оценкам МВФ, в испытывающих долговой кризис европейских странах требуется снижение дефицита бюджета в масштабах от 9,2% ВВП (Греция) до 4,8% ВВП (Италия), с тем чтобы уменьшить долю долга в ВВП до 60%. Такое ужесточение бюджетной политики существенно затормозит в этих экономиках спрос как в краткосрочном, так и в среднесрочном периоде .

Регион Европы и Центральной Азии окажется подверженным воздействию кризиса по причине более тесных, чем у других регионов (за исключением Ближнего Востока и Северной Африки), торговых связей с обремененными долгом европейскими странами с высоким уровнем доходов (ЕС­5), которые с большой степенью вероятности станут значительно снижать бюджетные рас­ ходы (рис. 1 врезки). Внешнеторговые связи России с Грецией весьма огра­ ничены (на долю Греции приходится менее 1% российского экспорта), но по всем четырем европейским странам, переживающим долговой кризис, включая Грецию, экспортные позиции России составляют 10% от общего объема россий­ ского экспорта. Такие страны, как Албания и Азербайджан, 20% и более своего экспорта направляют в Грецию, Италию, Португалию и Испанию. Насколько сильно пострадают эти страны, будет зависеть от масштабов сокращения бюд­ жетных расходов в странах­адресатах, а также от того, насколько успешно первые смогут переключиться на другие рынки .

Также подвергаются рискам страны, где финансовый сектор тесно связан со странами, обремененными долгом. Такие экономики, как бывшие республики Югославии (в частности Македония и Сербия), Болгария, Албания и Румыния, ранее имели существенные выгоды благодаря масштабному притоку капитала от греческих финансовых организаций. В случае если банки в странах ЕС, ис­ Представительство Всемирного банка в Российской Федерации пытывающих долговые проблемы, будут вынуждены докапитализироваться или сокращать объемы кредитования, приток капитала во многие развивающиеся страны и регионы может в значительной мере иссякнуть. Это, в свою оче­ редь, может оказать дополнительное отрицательное воздействие на внутренний спрос, в особенности в странах, где остается большая потребность во внеш­ нем финансировании. У российского финансового сектора нет значительных рисков в отношении этих четырех европейских стран, однако отрицательное воздействие на приток капитала в Россию возможно, учитывая тенденцию к «бегству в качество» из периферии Европы в более развитые европейские страны и в доллар .

–  –  –

оборота. Однако в случае распространения долгового кризиса на другие страны Европы проблемы могут возникнуть и у России — негативное воз­ действие пойдет по двум другим основным каналам: через цены на нефть и финансовые потоки капитала .

Замедление роста в странах Евросоюза и по­ вышение премии за риск может вызвать снижение цен на нефть, что повле­ чет за собой сокращение экспортной выручки и бюджетных доходов. Это, в свою очередь, может оказать понижательное давление на обменный курс и способствовать оттоку капитала. Повышение премии за риск, по­видимо­ му, прежде всего отразится на тех российских компаниях, которые имеют большую внешнюю задолженность. Общий объем задолженности, по которой в 2010 году наступает срок платежа, составляет 114,5 млрд долл. (около 7% ВВП), из них 35,6 млрд долл. приходится на финансовый сектор — прибли­ зительно на треть меньше, чем в 2009 году. Спрэды на российские кредитно­ дефолтные свопы, в настоящее время находящиеся приблизительно на уров­ не 200 базисных пунктов, за последний месяц выросли на 40 б.п., но все еще остаются на 100 б.п. ниже, чем год назад .

Учитывая более медленное, чем ожидалось, восстановление экономики в I квартале 2010 года и возникающие риски дальнейшего замедления, мы пересмотрели прогнозы роста реального ВВП до 4,5% на 2010 год и 4,8% на 2011 год (табл. 8). После неутешительных результатов I квартала 2010 года ряд ведущих показателей за апрель—май свидетельствует об оживлении экономической активности, которое, по всей вероятности, сохранится до конца года. Так, например, в апреле 2010 года умеренно росли капиталовложения (на 2,3% по сравнению с соответствующим пе­ 2 Доклад об экономике России № 22

–  –  –

риодом прошлого года), поддерживаемые оживлением кредитной актив­ ности. Кроме того, в результате восстановления спроса на промежуточные товары существенно выросли цены производителей, что было зафикси­ ровано изменением индекса менеджеров по закупкам (PMI). В первом полугодии 2010 года источниками роста, по­видимому, станут потребление и пополнение товарно­материальных запасов, при этом восстановление будет происходить с весьма низкой базы 2009 года. Во втором полугодии 2010 года и в 2011 году темпы экономического роста, вероятно, будут не­ высокими — в зависимости от устойчивости роста потребления на фоне высокой безработицы и от улучшения кредитных условий, способствующих росту капиталовложений .

Основными факторами экономического роста в России в 2010 году будет прежде всего умеренный рост потребления и эффект низкой базы первых двух кварталов 2009 года (рис. 17а,б). Определяющим фактором экономи­ ческого роста в 2010 году, особенно к концу года, станет потребление, пре­ жде всего потребление домашних хозяйств. Некоторое влияние на рост, по­видимому, окажет также восстановление товарно­материальных запасов во II квартале 2010 года. В то же время в 2010 году мы не ожидаем значи­ тельного повышения капиталовложений, учитывая избыточные производс­ твенные мощности и жесткие кредитные условия. Рост капиталовложений во II квартале будет происходить в основном за счет возобновления товарно­

–  –  –

материальных запасов. В апреле текущего года индекс цен производителей вырос на 17,9% по сравнению с апрелем 2009 года. Это, по всей вероятности, свидетельствует о начале возобновления товарно­материальных запасов. При этом положительный вклад чистого экспорта в совокупный рост, имевший место с 2009 года, скорее всего, к концу 2010 года сменится отрицательным, поскольку объемы импорта будут расти по мере восстановления экономи­ ки. И наконец, возможный пересмотр Росстатом показателей квартальных темпов роста за предыдущие периоды, в первую очередь быстрого кварталь­ ного роста в конце 2009 года, может изменить динамику квартального роста в 2010 году, поскольку изменятся показатели базы .

Учитывая прогнозы мировых цен на нефть и спроса, мы ожидаем, что в 2010 году профицит счета текущих операций сохранится на относительно высоком уровне при некотором снижении в 2011 году, в то время как со­ стояние счета операций с капиталом, по­видимому, несколько улучшится .

Если цены на нефть сохранятся на прогнозируемом уровне, профицит счета текущих операций платежного баланса в 2010 году составит около 58 млрд долл. (около 3,9% ВВП), а затем снизится до 33 млрд в 2011 году в результате опережающего роста импорта. При условии, что европейский долговой кризис не вызовет значительного «эффекта домино» (чего, однако, невозможно исключить), мы прогнозируем повышение профицита счета операций с капиталом до 31 млрд долл. в 2010 году и 60 млрд в 2011 году в результате роста притока недолгового капитала, снижения объемов по­ гашений долга, а также постепенного повышения способности банков и нефинансовых организаций осуществлять внешние заимствования. Мы ожидаем сохранения волатильности обменного курса в краткосрочной перс­ пективе, причем если цены на нефть удержатся на уровне 80 долл. и выше, то курс рубля будет укрепляться, а если цена на нефть опустится ниже 70 долл., — снижаться .

Увеличение бюджетных доходов благодаря повышению цен на нефть, ве­ роятно, окажется частично нивелированным дополнительными социальными расходами и индексациями пенсий. Мы прогнозируем бюджетный дефицит на уровне 4,6% ВВП в 2010 году и 3,8% ВВП в 2011 году, учитывая допол­ нительные расходы на пенсионное обеспечение. Несмотря на некоторое повышение прогноза цен на нефть на этот год, ухудшение прогнозируемого состояния бюджета по сравнению с предыдущим «Докладом об экономике России» (№ 21) вызвано значительным дополнительным повышением расхо­ дов бюджета на финансирование пенсий. Объем Резервного фонда на конец 2010 года оценивается в 15 млрд долл. (рис. 18). Следовательно, ожидаемый в 2011 и в 2012 годах дефицит бюджета придется в основном финансировать за счет внутренних и внешних заимствований. При этом остаются риски, связанные с высокой волатильностью цен на нефть и мирового спроса. Было бы благоразумно и при формировании бюджета на 2011 год придерживать­ ся хорошей практики Минфина закладывать консервативный прогноз цен на нефть, чтобы обеспечивать бюджету «подушку безопасности» на случай неблагоприятных сюрпризов мировой конъюнктуры .

Учитывая текущий инфляционный тренд и динамику денежного предло­ жения, мы сохраняем прогноз инфляции на 2010 год без изменений. ИПЦ (индекс потребительских цен) по состоянию на конец 2010 года прогнози­ руется на уровне 7—8% ВВП, что отражает относительно медленный рост денежного предложения в 2009 году и сохраняющиеся ограничения креди­ тования. Вместе с тем, существуют риски повышения инфляции, связанные с возможным ослаблением бюджетной политики в результате запланирован­ 2 Доклад об экономике России № 22

–  –  –

По всей вероятности, влияние восстановления экономики на рынок труда будет ограниченным; уровень безработицы в среднесрочный период останет­ ся относительно высоким с периодическим снижением благодаря сезонному росту занятости. По­видимому, в России занятость будет восстанавливаться умеренными темпами при сохранении высокого уровня безработицы — по модели, описанной в «Докладе об экономике России № 21» и предусмат­ ривающей экономический рост на фоне сохранения относительно высокого уровня безработицы. Подобная модель восстановления рынков труда, веро­ ятно, окажется преобладающей и во многих европейских странах. В России прогнозируется сохранение безработицы на уровне 8—9% к концу 2010 года, при этом в течение года безработица несколько сократится, в основном в ре­ зультате сезонных факторов. Мы также прогнозируем, что в среднесрочный 2 Представительство Всемирного банка в Российской Федерации период уровень занятости будет восстанавливаться постепенно — темпами, отстающими от темпов роста реального ВВП (рис. 19) .

–  –  –

Последние данные по статистике бедности в России свидетельствуют о том, что уровень бедности в 2009 году остался приблизительно таким же, как и в 2008 году (рис .

20). По­видимому, это связано с тем, что уровень безработицы повысился не настолько сильно, как ожидалось, а также с уве­ личением трансфертов населению. Масштабное повышение пенсий и других пособий, осуществленное в 2010 году, вероятно, должно оказать дополни­ тельное положительное воздействие на уровень бедности. Мы ожидаем его дальнейшего снижения до 11,4% в 2010 году и до 10,2% в 2011 году. Однако в результате принятия этих мер, обусловивших рост государственного по­ требления, необходимое сокращение бюджетного дефицита в среднесрочном периоде окажется более трудной задачей и займет больше времени, чем ранее предполагалось, а повышение социальных выплат может иметь также и дру­ гие, менее желательные последствия для бюджета, уменьшив эластичность его структуры и вытеснив расходы на инфраструктуру .

–  –  –

Моногорода — это городские поселения, в экономике которых домини­ рует одна отрасль или градообразующее предприятие. В своем масштабном стремлении к индустриализации и урбанизации советские плановики созда­ вали моногорода, выбирая для предприятий «рациональное» место располо­ жения, в противовес тому, что они считали «хаотичной» и «расточительной»

практикой капиталистической экономики. После Второй мировой войны в России в рамках плановой системы быстро росли населенные пункты, причем многие из них создавались в географически неблагоприятных райо­ нах на севере и востоке центральной части России. Основным принципом, положенным в основу создания моногородов, было территориальное раз­ деление труда, которое предполагает максимальную региональную специ­ ализацию определенных видов производств в рамках изолированной на­ циональной экономики. Базовая логика представляла собой совокупность оборонных, стратегических, политических, бюрократических и экономи­ ческих соображений .

Твердого консенсуса относительно того, что следует считать моногородом и сколько их в России, нет, но совершенно очевиден тот факт, что моно­ города преимущественно связаны с городским производством. Наиболее авторитетное исследование в этой области под названием «Моногорода и градообразующие предприятия» было подготовлено Минэкономразвития России в 1999—2000 годах. В этом исследовании к моногородам отнесено 467 крупных городов и 332 малых города, что превышает 40% общего коли­ чества всех российских городов. В них проживают 25 млн человек, то есть около 17% населения Российской Федерации. В моногородах функционирует около 900 градообразующих предприятий, на которые приходится свыше 30% объема промышленного производства. Почти две третьих таких предприятий относятся к обрабатывающим производствам, топливной, металлургической, пищевой, деревообрабатывающей, целлюлозно­бумажной промышленности .

Поэтому проблема моногородов в России, а именно обеспечение конкурен­ тоспособности, диверсификации, технологической модернизации, нали­ чия рабочих мест, является проблемой обрабатывающей промышленности, базирующейся в городах (врезка 5) .

Моногорода пережили трудные времена смены собственников и ре­ структуризации предприятий, испытав периоды и бума, и банкротств .

В 1990­х годах большинство градообразующих предприятий моногородов были приватизированы и оказались в собственности крупных российских промышленных групп, которые пытались освободить себя от обязательств по предоставлению социальных услуг. В неконкурентоспособных отраслях, таких как текстильная промышленность и машиностроение, большинство предприятий обанкротилось в конце 1990­х годов, что привело к дальнейше­ му упадку моногородов (например, на северо­востоке центральной России, где издавна существовало текстильное производство). Другие предприятия, главным образом те, которые вышли на экспортные рынки, смогли устоять .

Правительство пыталось передать социальные услуги, оказываемые пред­ Данный раздел подготовлен Чорчинг Гох (Chorching Goh), старшим экономистом Всемирного банка. Настоящий текст является частью более широкого текущего исследования проблем регионального развития и региональной политики в Российской Федерации .

Представительство Всемирного банка в Российской Федерации Врезка 5 Два примера моногородов Тольятти В Тольятти (самом крупном моногороде России с населением свыше 700 тыс.) расположен Волжский автомобильный завод (ВАЗ) — крупнейший автомобильный завод России, непосредственно обеспечивающий около 1% ВВП страны. В конце 2008 года число работников завода составляло около 106 тыс. С ВАЗом связано большинство других предприятий в Тольятти. В начале 2009 года в результате экономического кризиса ВАЗ столкнулся с финансовыми трудностями. Объем промышленного производства в Тольятти сократился на 44%, заработная плата и занятость упали, работники были вынуждены уйти в отпуска или перейти на неполный рабочий день. В сентябре 2009 года 27 600 работников ВАЗа получили уведомление о сокращении. Может потребоваться дополнительная реструкту­ ризация. Наибольшие перспективы для компании сулит объединение с компа­ нией «Рено» для производства автомобилей марки «Рено», «Ниссан» и «Лада» .

Правительство Российской Федерации выразило готовность предоставить допол­ нительную финансовую помощь для поддержки совместного предприятия .

Дальнегорск В Дальнегорске проживают 40 тыс. человек. Город находится в 524 км от Владивостока и в 36 км от Японского моря. В 1897 году горная экспедиция открыла в этом районе запасы ценных оловянных и цинковых руд. К началу Второй мировой войны в Дальнегорске был построен комбинат по производству олова. В настоящее время комбинат производит боросодержащую продукцию, в том числе буру и другие чистящие средства. В 1989 году население поселка достигло 50 тыс., и он получил статус города.

В Дальнегорске два предприятия:

горно­химический комбинат «Бор» и ОАО ГМК «Дальполиметал», которые сей­ час являются дочерними предприятиями Российско­британской горнорудной компании (РГРК), которая начала функционировать в 2005 году и купила данные предприятия в 2005 и 2009 годах соответственно. Около 60% населения города зависят от этих предприятий с точки зрения занятости и доходов .

1. ОАО ГМК «Дальполиметал» было образовано в 1897 году, на сегодняшний день имеет 2000 рабочих и производит концентраты свинца и цинка .

2. ГХК «Бор» был создан в 1958 году. В советские времена на комбинате рабо­ тали 10 000 человек, а в настоящее время — около 3000. С учетом членов семей от комбината зависят примерно 12 000 человек. Комбинат производит борную кислоту и борат кальция .

Узкая специализация производства в Дальнегорске усугубляет социально­эко­ номические проблемы, связанные с ограниченностью возможностей для тру­ доустройства, снижением уровня жизни, сокращением налогооблагаемой базы, ухудшением состояния инфраструктуры. Предприятия имеют долги по оплате электроэнергии, и краевое правительство предоставило им субсидии. Профсоюзы жалуются на наличие у ОАО ГМК «Дальполиметал» задолженности по заработ­ ной плате за четыре месяца в 2008—2009 годах, а также беспокоятся относительно возможного сокращения зарплаты. Руководство ГХК «Бор» хочет продать свои теплоэнергетические объекты городу Дальнегорску или местному коммунальному предприятию. Глава Дальнегорска отмечал, что бюджет города и его социальная инфраструктура (школы, детские сады, учреждения культуры) уязвимы перед кризисными явлениями на этих градообразующих предприятиях. ГХК «Бор»

имеет задолженность перед городом в 50 млн руб .

32 Доклад об экономике России № 22 приятиями, местным муниципалитетам, но они не располагали ресурсами для финансирования этих функций. В результате муниципальные образо­ вания либо закрыли объекты социального назначения, либо приостановили процесс их передачи .

Во время экономического роста в 2000­х годах многие моногорода выиг­ рали от высоких цен на природные ресурсы и полуфабрикатную продукцию, что стимулировало рост местной экономики .

Передача социальных объектов муниципалитетам приостановилась или пошла в обратном направлении, так как процветающие градообразующие предприятия возобновили оказание соци­ альных услуг своим работникам. Ситуация изменилась с началом «Великой рецессии» 2008—2009 годов. Большинство градообразующих предприятий относятся к отраслям, которые пострадали из­за мирового падения про­ мышленного спроса, а именно, к металлургии, химическому производству, деревообрабатывающей и целлюлозно­бумажной промышленности, маши­ ностроению. В условиях масштабного падения спроса на продукцию градо­ образующих предприятий главной социальной проблемой стала безработица и вынужденная неполная занятость. С учетом узкой налогооблагаемой базы, масштабного высвобождения рабочей силы и дефицита возможностей для кратковременной альтернативной занятости можно сказать, что моногорода приняли на себя главный удар кризиса. А ограниченный масштаб переселе­ ния людей в другие места, обусловленный экономическими, социальными и культурными факторами, еще больше обострил проблему моногородов .

Так в чем же состоит «проблема» моногородов?

Кризис в моногородах нельзя свести к одной «проблеме»; по сути, она имеет несколько аспектов — бюджетный, социальный и экономический .

Градообразующие предприятия, которые еще оказывают социальные услу­ ги, сократили их и в том числе услуги по центральному теплоснабжению, которые жизненно важны в северной стране с холодным климатом. Резкое сокращение налогооблагаемой базы, привязанной к градообразующим пред­ приятиям, привело к кризису в сфере муниципальных финансов и базовых услуг. Объем поступлений подоходного налога — основного источника муни­ ципальных доходов — снизился вследствие безработицы и сокращения зара­ ботной платы. Это также повлияло на доходы малых предприятий и привело к снижению поступлений налогов от малых предприятий в муниципальные бюджеты. Снизились и налоговые доходы региональных бюджетов: в резуль­ тате сокращения поступлений подоходного налога (распределяется между ре­ гиональным и муниципальным бюджетом), налога на прибыль предприятий (распределяется между региональным и федеральным бюджетами) и налога на имущество предприятий .

В результате в 2009 году социальное недовольство в некоторых моного­ родах вылилось в протесты населения. Наиболее известная акция протеста произошла в городе Пикалево — моногороде с 22­хтысячным населением, расположенном недалеко от Санкт­Петербурга. Город был построен вокруг завода по производству цемента, глинозема и поташа. Когда завод закрылся, у людей не осталось никаких перспектив найти работу, и не было никакой помощи. Компания перестала платить по счетам, в результате отключили теплоснабжение и горячее водоснабжение. Жители города заблокировали важную трассу федерального значения, после чего в ситуацию вмешался Председатель Правительства РФ. Недовольные жители ряда других моного­ родов пытались последовать примеру пикалевцев .

Представительство Всемирного банка в Российской Федерации Большинство моногородов имеют узкую и негибкую структуру экономики, для которой характерны устаревший физический капитал, ветхая инфра­ структура и немобильное население. Причина кроется в наследии системы советского планирования, создавшей моногорода и их экономику. Система работала до тех пор, пока относительные цены контролировались государст­ вом, для того чтобы поддерживать местные приоритеты, а не стимулировать развитие конкурентных производств. Впоследствии такая система обруши­ лась перед лицом рыночных реалий, когда цены были отпущены. Лишь не­ большое количество предприятий моногородов оказалось способно успешно конкурировать на международных рынках, при этом не было проведено системного анализа по оценке конкурентоспособности этих предприятий .

Кроме того, многие из этих предприятий уязвимы по отношению к ценам на ресурсы. Многие предприятия производят не ту продукцию и не в тех местах, где нужно. Экономически нежизнеспособные моногорода подоб­ ны некогда процветавшим шахтерским поселкам, которые превратились в «города­призраки» .

В дебатах о судьбе моногородов речь идет не только о выборе между дополнительным вмешательством государства и рыночными решениями .

Невозможно подобрать единый оптимальный подход для всех моного­ родов, так как они существуют в разных обстоятельствах, имеют разную структуру и разные перспективы. Для решения этой серьезной проблемы федеральным правительством образована Межведомственная комиссия по моногородам. Комиссия предложила администрациям моногородов подготовить комплексные инвестиционные планы развития с определе­ нием конкретных мер для решения текущих социально­экономических проблем и формированием среднесрочной «дорожной карты» обеспе­ чения диверсификации, ведущей к долгосрочному устойчивому росту .

С этой целью правительство утвердило перечень из 27 моногородов, ко­ торые в 2010 году получат помощь из федерального бюджета в размере 27 млрд руб. (около 920 млн долл.). Из этой суммы по 10 млрд руб. будет предоставлено в виде межбюджетных трансфертов через Минфин России и субсидий Минрегионразвития России, 5 млрд руб. поступит из феде­ рального Фонда содействия реформированию жилищно­коммунального хозяйства и 2 млрд руб. выделит Минэкономразвития России в виде суб­ сидий малому и среднему бизнесу3 .

Однако одними деньгами фундаментальные проблемы этих 27 моно­ городов решить не удастся, так что, по­видимому, потребуется сочетание мер по реструктуризации и других реформ. Выделение такой же суммы всем моногородам не представляется возможным: это обошлось бы бюд­ жету в 460 млрд руб. (7% доходов федерального бюджета за 2010 год) .

Основная проблема моногородов — это невыгодное с точки зрения рынка расположение предприятий, которые производят неконкурентоспособную продукцию. У правительства нет достаточных бюджетных ресурсов, что­ бы перевести их в более подходящее место и оснастить современными технологиями для производства надлежащего ассортимента продукции .

Определенный набор подходов, учитывающих конкретные обстоятель­ ства отдельных моногородов, имеет больше шансов на успех, чем уни­ версальный подход, особенно если он опирается только на финансовую поддержку .

Моногорода РФ в 2010 году получат 27 млрд руб. — глава рабочей группы // РИА Новости .

–  –  –

Для решения проблем моногородов может потребоваться совокупность стратегических подходов с использованием примеров лучшей международной практики. Сюда входят стимулирование инноваций и диверсификации за счет улучшения инвестиционного климата, с тем чтобы привлечь новых пар­ тнеров с подходящими технологиями и доступом к рынкам, а также развития малого и среднего предпринимательства, повышение мобильности населе­ ния, внедрение более гибкого и способствующего инвестициям регулиро­ вания, улучшение функционирования рынков земли и жилья и укрепление систем социальной защиты и предоставления услуг. И тогда, несмотря на то, что некоторые моногорода, вероятно, обречены переживать сокращение населения и упадок, другие смогут трансформироваться .

Современная экономика должна опираться на конкуренцию и инновации, которые способны открывать реальные возможности для некоторых моного­ родов. Традиционные добывающие отрасли основаны на относительно стан­ дартных процессах и технологиях, которые можно планировать и которыми можно управлять традиционными способами. Однако двигателем современ­ ных видов деятельности являются инновации — постоянные изобретения, обновление, адаптация и совершенствование процессов и продуктов .

Инновации нельзя планировать, но их можно стимулировать. Основным фактором содействия инновациям является человеческий капитал. Под этим понимается: (1) формирование и поддержание человеческого капи­ тала посредством предоставления образовательных, медицинских и других базовых услуг; а также (2) помещение человека в условия, способствующие его процветанию за счет объединения с другими талантливыми и квали­ фицированными людьми. Первый пункт обеспечивается предоставлением качественных базовых социальных услуг повсеместно, а второй требует, чтобы люди имели возможность переселяться в агломерации, где отдача от образования наиболее высока — как для отдельных индивидуумов, так для всего общества .

Большая мобильность населения поможет снизить создаваемую моно­ городами нагрузку на государственные и экономические ресурсы. Цель мобильности — перемещение людских и капитальных ресурсов из непро­ изводительных районов в производительные. В долгосрочной перспективе некоторые моногорода должны быть брошены, а другие смогут переори­ ентироваться на диверсифицированное и более прибыльное производство .

Рыночные механизмы в сочетании с разумной государственной полити­ кой, направленные на преодоление проблем функционирования рынка и улучшение делового и инвестиционного климата, были бы наилучшим методом для определения долгосрочных перспектив каждого моногоро­ да и реструктуризации тех предприятий, которые способны производить конкурентную продукцию .

Мобильность играет важную роль в современной инновационной эко­ номике, и ее можно повысить путем устранения существующих барьеров .

Реформы должны нейтрализовать эти барьеры, чтобы они не препятствовали переселению и не блокировали трудовые ресурсы и человеческий капитал в непроизводительных районах .

Рынок труда. Если бы работникам платили заработную плату полностью, наличными и регулярно, они были бы более мобильными, чем при нынеш­ ней системе, которая не стимулирует их к перемещению ввиду наличия задолженности по заработной плате или выплаты зарплаты в натуральной Представительство Всемирного банка в Российской Федерации форме. Это препятствие можно устранить посредством принятия более жест­ ких мер по обеспечению исполнения трудовых контрактов для предотвра­ щения задержек в выплате зарплаты предприятиями или за счет создания рынка задолженности по заработной плате, на котором государство будет действовать в качестве гаранта заработной платы с правом изъятия активов предприятий, нарушающих свои обязательства .

Социальные услуги. Если бы социальные услуги предоставлялись только го­ сударством и были бы одинакового качества по всей стране, они бы не были фактором, влияющим на решение людей о переселении. Поскольку многие услуги по­прежнему предоставляются предприятиями, особенно в моногоро­ дах, люди неохотно соглашаются на переезд, так как он подразумевает поте­ рю таких базовых услуг. Правительству следует завершить процесс передачи от предприятий муниципалитетам социальных услуг, включая медицинские, образовательные, жилищные, услуги электроснабжения, теплоснабжения и горячего водоснабжения. Предприятия, которые в настоящее время предо­ ставляют указанные услуги, должны быть освобождены от этих обязанностей, чтобы они могли сосредоточиться на выполнении своих основных функций, а за обслуживание всех граждан с одинаковым качеством (по крайней мере таким, которое обеспечивалось предприятиями) должны отвечать органы государственной власти .

Административные препятствия. Если бы не существовало сложной бюрократической системы регистрации, люди охотнее переезжали бы на новое место. Основные проблемы связаны с наличием дискреционных пол­ номочий местных чиновников по исполнению контролирующих функций, а также с различиями норм регионального и федерального законодательства о регистрации .

Рынки жилья и земли. При наличии эффективно функционирующих рын­ ков земли и аренды жилья люди могли бы продавать свою недвижимость по справедливой цене и быть уверенными в том, что найдут качественное жилье на новом месте. В настоящее время граждане не имеют возможности продать свою недвижимость, а условия рынков жилья в растущих районах не явля­ ются привлекательными. Государство могло бы принять меры, направленные на повышение уровня ликвидности рынков и стимулирование застройщиков к увеличению предложения жилья в растущих агломерациях .

В ближайшей перспективе для реструктуризации некоторых предпри­ ятий и диверсификации их экономической базы могут оказаться полезными различные механизмы государственно­частного партнерства. Выдвигались предложения сделать моногорода приоритетом федерального инвестицион­ ного фонда, специально предназначенного для содействия развитию госу­ дарственно­частных партнерств. Следует разработать дополнительные меры государственного вмешательства, направленные на то, чтобы дополнить действие рыночных сил, не обходя законы рынка.

Меры, которые необхо­ димо осуществить в ближайшей перспективе:

• сокращение препятствий для внутренней мобильности, что позволит работникам переселяться в растущие районы, где, по всей видимости, возникнет нехватка рабочей силы;

• завершение процесса передачи функций по предоставлению услуг (ком­ мунальных, транспортных, медицинских, оздоровительных) от градо­ образующих предприятий муниципальным образованиям;

• формирование более надежных систем социальной защиты для помо­ щи гражданам, оставшимся без работы в моногородах и не имеющим необходимой квалификации для трудоустройства в другом месте;

3 Доклад об экономике России № 22

• дальнейшее реформирование межбюджетных отношений с целью обес­ печения возможности для муниципальных образований собирать до­ ходы в достаточном объеме для выполнения функций по оказанию социальных услуг .

Для России может быть полезен успешный опыт решения проблем моно­ городов в других странах. Например, сокращение населения в ряде городов Восточной Германии (врезка 6) привело к сносу некоторых районов и пе­

Врезка 6

Программа обновления городов федеральных земель Восточной Германии — уменьшение численности населения и сжатие городов Исходная ситуация После объединения Германии в 1990 году многие регионы Восточной Германии испытали масштабное сокращение численности населения. Это явление совпало с общим процессом старения населения и уменьшением его численности в Гер­ мании в целом. Предложение квартир в таких районах значительно превышало спрос, что привело к формированию значительного фонда пустующего жилья, особенно в крупных кварталах многоквартирных домов .

Решение проблемы Правительство Германии вместе с правительствами федеральных земель присту­ пило к реализации программы «Трансформация городов — Восток» (Stadtumbau Ost), которая направлена на повышение привлекательности больших и малых городов Восточной Германии. Программа предусматривает поддержку меро­ приятий по обновлению центральной части городов, сокращению избыточного предложения квартир, переоценку недвижимости городов, затронутых процессом сокращения. В муниципалитетах, где уровень пустующего жилья выше среднего показателя и где приняты свои концепции оздоровления города, запланирован снос 350 тыс. из 1 млн квартир, которые оставались незанятыми до 2009 года .

Муниципалитеты примут меры с целью обновления городов, в частности пре­ дусматривающие проведение переоценки зданий и кварталов, имеющих особую культурную и историческую ценность, адаптацию городской инфраструктуры, повторное использование свободных земель, улучшение состояния городских районов. В 2002—2009 годы на эти цели было выделено 2,5 млрд евро. В период с 2002 по 2005 год в программе приняли участие 342 муниципалитета .

Пример Ашерслебена — сжатие города и реконструкция центральной части Стратегия Ашерслебена предусматривала сокращение менее прибыльных частей городской инфраструктуры и жилого фонда при одновременном развитии центра города. Параллельно с этим городские власти провели работы по реконструкции центральных районов, повысив их привлекательность. При этом был осуществлен снос обширных непрестижных районов периферийной многоэтажной застройки времен ГДР. И хотя работы по сносу в краткосрочной перспективе обошлись дорого, в долгосрочном периоде можно будет сэкономить ресурсы благодаря сносу недостаточно используемой инфраструктуры и улучшению общего облика и имиджа города в интересах оставшегося населения. Кроме того, осуществлен перенос школ и административных офисов обратно в центр города, что сделало их более доступными и удобными для жителей .

Источник: European Environment Agency. Ensuring Quality of Life in Europe’s Cities and Towns:

Tackling The Environmental Challenges Driven by European And Global Change // EEA Report .

2009. No 5. Box 2.1. P. 33—34 .

3 Представительство Всемирного банка в Российской Федерации реводу социальных услуг, а также административных услуг в центр города с целью повышения территориальной эффективности предоставления ус­ луг, снижения потребления электроэнергии и повышения экономической активности. В США в 1970­х годах, по мере перемещения рабочих мест в обрабатывающих отраслях за границу, Питсбург трансформировался из промышленного центра в город, экономика которого основана на секторе услуг (врезка 7). Это удалось сделать за счет формирования государствен­ но­частных партнерств с бизнесом в области инвестиций в инфраструктуру и с местными университетами — в области НИР .

Врезка 7

Питсбург: трансформация индустриального региона, переживающего упадок Питсбург представляет собой пример успешной структурной перестройки в пе­ реживающем спад регионе Пенсильванского угольного бассейна. До середины XX века город был центром сталелитейной промышленности США. Начавшийся в 1970­х годах переход на электрические печи привел к использованию лома черных металлов, тем самым лишив регион его богатства — угольных шахт .

Затем на юге страны были созданы мини­заводы, а на юге и западе стали возникать и расширяться кластеры потребляющих сталь отраслей по произ­ водству товаров длительного пользования. При этом усилилась конкуренция на мировом рынке стали. Производство стали в США, которое в 1973 году до­ стигло пикового уровня в 137 млн метрических тонн, к 1982 году сократилось до 68 млн метрических тонн. В 1950 году население города Питсбурга насчи­ тывало 676 806 человек, а к 2000 году, то есть через 50 лет, оно сократилось наполовину — до 334 563 .

Однако благодаря, в частности, наличию банков, штаб­квартир различных ком­ паний и университетов город смог выдержать удар этой масштабной деиндуст­ риализации. С 1970 по 1990 год занятость в сфере здравоохранения, образования и других профессиональных услуг возросла с 18 до 28%. Аналогичные измене­ ния зафиксированы по профессиональным группам: значительные сокращения отмечались среди работников, занятых в производстве специализированного оборудования, и операторов­станочников, в то время как увеличилась занятость среди управленцев, лиц технических профессий и в сфере продаж и прочих услуг .

В период с 1978 по 1998 год численность занятых в необрабатывающих отраслях промышленности возросла на 289 тыс .

В городе давно и успешно работали государственно­частные партнерства, возглавляемые организацией Allegheny Conference on Community Development .

Сменявшие друг друга мэры города объединяли усилия с бизнесом в целях привлечения инвестиций в объекты недвижимости в центре города, в развитие инфраструктуры и в природоохранные проекты. Город также имел возмож­ ность привлекать интеллектуальный потенциал 25 колледжей и университе­ тов. Такие отрасли, как телекоммуникации и робототехника, росли вместе с корпусом квалифицированных специалистов города в области научных ис­ следований и разработок. Подтверждением успешной трансформации города служит то, что в 2009 году в Питсбурге состоялся саммит «Большой двадцат­ ки» (G­20), а сам город входит сегодня в число наиболее комфортных для проживания городов США. Хотя Питсбург и имеет свои проблемы, он стал моделью для других регионов, пытающихся справиться со спадом индустри­ ального производства .

3 Доклад об экономике России № 22 Врезка 8 Глазго: пример успешной реструктуризации Начальные условия: Глазго издавна был известен как один из мировых центров кораблестроения и производства локомотивов. Город часто называли «вторым городом Британской Империи». Однако с середины 1960­х годов в городе начался значительный спад производства, обусловленный тем, что местные предприятия тяжелой промышленности не выдержали конкуренции с более рентабельными зарубежными компаниями. Этот процесс сопровождался ухудшением жилищных условий, повышением уровней преступности и бедности .

Стратегии. Преобразование города началось в 1880­е годы, когда местное пра­ вительство разработало и начало внедрять новую стратегию, направленную на восстановление центра города. Особенное внимание уделялось развитию сектора розничной торговли, привлечению прямых инвестиций и перемещению офисов, а также стимулированию туризма. Эти стратегии были выбраны с учетом солидно­ го образовательного потенциала города, в котором находилось четыре университета и широко известное, но не используемое в полной мере историческое и культурное наследие. Принятые меры помогли смягчить социальные проблемы города .

Финансирование. Стратегия развития города Глазго в значительной степени была профинансирована Европейским союзом. Местному правительству удалось быс­ тро улучшить базовую инфраструктуру города, построить важные автомагист­ рали и транспортные сооружения, улучшающие его доступность, а также от­ реставрировать старый жилой фонд и превратить его в привлекательное жилье .

Одновременное открытие новых художественных галерей, выставочных центров и успешная рекламная кампания изменили облик Глазго, некогда экологически грязного города со сложными социальными проблемами, превратив его в привле­ кательный туристический центр. Немаловажно отметить, что это привело к куль­ турному возрождению города, и в 1990­е годы Глазго был назван «Европейским городом культуры». С этого времени развитие города основывается на пяти­де­ сятилетних стратегиях, поддерживаемых планами действий, которые направлены на решение проблем в экономике и жизни города, на развитие туризма, местного транспорта, культуры, спорта и исторического наследия .

Результаты. К середине 2000­х годов экономика города Глазго стала базироваться на секторе услуг; 19% высококвалифицированной рабочей силы города занято в биз­ нес­услугах, 10% — в здравоохранении, 7% — в услугах финансового сектора, в то время как только 6% рабочей силы занято в обрабатывающих производствах. Более того, город Глазго остался одним из крупнейших бизнес­городов Великобритании с более чем 13 тыс. работодателей, предоставляющих более 400 тыс. рабочих мест .

В период с 1994 по 2004 год было создано 60 тыс. новых вакансий, что значитель­ но снизило уровень безработицы. Туристический сектор стал одним из основных двигателей местной экономики: ежегодно 3 млн приезжих приносят городу 670 млн фунтов прибыли. В настоящее время правительство Глазго продолжает реализацию экономической стратегии на период с 2006 по 2016 год, целью которой является усиление специализации города в секторе услуг и образования, снижение отно­ сительно высокого уровня безработицы, повышение производительности труда, развитие экспорта и расширение потенциала инноваций, развитие культуры пред­ принимательства и видов бизнеса с высоким уровнем добавленной стоимости .

Источники: Modernization in Russia: UK Experience of Modernizing and Restructuring Single Industry Cities. Final Report, UK Trade and Investment. 2009; A Step Change for Glasgow .

Glasgow’s Ten Year Economic Development Strategy / The Glasgow Economic Forum. 2006;

Glasgow Tourism Action Plan 2002/07 / Glasgow Tourism Development Group. 2001 .

3 Представительство Всемирного банка в Российской Федерации

–  –  –

данные показывают только общую тенденцию развития. Более существенным является вопрос о процессах, происходящих внутри каждого сектора, и о тех основных механизмах, которые определяют вектор развития как отдельных отраслей, так и экономики в целом .

Прежде чем рассматривать ситуацию в каждом отдельном секторе эконо­ мики, сделаем несколько замечаний общего характера, имеющих принци­ пиально важное значение для понимания сущности структурных изменений на макроэкономическом уровне .

Первое. В рассматриваемый нами период (1970—2003 годы) в мировой экономике произошли качественные изменения, прежде всего в характере использования накопленных знаний, — начался переход к экономике знаний от экономики производственных процессов и ресурсов .

Второе. Существенно возросла ценность ресурсов производства, особен­ но энергетических, и, как следствие, начался поиск новых эффективных технологий массового характера для решения проблем не только ресурсо­ сбережения, но и охраны природной среды .

Третье. Становление экономики знаний обусловило развитие наукоем­ ких секторов и человеческого капитала как важных факторов повышения эффективности экономики в целом .

Четвертое. Экономическое развитие происходило на фоне бурных поли­ тических процессов, связанных с крушением этатистских принципов постро­ ения государства и экономики и с развитием глобализационных процессов, прежде всего в секторе информатики и телекоммуникаций .

В качестве основного инструмента оценки характера структурных сдвигов мы предлагаем использовать линейные аттракторы2, которые были построены для всех секторов экономики пяти стран из нашей выборки: США, Канады, Японии, Южной Кореи и Финляндии.

Выбор этих пяти стран обусловлен следующими соображениями:

• в рассматриваемый период США, Канада и Япония демонстрировали не очень высокие, но устойчивые и равномерные темпы экономичес­ кого роста, обеспечивая в совокупности почти 44% мирового ВВП;

Аттракторы — от англ. слова attract (притягивать, привлекать) — множество состояний динамической системы, к которому она стремится с течением времени. В математике выделяют аттракторы различной степени сложности: фрактальные, нерегулярные (странные), максималь­ ные, минимальные, статистические, аттрактор Милнора и др. Наиболее простым вариантом аттрактора является притягивающая неподвижная точка. В нашем исследовании используется линейный аттрактор .

42 Линейные аттракторы как мера оценки структурных изменений

• по темпам роста в данный период (за исключением периода азиатского кризиса 1997—1998 годов) самой динамичной в мире была экономика Южной Кореи, в которой происходили глубокие структурные измене­ ния и наблюдался быстрый рост высокотехнологичных секторов про­ мышленности;

• что касается Финляндии, то ее экономика пережила тяжелый эко­ номический кризис (1991—1993 годы), сопровождавшийся высоким уровнем безработицы и значительным падением уровня ВВП. В этот же период экономика страны продемонстрировала способность не только к полному восстановлению, но и к переходу на качественно новый технологический уровень развития .

Как было отмечено выше, мы выделили условно новый сектор «усто­ явшихся отраслей», поэтому в дальнейшем будем рассматривать динамику изменения ВВП по пяти направлениям: устоявшиеся отрасли, сельское хо­ зяйство, финансы, услуги и обрабатывающая промышленность .

–  –  –

В среднем на эти сектора приходилось от 30,64 до 32,42% ВВП. Вместе с тем, внутри устоявшихся отраслей развитие отдельных секторов было подвержено значительным колебаниям. Как видно из табл. 3, в США доля горнодобыва­ ющей промышленности в ВВП колебалась от 0,9 до 3,9% (более чем в четы­ ре раза!), аналогичная картина для этого сектора наблюдалась и в Канаде (от 3,2 до 8,3% ВВП). В целом для горнодобывающей промышленности характерна явная тенденция к снижению ее доли в ВВП (за исключением Канады) .

Что касается сектора строительства, то его доля также оказалась под­ верженной значительным колебаниям. Так, в ВВП Южной Кореи эта доля варьировалась от 4 до 12,4%, а в Финляндии — от 4,5 до 10%. Примерно такие же флуктуации характерны и для сектора электро­, газо­ и водоснаб­ Аскар АКАЕВ, Аскар САРЫГУЛОВ, Валентин СОКОЛОВ

–  –  –

жения. Доля этого сектора в ВВП Южной Кореи изменялась от 0,7 до 3,3%, в Финляндии — от 1,7 до 3,4%, в Японии — от 1,8 до 3,8% .

Наибольший удельный вес в устоявшихся отраслях принадлежит двум секторам — торговле и транспорту: приблизительно две трети, и доли именно этих отраслей подвержены мини­ мальным колебаниям. Исключение составляет только Южная Корея, где доля сектора транспорта варьи­ ровалась от 7,8 до 10,8% ВВП .

На рис. 1 приведены линейные аттракторы устоявшихся отраслей для трех стран: Канады, Южной Кореи и Финляндии .

Если в случае Канады динамика доли устоявшихся отраслей имеет нечетко выраженную тенденцию движения к самому аттрактору, то в случае Финляндии и Южной Кореи эта тенденция полностью отсутствует.

Причины этого за­ ключаются, по нашему мнению, в следующем:

a) для Южной Кореи

• энергетический кризис 1973— 1975 годов привел к снижению доли устоявшихся отраслей в ВВП Южной Кореи (с 34 до 31%), после чего последо­ вали меры структурного ха­ рактера, результатом которых стало снижение доли отрасли торговли и повышение доли транспорта, строительства и электро­, газо­, водоснабже­ ния, то есть, по существу, был задан импульс ускоренному развитию инфраструктурной Рис. 1. Динамика доли устоявшихся отраслей составляющей экономики; в ВВП Канады, Южной Кореи и Финляндии (%) 44 Линейные аттракторы как мера оценки структурных изменений

• кризис 1982 года вновь вызвал падение доли этой отрасли в ВВП, но меры в сфере структурной политики позволили резко увеличить объемы и темпы в секторе строительства, что обеспечило рост доли устоявших­ ся отрасли до прежнего уровня — 35% ВВП;

б) для Финляндии

• тенденция снижения доли устоявшихся отраслей стала проявлять­ ся с 1975 года, но особенно резкие темпы это снижение приобрело с 1987 года, когда серьезные экономические трудности возникли у са­ мого крупного внешнеторгового партнера страны — СССР. Следствием существенного сокращения доходов от торговли стал спад в секторе строительства;

• комплекс мер по преодолению кризиса 1991—1993 годов позволил как осуществить технологическую реконструкцию отраслей (особенно сек­ тора транспорта и телекоммуникации), так и восполнить экономичес­ кие потери в секторе торговли за счет вступления в Европейский Союз и выхода на новые рынки .

Основная причина отсутствия аттракторов при исследовании такого комп­ лексного новообразования, как устоявшиеся отрасли, заключается в следу­ ющем:

• отрасли, включенные в него, зачастую имели противоположно направ­ ленные тенденции развития в те или иные отрезки времени;

• наличие секторов (торговля и транспорт), доминирующих по удельному весу, существенно изменяло характер траектории в тех случаях, когда их развитие шло однонаправленно (оба сектора одновременно уменьшали или увеличивали свои доли) .

–  –  –

Как видно из рис. 2, динамика развития аграрного сектора в США и Ка­ наде хорошо описывается линейными аттракторами .

Что касается общей тенденции снижения доли сельского хозяйства в ВВП индустриально развитых стран, то здесь необходимо отметить следующие обстоятельства:

а) развитие этого сектора носило не столько эволюционный, сколько революционный характер, особенно начиная с середины 1980­х годов, когда Аскар АКАЕВ, Аскар САРЫГУЛОВ, Валентин СОКОЛОВ

Рис. 2. Динамика доли сельского хозяйства в ВВП США и Канады (%)

традиционные методы селекции и химизации дополнились новыми науко­ емкими технологиями — био­ и информационно­коммуникационными;

б) существенно изменился характер самого производства — оно стало более капиталоемким и промышленно­ориентированным. Так, анализируя развитие сельского хозяйства США, российские эксперты отмечают, что «итоговая картина структуры ресурсной базы отрасли в 2000 году… выгля­ дит так: трудовые ресурсы — 10%; земля — 30%; капитал — 60%»3. Они же фиксируют образование в этот период аграрно­промышленных комплексов, представляющих собой «сочетание сельского хозяйства и сопряженных… и обслуживающих его отраслей», в которых «сельское хозяйство постепенно перешло на подчиненное место»4;

в) специфика сельскохозяйственного производства в этих странах такова, что производство осуществляется преимущественно фермерскими семейны­ ми хозяйствами5 с привлечением незначительного числа вспомогательных рабочих, а создание всевозможных «пузырей» наподобие тех, что имеют место в финансовом секторе, здесь не может иметь экономической основы в силу использования не только стоимостных, но и натуральных показателей оценки результатов экономической деятельности;

г) промышленный и наукоемкий характер сельскохозяйственного произ­ водства в этих странах обеспечивает высокую эффективность отрасли в це­ лом. Так, в 2000 году США и Канада производили 16% мировой продукции сельского хозяйства, имея при этом менее 1% от общего числа занятых в этом секторе6 .

При характеристике динамики устойчивого снижения доли сельскохо­ зяйственного сектора в ВВП как положительного в целом явления (на тех же по размерам сельскохозяйственных угодьях производится гораздо больше продукции) закономерно встает вопрос о нижних и верхних границах доли этого сектора в ВВП .

Как представляется, нижние пределы в промышленно развитых странах уже достигнуты и составляют 1—2% ВВП. Вопрос о возможности роста Проблема эффективности в XXI веке: Экономика США / Отв. ред. В.И. Марцинкевич .

М.: Наука, 2006. С. 292 .

Особенно важной стала роль отраслей, осуществляющих переработку, хранение, перевозку, сбыт сельскохозяйственной продукции, а также отраслей пищевой промышленности, тарного и складского хозяйства, транспорта, оптовой и розничной торговли продовольствием, обществен­ ного питания. По оценкам российских экспертов, доля этих отраслей и в числе занятых, и в стои­ мости вновь созданной продукции находится на уровне 70—80%, тогда как доля самого сельского хозяйства — только 8%. См. подробнее: Проблема эффективности в XXI веке... С. 292—293 .

Так, например, из общего числа американских ферм (1,9 млн) 86% принадлежит к категории «индивидуальная ферма», 8,8% — к категории «семейное партнерство» и только 4,4% хозяйств относятся к сельскохозяйственным корпорациям (Там же. С. 294) .

World Employment Report 2004—2005. P. 134—135 .

4 Линейные аттракторы как мера оценки структурных изменений доли аграрного сектора все же не является праздным. По нашему мнению, поскольку нижние пределы уже определены, следующим этапом будет ка­ чественно новый уровень развития сектора, когда произойдет технологи­ ческая, научная и организационно­управленческая конвергенция основ­ ного сельскохозяйственного производства и всех тех отраслей, которые сегодня оказывают ему различного вида сопровождение, в первую очередь научно­исследовательского, технологического и финансового характера .

Другим важным стимулом роста отрасли могут стать резко увеличивающи­ еся объемы производства различных видов сельскохозяйственных культур для производства биотоплива. Поэтому в ближайшем будущем вполне воз­ можна диверсификация отрасли по двум направлениям (в зависимости от характера конечного использования основной продукции): промышленно­ техническая и массового потребления .

–  –  –

Как видно из рис. 3, линейные аттракторы этого сектора «работали» с хо­ рошим приближением до 2001 года для США и до 1998 года для Японии .

Соответственно в эти же годы доля финансового сектора в ВВП США со­ ставила 31,4%, а в ВВП Японии — 24% .

Наиболее быстрыми темпами доля сектора финансов, особенно ее фондовая составляющая, стала расти и в США, и в Японии с середины 1980­х годов .

Динамика показателей, характеризующих развитие фондовых рынков в этих странах, выглядят следующим образом: значение индекса Доу­Джонса с от­ метки 2678 пунктов в январе 1990 года поднялось до высшей точки — 11 908 в январе 2000 года; рост индекса NASDAQ был еще более впечатляющим:

с 452,9 пунктов в январе 1990 года он вырос до 5132 пунктов в марте 2000 года8 .

В дальнейшем «финансовый сектор» .

Маэстро бума. Уроки Японии: Сб. статей / Пер. с англ. под ред. А.В. Куряева. Челябинск:

–  –  –

Рост японского фондового рынка в период с 1971 по 1985 год составил при­ мерно 500%, а с 1985 по 1990 год зафиксировано троекратное увеличение9 .

За этот же период число кредитных карточек на руках населения утроилось .

С 1985 по 1990 год сумма банковских кредитов выросла на 724 млрд долл., «небанковские» компании потребительского кредита увеличили выдачу займов на 700%10 .

Необходимо отметить, что бурный рост финансового сектора в Японии предшествовал периоду затяжной рецессии, начавшейся в 1991 году, а ин­ декс Nikkei Dow, достигший пикового значения 38 915 пунктов в декабре 1989 года, за последующие 21 месяц упал на 38,5%11 .

Возникает закономерный вопрос: как же Япония могла развиваться в пе­ риод почти десятилетней рецессии, когда лопались «пузыри» на финансовых рынках, а недвижимость стремительно падала в цене? Ответ нужно искать в действиях правительства и Банка Японии .

Начиная с 1990 года в стране было реализовано «девять комплексных программ стимулирования экономики на общую сумму 888 млрд долл .

Все они содержали три одинаковых признака: государственные расхо­ ды и государственный долг, помощь бедствующим компаниям и рефля­ ция цен,… а правительство несколько раз с 1989 года повышало налоги, изымая теперь свыше 30% ВНП (в 1965 году 18%)»12. С 1997 года Банк Японии начал скупку облигаций непосредственно у частных владельцев .

«С октября 1997 года по октябрь 1998 года стоимость коммерческих бу­ маг в распоряжении Банка Японии поднялась с нуля до 117 млрд долл .

Министерство финансов и Банк Японии занимались скупкой напрямую у частных держателей и правительственных облигаций. В общей сумме на

Боннер У., Уиггин Э. Судный день американских финансов: мягкая депрессия в XXI в .

Челябинск: Социум, 2005. С. 110. Эти же авторы приводят поразительные цифры о рыночной капитализации Nippon Telephone and Telegraph (NTT), которая стала публичной компанией в 1987 году и ее «рыночная капитализация составила почти 376 млрд долл. — больше чем фон­ довые рынки Западной Германии и Гонконга вместе взятые. Акции Japan Airlines торговались по цене, в 400 раз превышавшей годовую прибыль на акцию, акции рыболовецких и лесопро­ мышленных фирм шли по цене, в 319 раз превышающей прибыль на акцию, а коэффициент акций судостроительной промышленности составил 176. Во второй половине 1980­х и в начале 1990­х годов по всей Японии цены на недвижимость повышались настолько быстро, что рост доходов рядовых семей не поспевал за ними. С марта 1986 года по март 1990 года индексы цен на земельные участки для коммерческого использования в шести главных городских агломе­ рациях утроились. С 1987 года рост цен на землю оказался настолько резким, что суммарный прирост ее стоимости превысил стоимость совокупного годового производства страны» (см .

подробнее: Там же. С. 120—122) .

Боннер У., Уиггин Э. Судный день американских финансов… С. 124 .

–  –  –

их долю сегодня приходится 53% рынка японских облигаций, оцениваю­ щегося в 2,22 трлн долл.»13 .

Исследователи расходятся в оценках последствий столь значительного вмешательства государства в экономические процессы, как это было в случае Японии. Однако очевидно, что спустя почти 20 лет после начала рецессии в 1991 году японская экономическая система еще далека от полного выздо­ ровления, свидетельством чему служат практически нулевые показатели тем­ пов экономического роста и огромный государственный долг — 150% ВВП .

Что касается США, то сценарий развития финансового сектора был ана­ логичен японскому, только с лагом в 10 лет .

Здесь также имели место надувание финансовых «пузырей» (начиная с 1995 года), особенно в секторе высокотехнологичных компаний, рост цен на недвижимость и потребительский бум14 .

Еще одна важная особенность, значение которой осознается все большим числом исследователей, связана с факторами демографического характера, особенно в отношении возрастной структуры населения .

Многие исследователи американской экономики подчеркивают тот не­ маловажный факт, что в середине 1980­х годов ровно треть всего населе­ ния США составляло поколение людей, родившихся в период с 1946 по 1964 год, а это 78 млн (поколение «бэби­бумеров»). За время жизни этого поколения фокус экономики переместился с производства на потребление, и «в 1999 году более 42% «бэби­бумеров» имели среднюю задолженность по кредитным карточкам 11 616 долл.»15 Следующим негативным последствием поколения «беби­бумеров» для американской экономики станет тот тяжелый груз, который ляжет на сис­ тему социального и пенсионного обеспечения, когда это поколение начнет выходить на пенсию (а этот процесс уже начался). «В следующие 40 лет рас­ ходы на здравоохранение вырастут в США на 7% ВВП — темп роста вдвое более высокий, чем в остальных развитых странах»16 .

Несмотря на всю противоречивость развития финансового сектора в по­ следние два десятилетия, по данным Бюро экономического анализа США (NBEA), вклад сектора финансов обеспечил наибольший прирост реального ВВП — 4,6% за четырехлетний период 1996—2000 годов, в предшествующий период 1993—1996 годов среднегодовой вклад сектора в рост реального ВВП составил 0,4%17. Вместе с тем, многие аналитики склонны рассматривать бур­ ный рост этого сектора в последние годы как основную причину нынешнего экономического кризиса, начавшегося в 2007 году с падения инвестиционных банков. Что касается вопроса о доле финансового сектора в ВВП, то, как нам видится, пороговое значение данного показателя индивидуально для каждой отдельной экономики, но в отношении США и Японии эти значения могут варьироваться от 20 до 24%. Приблизительно таковы были доли этого сек­ Маэстро бума. Уроки Японии. С. 149 .

В 1982—1999 годах индекс S&P500 прибавлял по 19% в год, считая и дивиденды, в 1994— 1999 годах индекс увеличивался ежегодно уже на 20%. К середине 2001 года задолженность частного сектора составила 280% ВВП, в I квартале 2002 года потребители набрали кредитов на 695 млрд долл. в годовом исчислении — абсолютный рекорд. При этом их доход вырос только на 110 млрд долл. (в годовом исчислении). К концу 2002 года задолженность частного сектора составила 300% ВВП. См.: Боннер У., Уиггин Э. Судный день американских финансов.. .

С. 256, 272 .

Там же. С 246 .

–  –  –

Вместе с тем, как видно из рис. 4, линейный аттрактор «работает», и то с большой натяжкой, только для Южной Кореи, в случае же с США динами­ ка доли сектора услуг настолько неравномерна во времени, что не приходится говорить о наличии точек «уверенного притяжения» по всему исследуемому временному отрезку. Приблизительно такая же картина больших разбросов

–  –  –

Clark C. The Conditions of Economic Progress. L.: Maсmillan & Co LTD; N. Y.: St. Martin’s Press, 1957 (первое издание 1939 года) .

К сектору услуг отнесены: информационные отрасли, в том числе издательский бизнес и публикация компьютерных программ; деловые и профессиональные услуги, в том числе услуги менеджмента, юридические услуги; услуги научно­технического профиля, интеграция и обслу­ живание информационных систем; услуги частного сектора по образованию и здравоохранению, социальному вспомоществованию; культурно­развлекательные услуги; услуги госсектора по здравоохранению и образованию. Сюда не отнесены услуги гостиничного хозяйства и системы массового питания, транспорт, торговля .

50 Линейные аттракторы как мера оценки структурных изменений характерна и для трех других стран — Японии, Канады и Финляндии. Если в случае Финляндии и Японии такие колебания можно объяснить пери­ одами сильного экономического спада и затянувшейся рецессией, то для экономик США и Канады были характерны процессы иного рода, которые мы опишем ниже .

Прежде всего, США пережили период спада сектора услуг в 1976—1981 го­ дах, после чего начался длительный (11 лет) период роста данного сектора .

Это, в частности, подтверждается данными Бюро экономического анализа США, согласно которым в период с 1980 по 1989 год именно сектор услуг был вторым после обрабатывающей промышленности по процентному вкла­ ду в реальный ВВП20 .

На эти годы приходятся становление и быстрое развитие сектора мик­ ропроцессоров и персональных компьютеров, когда резко возрос спрос как на программные продукты, так и на системы по их интеграции и обслу­ живанию. В дальнейшем, с развитием и распространением сети Интернет, возможности использования информационно­коммуникационных техно­ логий существенно расширились, обеспечив настоящий бум уже не столь­ ко в секторе классических услуг, сколько в секторе финансов, страхования и фондовых операций. Так, «в конце 90­х годов на долю отраслей услуг приходилось 65% всех закупок информационного оборудования и програм­ много обеспечения в частном секторе хозяйства, 78% продаж компьютерной техники, 95% — коммуникационного оборудования, 69% — программного обеспечения, 95% — офисной и вычислительной техники»21 .

Важным фактором трансформации сектора услуг стала политика госу­ дарства по приватизации и дерегулированию, что, в частности, позволило значительно либерализовать банковские услуги, транспортную систему, от­ расли телекоммуникаций и розничной торговли22. Именно в этом секторе услуг прогнозировался практически весь прирост рабочей силы в частных хозяйствах с 1998 по 2008 год — 19,1 млн., или 95% всего прироста23 .

Ранее уже отмечалось, что сектор услуг по своему составу является мно­ гоотраслевым и многофункциональным. Именно в силу этого динамика его развития была подвержена значительным колебаниям, зачастую повторяя циклическую траекторию активов, имеющих не материальные, а интеллек­ туальные формы. Что касается динамики доли сектора услуг в ВВП, то на рубеже веков произошла стабилизация этой доли в пределах 20—22%. Такой предел доли сектора услуг в ВВП нам видится вполне обоснованным приме­ нительно к тому понятию «классического» набора услуг, который отражен в существующих системах классификации видов экономической деятель­ ности. В то же время, как показывает нынешний экономический кризис, чрезмерное расширение понятия «услуги», когда более двух третей всех видов деятельности рассматриваются как услуги, создает ложные оценки результа­ тов экономической активности хозяйствующих субъектов .

Маэстро бума. Уроки Японии. С. 198 .

Проблема эффективности в XXI веке: экономика США. С. 317 .

Так, например, антимонопольные шаги, предпринятые Министерством юстиции США по отношению к фирме IBM в 1969 году, привели впоследствии к значительной либерализации рынка программных продуктов и открыли частному сектору широкие возможности не только по развитию нового сегмента в сфере услуг, но и по переходу к новому поколению компьютеров, основанных на микропроцессорах. См. подробнее: Чандлер-мл. А. Сотворение электронной эпохи: эпопея отраслей (бытовая электроника и компьютерная техника). СПб.: Издат. дом СПбГУ, 2006. С. 202 .

US Department of Labor. Bureau of Labor Statistics. www.bls.gov/opub/ted/1999/Nov/wk5/art05 .

htm .

Аскар АКАЕВ, Аскар САРЫГУЛОВ, Валентин СОКОЛОВ

–  –  –

Линейные аттракторы на рис. 5 (для Японии и Южной Кореи) показы­ вают два разнонаправленных процесса. В первом случае тенденция к сни­ жению доли сектора замедляется и близка к стабильному уровню, составляя приблизительно 20%. В случае же с Южной Кореей доля сектора в ВВП неуклонно повышалась на протяжении 18 лет, достигнув пика в 1988 году (30,7%), и в течение следующих 12 лет снижалась, стабилизировавшись на уровне около 26% .

Рис. 5. Динамика доли обрабатывающей промышленности в ВВП Японии и Южной Кореи (%)

В исследуемом нами периоде южнокорейская и японская промыш­ ленность не только двигались по разнонаправленным траекториям, но по­разному развивались и в качественном отношении. Япония, демонст­ рировавшая в 1950—1960­е годы самые высокие темпы роста среди раз­ витых экономик, к концу 1960­х годов почти треть своего ВВП (33,7%) обеспечивала за счет обрабатывающей промышленности, где особо важную роль играли металлургическая, химическая и машиностроительная отрас­ ли. Энергетический кризис 1973 года оказался крайне болезненным для Японии, прежде всего ввиду того, что ее обрабатывающая промышленность имела самую высокую энергоемкость среди индустриально развитых стран .

52 Линейные аттракторы как мера оценки структурных изменений Правительство Японии в срочном порядке разработало план по скрапиро­ ванию (ликвидации) избыточных мощностей в обрабатывающей промыш­ ленности. Такому скрапированию, например, подлежали мартеновское производство и производство электростали в слитках (16%, или 2,3 млн т), производство алюминия (24%, или 390 тыс. т), производство азотных удоб­ рений (30%, или 2,5 млн т) и ряд других, а для реализации этого плана был учрежден специальный фонд с гарантированным лимитом 100 млрд иен24 .

Министерство внешней торговли и промышленности совместно с Инс­ титутом Номура разработали критерии определения структурно­больных отраслей25 и конкретно определили сами отрасли26. Начиная с 1970­х годов кризисы трижды поражали японскую экономику — в 1970—1971, 1974— 1975 и 1981—1985 годах. В результате, как отмечает И. П. Лебедева: «в пе­ риод 1970—1983 годов среднегодовые темпы роста инвестиций в основной капитал в промышленности упали до 4,1%, тогда как во второй половине 60­х годов они составляли 24,2%»27. При этом норма накопления по эко­ номике в целом оставалась высокой — около 29—30%28. Именно в этот период произошли важные изменения в отраслевой структуре производ­ ства и переход к новой модели роста, когда акцент был сделан на развитие наукоемких производств и так называемых «системных отраслей — систем машин торговой информации, систем информационного обслуживания отелей, систем контрольной аппаратуры для метрополитена и т. д.»29 В начале 1980­х годов Япония стала крупнейшим в мире производителем электронных компонентов и отдельных полупроводников, когда «с учетом выпуска этой продукции на зарубежных филиалах японских фирм ее доля в мировом производстве составила 60—70%»30 .

Переход к новой ступени технологического развития, однако, не ре­ шил всех проблем обрабатывающей промышленности Японии. По мнению И. П. Лебедевой, «накопившиеся на протяжении двух десятилетий быстрого роста (1955—1973 годы) структурные диспропорции оказались столь глубо­ кими, что к середине 80­х годов они еще не были полностью преодолены и продолжают осложнять развитие японской промышленности»31 .

Траектория развития корейской промышленности в чем­то напоминала японскую, но с лагом в 10—15 лет. Стартовые условия, предшествовавшие экономическим реформам в начале 1960­х годов, были крайне тяжелыми, Япония: проблема реиндустриализации: Обзор АН СССР / Институт научной информации по общественным наукам. М., 1982. С. 26—29 .

Таких критериев было всего 10, среди которых величина разрыва между спросом и предло­ жением; уровень конкуренции на рынке продукции отрасли; роль торговых компаний в отрасли и т. д. (Там же. С. 21) .

Всего было определено 12 отраслей: текстильная промышленность, мартеновское про­ изводство, производство алюминия, станкостроение, судостроение, производство химических удобрений, производство каустической соды, производство винилхлорида, производство сахара, производство прессованного картона, производство фанеры, судоходство. В 1975 году на эти отрасли приходилось свыше 17% общей стоимости отгрузок обрабатывающей промышленности (Там же. С. 21) .

Лебедева И.П. Структурные изменения в японской промышленности. М.: Наука, 1986. С. 8 .

–  –  –

Там же. С. 105. За период 1975—1984 годов экспорт электронных компонентов увеличился в 5,9 раза, полупроводников — в 4,3 раза, интегральных схем — в 57,5 раза. В этот же период производство станков с ЧПУ возросло в 17 раз, удвоился выпуск продукции авиастроения, вы­ пуск промышленных роботов вырос в 20 раз, производство бытовой электроники — в 2,5 раза (Там же. С. 106—107) .

Там же. С. 85 .

Аскар АКАЕВ, Аскар САРЫГУЛОВ, Валентин СОКОЛОВ например ВВП на душу населения составлял в 1962 году 87 долл.32 Высокие темпы роста ВНП в 1962—1989 годы (8,5% в год)33 были в значительной степени достигнуты за счет обрабатывающей промышленности, темпы при­ роста продукции которой существенно превышали темпы прироста ВВП .

Так, в 1962—1966 годов они составили 13,5%, в 1967—1971 годы — 22,5%, а в 1972—1974 годы — 26,8%34 .

Правительство Южной Кореи проводило экономические реформы, рацио­ нально сочетая рыночные механизмы и методы государственного регулирова­ ния, уделяя особое внимание достижению сбалансированной промышленной структуры. Последовательно развивая отрасли промышленности от добыва­ ющей и легкой до тяжелой и микроэлектроники, увеличивая объем экспорта и повышая конкурентоспособность своих товаров, внедряя передовые тех­ нологии и диверсифицируя производство, Южная Корея добилась впечат­ ляющих успехов: в 1981 году объем экспорта составил 20 млрд долл., или одну треть ВНП страны, доля промышленного производства достигла 40,9% ВНП35, при этом среднегодовые темпы роста обрабатывающей промышлен­ ности составили в 1960—1970 годах 17,6%, а в 1970—1979 годах — 17,8%36 .

Отличительной особенностью южнокорейского варианта индустриализации были высокие объемы инвестиций, которые в 1970—1985 годах составляли в среднем 27—29% ВНП, причем доля внутренних инвестиций неуклонно росла все годы, достигнув к 1985 году почти 90%37 .

Азиатский кризис 1997 года существенно повлиял на темпы экономического развития страны, но проблемы южнокорейской экономики лежали не в секторе обрабатывающей промышленности, а в банковской и финансовой системе, либерализация которой в 1993 году была осуществлена под прямым нажимом американской администрации38. Восстановление же экономики после кризиса произошло во многом благодаря активной роли правительства в реструктури­ зации корпораций. Так, например, вместо ликвидации излишних, по мнению МВФ, мощностей по производству чипов, корейцы их сохранили, а с началом фазы оживления экономики стали расти и объемы производства39 .

Выводы и предложения

1. Аттракторы могут выступать в качестве меры оценки структурных из­ менений. Их достоинствами является наглядность и простота содержания .

Вместе с тем, простые формы аттракторов, например линейные, далеко не всегда отражают меру изменения структурных сдвигов. В этом контексте еще ждет своего решения вопрос адаптации более сложных форм аттракторов применительно к особенностям экономических процессов .

2. Аттракторы более сложных форм (нелинейные, нерегулярные и т. п.) целесообразнее использовать в качестве меры структурных изменений Harvie C., Lee H.H. Export Led Industrialization and Growth Korea’s Economic Miracle 1962—1989 // University of Wollongong Economic Working Paper Series. 2003. P. 2. ro.uow.edy.au/ commwkpapers/67 .

Ibid .

Суслина С.С. Промышленность Южной Кореи. М.: Наука, 1988. С. 32 .

–  –  –

Ошибочность этого решения корейских властей и условия, которые способствовали их принятию, подробно изложены в: Стиглиц Дж. Глобализация: тревожные тенденции.

М.:

Мысль, 2003. С. 130—132 .

Там же. С. 158 .

54 Линейные аттракторы как мера оценки структурных изменений в «комплексных» отраслях, соединяющих в себе различные виды экономи­ ческой деятельности, по определенным признакам сгруппированные в одну отрасль. К таковым относятся сектор услуг и сектор финансов, а также ком­ плекс отраслей, условно названных нами «устоявшимися» .

3. Есть отрасли, практически достигшие нижних границ своей доли в ВВП (например, сельское хозяйство); выявлены сектора, стабилизиро­ вавшие свои доли в ВВП — транспорт, торговля, строительство, горнодо­ бывающая промышленность, электро­, газо­ и водоснабжение. Увеличение доли этих отраслей в ВВП, как нам видится, возможно только при переходе на принципиально новые технологические решения, но это вопрос долго­ срочной перспективы .

4. Относительно длительные периоды бурного экономического роста (18 лет в случае Японии, почти 30 лет в случае Южной Кореи или наблюдае­ мый нами более чем 30­летний и все еще продолжающийся период высоких темпов экономического роста в Китае), как показывает опыт этих стран, еще не гарантируют достижения сбалансированной структуры экономики, и в ней сохраняются определенные диспропорции ввиду неравномерного раз­ вития отдельных отраслей. Своевременно принимаемые меры по коррекции структурной и промышленной политики могут существенно смягчить такие диспропорции .

5. Решение вопросов если не оптимальной, то рациональной структуры экономики на макроуровне, бесспорно, имеет национальные особенности, но для стран, отнесенных к «индустриально развитым и новым индустри­ альным», такие рациональные пропорции выглядят следующим образом:

сельское хозяйство — 1—2%, устоявшиеся отрасли — 30—32%, сектор ус­ луг — 19—20%, сектор финансов — 23—24%, обрабатывающая промыш­ ленность — 23—26% .

6. Институты государственной власти являются важным системообразую­ щим элементом воздействия на структурные изменения. Развитые и орга­ нично вписанные в экономическую систему, эти институты играют роль не только своего рода демпфера, но и эффективного регулятора рыночных ме­ ханизмов и средств государственного влияния на экономические процессы .

7. Как показывают кризисы последнего десятилетия, резко возросшие, а по сути, гипертрофированные доли в ВВП отдельных отраслей (напри­ мер, сектора финансов) существенно искажают результаты экономической деятельности, и всякие попытки анонсирования трехсекторной структуры экономики (сельское хозяйство, промышленность, услуги) как свершивше­ гося факта являются преждевременными. Характерная для индустриально развитых стран тенденция перехода от производства товаров к производству услуг не может рассматриваться как постоянная доминанта развития. Новые технологии развития расширяют и изменяют возможности производства, появляются новые виды товаров и услуг, меняется образ жизни людей и их потребности, но основой экономики все же остается производство матери­ альных благ, поскольку современный человек является продуктом не только социального, но и биологического развития .

Экономическая политика РоссИя НА путях ВыхоДА Из КРИзИсА

ЭКоНоМИКИ И ФИНАНсоВ 1900-х ГоДоВ:

соВРЕМЕННый ВзГЛяД

–  –  –

горох и др.; важнейшие хлеба — рожь, пшеница, овес, ячмень)1, а в начале XXI века — с экспортом энергоносителей .

Во­вторых, это характер важнейших источников доходов бюджета, источ­ ников накопления, основ подержания устойчивости национальной валюты и денежно­кредитной системы в целом. В начале XX века русский хлеб был продуктом, экспорт которого составлял около 45% стоимости всего вывоза (в 1909—1911 годах) и обеспечивал России положительное сальдо торгового баланса, значительную часть бюджетных доходов и финансовых ресурсов для инвестиций. В настоящее время таким источником является экспорт энергоносителей, обеспечивший в 2007—2008 годах более 60% поступлений от экспорта и около 40% доходов бюджета .

В­третьих, это свойства экономики, вытекающие из ее фундаментальной характеристики как рыночной экономики, развивающейся под определяю­ щим воздействием государства .

В­четвертых, это незавершенность институциональных преобразований, призванных обеспечить устойчивое развитие экономики и общества .

В­пятых, это наличие альтернативных (но не взаимоисключающих) вари­ антов финансово­экономической политики: (1) накопление резервов в целях обеспечения прочности национальной валюты и привлечения иностранных инвестиций или (2) финансирование проектов, обеспечивающих экономи­ ческий рост прежде всего за счет внутренних источников накопления .

В начале 1900­х годов Россия переживала экономическую депрессию .

Кризис 1901—1903 годов охватил большинство промышленно развитых государств. В России депрессия приняла затяжной характер. «Кризис со­ средоточился главным образом в отраслях промышленности, изготовля­ ющих средства производства», — констатировал выдающийся русский экономист М. И. Туган­Барановский. Отмечая характерные признаки эко­ номической депрессии в России, типичные для данной фазы капиталис­ тического цикла, он полагал, что главная причина затяжного характера кризиса — бедность России капиталами и бегство капиталов из страны в разгар революции2 .

В экономической литературе того времени отмечались и другие причины затяжного характера промышленной депрессии. Ряд экономистов первосте­ пенное значение придавали недостаточному развитию внутреннего рынка, которое сдерживалось низкой покупательной способностью основной массы населения — крестьянства .

В ходе кризиса в России в 1905—1906 годах сформировались условия возникновения революционной ситуации. События 1905—1906 годов со­ действовали углублению экономического кризиса. Экономическая дина­ мика была крайне неустойчивой, сохранялись возможности перехода на различные траектории развития страны — как поступательного роста, так и системной деградации. Однако в 1908—1910 годах в состоянии сельского хозяйства и промышленности России стали заметны качественные измене­ ния. Они свидетельствовали о завершении формирования предпосылок эко­ номического подъема, увеличении масштабов накопления и начале нового периода индустриализации страны. Во второй половине 1909 года начался подъем в промышленности, а в 1910 году произошел перелом промышлен­ В начале XX века в экономических публикациях широко использовался термин «хлеба», а тер­ мин «зерновые» употреблялся мало .

Туган-Барановский М.И. Состояние нашей промышленности за десятилетие 1900—1909 гг .

–  –  –

ной конъюнктуры3. Экономический подъем опирался преимущественно на внутренний рынок. Его база существенно расширилась по сравнению с базой экономического подъема, происходившего в 1890­е годы. Расширение спроса на продукцию тяжелой индустрии теперь было связано не с потребностя­ ми преимущественно одной отрасли, которой на предшествующем этапе индустриализации, в 1890­е годы, было железнодорожное строительство .

Предвоенное расширение спроса на металлоизделия, машины и механизмы определялось как потребностями предприятий, производящих продукцию военного назначения, так и увеличением спроса в строительстве, легкой и пищевой промышленности, сельском хозяйстве. Представляется, что дан­ ная особенность предвоенного экономического подъема во многом объ­ ясняет его относительно высокие темпы. Согласно расчетам П. Грегори, чистые капиталовложения в оборудование (кроме сельскохозяйственного) в 1913 году увеличились почти в 2 раза по сравнению с 1909 годом, а чистый национальный продукт — в 1,2 раза4 .

Ряд важнейших условий этих конструктивных изменений в состоянии российской экономики и выхода ее из длительного застоя был создан мерами правительства по стабилизации бюджета, укреплению денежно­ кредитной системы, стимулированию производства в сельском хозяйстве и промышленности .

События 1905—1906 годов вынудили правительство существенно изменить приоритеты бюджетной и финансовой политики .

Накопленный в основном в 1890­е годы золотой запас Государственного банка, который служил гарантией свободного размена кредитных билетов на золото, в момент кризиса, связанного с революционными событиями 1905 года, фактически оказался не в состоянии выполнить эту роль. Менее чем за полтора месяца — с 16 октября по 8 декабря 1905 года — золотой за­ пас уменьшился с 1319 млн руб. до 1076 млн руб., то есть почти на 1/5 своей величины5. В то же время за 1905 год сумма кредитных билетов в обраще­ нии увеличилась более чем на 40%6. К таким условиям система денежного обращения, установленная в результате реформы 1895—1897 годов, не была готова. В 1896 году С. Ю. Витте, защищая основные положения реформы, писал, что при размене кредитных билетов на монету или при выдаче из касс Государственного банка золота вместо кредитных билетов, «взамен выдан­ ного золота, в банке сосредоточатся кредитные билеты, которые или будут уничтожены, или, если в банке накопится вновь золото, будут выпущены под это новое обеспечение. При всех указанных обстоятельствах денежное обращение станет лишь тверже»7. Витте был уверен, что «если мы будем следовать осторожной и благоразумной финансовой политике, то золото от нас не уйдет ни по расчетному балансу, ни в обмен на размещенные заграницей фонды, ни — бесследно — в каналы внутреннего обращения»8 .

При этом условии резервы Государственного банка и Казначейства могли Туган-Барановский М.И. Указ. соч. С. 507; Белоусов Р. А. Экономическая история России .

XX век. Кн. 1. М., 1999. С. 199 и далее .

Грегори П. Экономический рост Российской империи (конец XIX — начало XX в.). Новые подсчеты и оценки. М., 2003. С. 231—236 .

Русский рубль. Два века истории. М., 1994. С. 146 .

Министерство финансов 1904—1913. СПб., 1914. Диаграмма XX .

Витте С.Ю. Представление в Государственный совет «Об исправлении денежного обраще­ ния», заключающее в себе «Дополнительные соображения по делу об исправлении денежного обращения». 19.10.1896 // С. Ю. Витте. Собрание сочинений и документальных материалов .

Т. 3, кн. 1. М., 2006. С. 244—246 .

Там же. С. 247 .

5 Россия на путях выхода из кризиса экономики и финансов 1900-х годов: современный взгляд быть использованы для компенсации колебаний текущей финансовой и хо­ зяйственной конъюнктуры, а рассмотренные Витте варианты денежного обращения — реализованы на практике .

Однако необходимость финансировать войну с Японией и удовлетворять спрос на наличные деньги в условиях экономического кризиса и политической нестабильности диктовала правительству отступление от «осторожной и благо­ разумной» финансовой политики. В середине декабря 1905 года эмиссионное право Госбанка было фактически полностью исчерпано9. В конце 1905 года вследствие массового требования золота выдача его из касс Госбанка была ограничена наличностью, имевшейся в отделениях, то есть по большей части прекращена. За 1906 год объем вкладов в кредитных учреждениях и сберега­ тельных кассах сократился на 200 млн руб., или на 8%10.

Логикой социально­ экономического кризиса правительство было поставлено перед необходи­ мостью выбора из нескольких вариантов, каждый из которых был сопряжен со значительными издержками, как финансовыми, так и экономическими:

(1) пожертвовать для сохранения основ денежной системы накопленными резервами без гарантий, что эта жертва не окажется напрасной; (2) девальви­ ровать национальную валюту и отказаться от фиксированного курса ее обмена на золото; (3) привлечь внешние источники финансирования .

Созданные в 1890­е годы основы денежной системы России были спасены только благодаря полученному во Франции в апреле 1906 года займу на сумму 843 млн руб. Поступления от займа (более 700 млн руб.) позволили финанси­ ровать текущие расходы бюджета и пополнить золотой запас. Немалую роль в стабилизации сыграли также твердость правительства П. А. Столыпина при подавлении революционных выступлений и провозглашение в Российской империи демократических свобод. В целом опыт 1905—1906 годов показал, что золото­валютные резервы не страхуют от социально­экономических рис­ ков, а ставка на объем резервов как на основной инструмент поддержания курса национальной валюты бесперспективна .

Отсутствие возможностей значительного увеличения расходов бюджета было основным фактором, определявшим приоритеты бюджетной и финансо­ вой политики правительства в период 1907—1909 годов11. В результате заимс­ твований 1904—1906 годов государственный долг увеличился до 8,6 млрд руб .

В 1909 году государственный долг России достиг 9 млрд руб. и в 3,5 раза превысил объем всех расходов государства. Лишь после 1909 года государст­ венная задолженность несколько сокращается (рис. 1) .

Такое положение требовало проведения политики бюджетного равнове­ сия. Как считал министр финансов В. Н. Коковцев, в рамках этой политики рост государственных расходов надлежало покрывать «естественным ростом государственных доходов, происходящим от развития производительных сил страны», «избегать повышения налоговой тяжести населения»12 .

Максимальных размеров дефицит госбюджета достиг в 1906 году — 941 млн руб., почти 30% от расходов. В последующие годы дефицит сокращался (в 1907 году — 9,2%, 1908 году — 9%, в 1909 году — 3,1%). В 1907—1908 годах снижение бюджетного дефицита было связано прежде всего с сокращением расходов бюджета. Лишь с 1909 года сокращение бюджетного дефицита стало Русский рубль. С. 148—150 .

Министерство финансов 1904—1913. Диаграмма XI .

Подробнее об этом см.: Коломиец А.Г. Бюджетные приоритеты думской монархии // Вестник Института экономики РАН. 2007. № 3 .

Коковцев В.Н. Из моего прошлого. Воспоминания. 1903—1919 годы. Кн. 1. М., 1992 .

–  –  –

Источники: Проект Государственной росписи доходов и расходов на 1907 год с объясни­ тельной запиской министра финансов. СПб., 1907. С. 79—80; Проект Государственной росписи доходов и расходов на 1916 год с объяснительной запиской Министра финансов. П., 1915 .

С. 120; Сидоров А.Л. Финансовое положение России в годы первой мировой войны (1914—1917) .

М., 1960. С. 89 .

Рис. 1. Расходы государственного бюджета и государственный долг России, 1904—1910 годы (млн руб.) результатом увеличения доходов бюджета. С 1911 года начался устойчивый рост расходной части бюджета и профицит сократился до 3,7%13 .

Изменение приоритетов бюджетной и финансовой политики в период после 1906 года сказалось и на динамике финансовых резервов государст­ ва — золотого запаса Государственного банка и свободного остатка налич­ ности в Казначействе .

Формирование свободного остатка наличности Казначейства было свя­ зано с тем, что бюджетное планирование в Российской империи начиная с 1890­х годов осуществлялось, как правило, с занижением ожидаемых по­ ступлений доходов, отчего в конце года обычно получался избыток — так называемая свободная наличность государственного казначейства14. Однако в период 1907—1909 годов задача накопления свободной наличности рас­ сматривалась как второстепенная. В этом отношении политика, проводимая после 1906 года, существенно отличается от политики, проводившейся до 1905 года. В начале 1907 года свободная наличность составляла 58,5 млн руб., в начале 1908 года — 8,9 млн руб., в начале 1909 года — 1,8 млн руб. (в конце 1903 года сумма свободной наличности достигала 381,3 млн руб.)15. На со­ кращение свободной наличности повлияли также меры по усилению бюд­ жетного контроля, принятые в этот период Министерством финансов под давлением Государственной Думы третьего созыва .

Незначительно изменилась в 1907—1908 годах и величина золотого за­ паса Госбанка: на 1 января 1909 года увеличение составило по сравнению с 1 января 1907 года 2,5%16 .

Только в 1909 году, когда был собран исключительно хороший урожай и появились первые признаки экономического подъема, Министерство финансов приступило к наращиванию резервов. «Обладание свободны­ Проект Государственной росписи доходов и расходов на 1907 год. С. 79—80; Проект Государственной росписи доходов и расходов на 1916 год. С. 120; Сидоров А.Л. Финансовое положение России. С. 89 .

Озеров И.Х. Как расходуются в России народные деньги. М., 1907. С. 220 .

Ежегодник Министерства финансов на 1911 год. С. 71 .

Власенко Е.В. Денежная реформа в России. С. 182 .

0 Россия на путях выхода из кризиса экономики и финансов 1900-х годов: современный взгляд Источники: Ежегодник Министерства финансов на 1911 год. С. 71; Власенко Е.В. Денежная реформа в России 1895—1898 годы. Киев, 1949. С. 182 .

Рис. 2. Государственные резервы России, 1902—1910 годы (на 1 января соответствующего года, млн руб.) ми запасами в размерах, отвечающих потребностям страны и возможным случайностям, обеспечивает в тяжелые годы удовлетворение возникающих нужд, предохраняет от увеличения, без особой крайности, задолженности государства и дает последнему возможность осуществлять более или менее крупные мероприятия», — так аргументировал необходимость увеличения свободной наличности В. Н. Коковцев в Объяснительной записке к проекту Государственной росписи на 1911 год17 .

Как показывают рис. 1 и 2, в рамках политики бюджетного равнове­ сия, проводимой после 1906 года, ограничение расходов не было связано с задачей накопления резервов. Экономический подъем не стимулировался расходованием накопленных государственных финансовых резервов .

Приоритеты денежно­кредитной политики также претерпели в 1906— 1908 годах определенные изменения .

По состоянию на 1 января 1909 года объем денежной массы в обращении сократился на 10,1% по сравнению с 1 января 1907 года. Показатели объема денежной массы в обращении (рис. 3) свидетельствуют о том, что денежная Источник: Ежегодник Министерства финансов на 1911 год. С. 193, 334—337, 419 .

Рис. 3. Денежная масса в обращении (монеты, серебро, кредитные билеты) и ссудные активы Государственного банка и коммерческих банков, 1902—1910 годы (на 1 января соответствующего года, млн руб.) Объяснительная записка Министра финансов к проекту Государственной росписи на

–  –  –

политика в 1907—1908 годах оставалось скорее «умеренно жесткой». Лишь в 1909 году тенденция изменилась — количество денег в обращении (моне­ ты и кредитные билеты) увеличилось на 6,2%. В последующие годы темпы роста денежной массы существенно не менялись (в 1910 году — на 6,7%, в 1911 году — на 5,4, в 1912 году — на 6,9%)18. Таким образом, нет доста­ точных оснований считать, что предпосылки экономического подъема были связаны с существенным смягчением денежной политики .

Однако жесткость этой политики в 1906—1908 годах не следует переоце­ нивать. Объемы денежной массы в эти годы сокращались после быстрого роста в 1904—1905 годы. В 1904 году золотая и серебряная монета в обра­ щении, по данным Министерства финансов, составляла 869,2 млн руб., или 58% всей денежной массы; в 1904—1905 годы количество денег в обращении увеличилось на 682,3 млн руб.19 Вместе с тем, учитывая масштабы исчезновения золотой и серебряной монеты из обращения в 1905 году, связанные с ее обращением в предмет хранения вне банков и сберегательных касс, которые приведенная статистика не отражает, правомерно сделать вывод, что реальное увеличение денежной массы в обращении на 1 января 1906 года было меньшим, чем показывают приведенные данные .

Этот вывод подтверждается тем, что в 1906 году Госбанком было изъято из обращения монеты на 209,5 млн руб., или 21,5% всей монеты, числившейся в обращении на 1 января 1906 года. Очевидно, излишняя монета появилась из личных сбережений, когда население приобрело уверенность в прочности де­ нежной системы и был восстановлен свободный размен. В результате Госбанк получил возможность изъятия монеты. Процесс возвращения монеты в об­ ращение продолжился в 1907—1908 годы. Таким образом, как рост денежной массы в 1904—1905 годы, так и ее сокращение в 1906—1908 годы в действи­ тельности имели меньшие масштабы, чем показывают приведенные данные .

В годы, предшествовавшие промышленному подъему, общее направле­ ние политики правительства в вопросах регулирования развития банковской системы не подвергалось принципиальным изменениям .

«Россия в течение всего периода капитализма отличалась от других стран наличием законодательного регулирования деятельности коммерческих банков и правительственного надзора за ними», — отмечал И. Ф. Гиндин20. В частности, в соответствии с законом 1883 года сумма обязательств коммерческого банка была ограничена пятикратным отношением к капиталу банка; кредит, открыва­ емый одному заемщику, не мог превышать 10% капитала банка; лица, занимав­ шие руководящие должности в одном банке, не могли входить в руководство других банков. В 1902 году издан закон об упрочении деятельности частных банков: устранено право служащих банка (в первую очередь членов правле­ ния и управляющих делами) пользоваться в управляемом ими банке кредитом (ранее они не могли использовать лишь вексельные кредиты); облегчены для акционеров условия для ходатайства о проведении правительственной ревизии (такое право получили 10% акционеров, имеющих 5% складочного («уставного»

в современной терминологии) капитала банка) .

Вместе с тем, правительство гибко, в соответствии с текущей конъюнк­ турой, использовало методы регулирования ссудного процента и стимулиро­ Ежегодник Министерства финансов на 1911 год. С. 193; Проект Государственной росписи доходов и расходов на 1914 год с объяснительной запиской Министра финансов. СПб., 1913 .

Ч. II. С. 97 .

Ежегодник Министерства финансов на 1911 год. С. 168, 193 .

Гиндин И.Ф. Русские коммерческие банки. М., 1948. С. 384 .

2 Россия на путях выхода из кризиса экономики и финансов 1900-х годов: современный взгляд вания притока средств населения в кредитные учреждения, а также прямой поддержки банковского сектора .

Так, в 1905—1906 годы учетный процент Государственного банка под­ нимался до 9% годовых (учетный процент частных банков доходил до 10— 11% годовых). Стабилизация денежно­кредитной системы открыла возмож­ ность снижения учетного процента Госбанка до 4,5%. В 1909—1911 годы учетный процент в Санкт­Петербурге колебался от 4,5 до 6%, хотя и оста­ вался, как правило, выше, чем в Берлине, Лондоне и Париже21. Таким об­ разом, в 1906—1911 годах увеличение учетной ставки Госбанка происходило в условиях роста денежной массы и, наоборот, учетная ставка снижалась при уменьшении денежной массы .

В 1906 году Госбанк начал выплачивать проценты по текущим счетам .

В 1908 году при улучшении положения выплата таких процентов была от­ менена. В целях стимулирования сбережений населения в начале 1906 года процент по вкладам в сберегательные кассы был повышен с 3,6 до 4,0% .

Только с 1911 года процент вновь понижен до 3,6%. В августе 1906 года уста­ новлена комиссия в размере 1,1% при всех продажах валюты Госбанком, независимо от суммы и назначения продажи. Комиссия была отменена в сентябре 1909 года22 .

В условиях кризиса Госбанк оказывал активную помощь торгово­про­ мышленному и банковскому секторам экономики, главным образом для обеспечения платежеспособности предприятий. В 1905 году размеры фи­ нансирования Госбанком учетно­ссудных операций, в том числе кредитов коммерческим банкам, резко увеличились по сравнению с предшествующи­ ми годами. В 1905 году объем учетно­ссудных операций Госбанка увеличился в 1,9 раза и составил 778,2 млн руб. на начало 1906 года, а объем кредитов банкам вырос в 5,1 раза. В 1905 году кредиты банкам составили 25,5% всех учетно­ссудных операций Госбанка, против 9,5% в предшествующем году .

В дальнейшем объемы кредитования Госбанком коммерческих банков зна­ чительно снизились23 .

Вместе с тем, в годы, предшествовавшие промышленному подъему, основ­ ная роль в кредитовании промышленно­торговой деятельности стала пере­ ходить к коммерческим банкам. На начало 1909 года объемы учета векселей и ссуд, выданных Госбанком под залог процентных бумаг, товаров и товар­ ных документов, уменьшились на 12% по сравнению с началом 1907 года .

Напротив, аналогичный показатель ссудной активности коммерческих банков на начало 1909 года увеличился на 22% по сравнению с началом 1907 года .

В 1909—1910 годы в условиях экономического подъема происходил быст­ рый рост ссудных активов коммерческих банков — на 20% в 1909 году и на 44% в 1910 году24. На начало 1910 года, по данным Министерства финансов, 83,2% трех основных активных операций частных кредитных учреждений (включая общества взаимного кредита и городские общественные банки) и Госбанка проходилось на операции частных кредитных учреждений .

Исторические записки. Т. 66. С. 152; Министерство финансов 1904—1913. С. 39; Русский денежный рынок 1908—1912. Особая канцелярия по кредитной части Министерства финансов .

СПб., 1913. Диаграмма XII .

Министерство финансов 1904—1913. С. 38; Ежегодник Министерства финансов на 1911 год .

С. 185; Проект Государственной росписи доходов и расходов на 1914 год с объяснительной за­ пиской Министра финансов. СПб., 1913. Ч. II. С. 88; Государственный банк 1861—1910. СПб.,

1910. С. 97 .

Гиндин И.Ф. Русские коммерческие банки. С. 218 .

Ежегодник Министерства финансов на 1911 год. С. 334—337, 419; Государственный банк

–  –  –

В 1910—1911 годы быстрый рост ссудных активов частных кредитных учреждений продолжался. В этот период существенно выросли и ссудные активы Государственного банка. За 1910—1911 годы совокупные кредитные активы коммерческих банков и Госбанка увеличились в 1,75 раза25, что рас­ ширило возможности удовлетворения потребностей торговли и промыш­ ленности в кредитах .

Важнейшим условием промышленного подъема было накопление сво­ бодных капиталов на внутреннем рынке. Потенциал внутренних источников накопления к концу первого десятилетия нового века вырос настолько, что негативное влияние постоянного оттока капитала за границу на состояние промышленной конъюнктуры относительно уменьшилось, хотя отток про­ должался. Прекращение масштабных внутренних заимствований государства сыграло в этом отношении исключительно важную роль. (Заем 1909 года был размещен на французском рынке.) После периода бурного роста объема на­ ходящихся в обращении государственных и гарантированных правительством процентных бумаг (1904—1906 годы — соответственно на 10,1, 11 и 19,9%) в 1907—1909 годы этот рост замедлился и составил соответственно 2,1, 3,9 и 4,4%26. В результате свободные капиталы стали в большей мере помещать­ ся в акции российских акционерных предприятий. Если в период с 1900 по 1908 год прирост отечественных вложений в акции российских акционерных предприятий оказался равен нулю, то за 1909—1913 годы отечественные вло­ жения в акции российских акционерных предприятий выросли в 2,1 раза. Эти факты неоднократно отмечались в работах отечественных исследователей27 .

Определенную роль в подготовке условий промышленного подъема играли осуществленные Министерством финансов в 1900—1902 годы меры по регу­ лированию деятельности организации торговли фондовыми ценностями на Санкт­Петербургской бирже, которая в рассматриваемый период оставалась крупнейшим в России центром торговли этими ценностями. В структуре биржи был создан специальный Фондовый отдел, а также установлена от­ ветственность за достоверность данных, представляемых в Совет фондового отдела, которому было поручено рассмотрение заявлений о котировке; ужес­ точены условия допуска ценных бумаг на биржу (государственные и гаранти­ рованные правительством ценные бумаги допускались к биржевой котировке по решению министра финансов) и т. д. Указанные выше меры расширяли возможности, предоставленные Государственному банку уставом 1894 года, который отменил ограничение на приобретение Госбанком государственных ценных бумаг размерами собственного капитала, а также разрешил приоб­ ретать негосударственные бумаги из числа принимаемых казной в заклад по казенным операциям. За 1905—1906 годы стоимость процентных бумаг, принадлежавших Госбанку, увеличилась почти в 1,6 раза. По оценке иссле­ дователя, Санкт­Петербургская биржа была «преобразована правительством в современную фондовую биржу, используемую как орудие экономической политики государства»28 .

Проект Государственной росписи доходов и расходов на 1914 год. Ч. II. С. 92; Ежегодник Министерства финансов на 1913 год. СПб., 1913. С. 196—197; Государственный банк 1861—1910 .

С. 149 .

Ежегодник Министерства финансов на 1911 год. С. 251 .

См.: Ананьич Б.В. Россия и международный капитал. Л., 1970; Бовыкин В.И. Финансовый капитал в России накануне первой мировой войны. М., 2001; Гиндин И.Ф. Русские коммерческие банки. М., 1948 и другие работы указанных авторов .

Государственный банк 1861—1910. С. 138; Томпсон С.Р. Российская внешняя торговля XIX — начала XX в.: организация и финансирование. М., 2008. С. 98 .

4 Россия на путях выхода из кризиса экономики и финансов 1900-х годов: современный взгляд Вместе с тем, сохранялось положение, при котором, как писал И. Х. Озеров, «никто не несет никакой ответственности за введение в биржевой оборот фи­ нансовых ценностей»29. С таким положением была связана проблема выдачи коммерческими банками краткосрочных ссуд под залог котируемых на бир­ же бумаг разного рода промышленных и торговых предприятий невысокой надежности. Чаще всего предметом биржевой игры и высокорискованных кредитных операций являлись негарантированные правительством ценные бу­ маги железнодорожных обществ, а также акции вновь образованных обществ .

Эти ценные бумаги характеризовались значительными колебаниями дивиден­ дов и биржевой стоимости, произвольной оценкой капитализации30 .

Мощным фактором расширения внутреннего рынка и формирования предпосылок промышленного подъема стало проведение институциональ­ ных преобразований в аграрной сфере, связанных с указом от 9 ноября 1906 года и последующими законами (столыпинское аграрное законодатель­ ство). Вместе с тем, динамика ряда показателей, характеризующих развитие сельского хозяйства, свидетельствует об ограниченности потенциала этих преобразований .

Объем ссуд, выданных Крестьянским банком для приобретения земли у частных владельцев из имений банка и на покупку земель у частных вла­ дельцев, при содействии банка уже в 1907 году увеличился в 2 раза по срав­ нению с 1906 годом и достиг 107,9 млн руб. В 1908 году этот показатель вырос только на 10% по сравнению 1907 годом, в 1909 и 1910 годы — со­ ответственно на 22 и 17%. Главными районами операций Крестьянского банка были Центрально­черноземный и Южный степной, то есть регионы с максимальной товарностью земледелия31. В центральных районах, где про­ блема крестьянского малоземелья стояла значительно острее, спрос на ссуды Крестьянского банка был меньше .

В 1908 году число домохозяев, заявивших требование о закреплении земли в собственность в соответствии с положениями закона 1906 года, превыси­ ло 840 тыс. и оказалось максимальным за все годы действия этого закона (с 1909 года это число ежегодно сокращалось)32. В том же 1908 году объем ин­ вестиций в сельском хозяйстве достигает максимума (рис. 4). Однако высокий урожай 1909 года (сбор хлебов в 1,25 раза превысил среднегодовой показатель за 1907—1909 годы)33 не сопровождался соответствующим ростом инвестици­ онной активности. Хотя объем инвестиций сельскохозяйственного назначения в 1910 году был на 1/3 выше предреволюционного максимума 1904 года, эти вложения в 1909 и в последующие годы оказались меньше, чем в 1908 году .

В 1909 году в России потребление сельскохозяйственных машин и ору­ дий внутреннего производства и привозных составило 89 млн руб. против 56 млн руб. в 1908 году (рост в 1,6 раза)34. Однако сельское хозяйство в силу ограниченности масштабов использования в нем машин и механизмов ока­ залось не способно генерировать значительный спрос на продукцию метал­ лообработки .

Диаграмма на рис. 4 показывает динамику объема чистых капитальных вложений в оборудование несельскохозяйственного назначения, транспорт и коммуникации, постройки промышленного назначения и городскую недви­ Озеров И.Х. Основы финансовой науки. Ч. II. СПБ., 1911. С. 303 .

Ермолов А.В. Причины доходности железнодорожных акций. М., 1912. С. 6—7, 34 .

Проскурякова Н.А. Земельные банки Российской империи. М., 2002. С. 344, 347 .

Проект Государственной росписи доходов и расходов на 1916 год. Ч. II. С. 18 .

Ежегодник Министерства финансов на 1911 год. С. 147 .

–  –  –

жимость. В данной диаграмме «чистые капиталовложения» включают: инвес­ тиции в транспорт и коммуникации, в складские запасы в промышленности и торговле, в постройки (городское жилье, промышленность и сельское хо­ зяйство), в оборудование (включая сельское хозяйство), инвестиции в живой инвентарь (скот). Этот экономический индикатор достаточно полно характе­ ризует процессы перехода от рецессии к подъему .

Рост чистых капиталовложений в промышленность, транспорт, коммуни­ кации, городскую недвижимость имел место уже в 1907 году и продолжился в 1909—1910 годы. В 1910 году резко выросли вложения в городское жилье и в складские запасы (особенно в торговле), капитальные вложения в обору­ дование несельскохозяйственного назначения, транспорт и коммуникации, постройки промышленного назначения и городскую недвижимость. Рост этих капиталовложений в 1910 году имел максимальные темпы, сравнимые только с военным 1904 годом .

Сопоставление динамики денежной массы, ссудных активов банков, капи­ тальных вложений в промышленности и торговле в послекризисный период показывает, что однонаправленное движение соответствующих показателей происходило лишь в 1910 году, когда в России начался уверенный экономи­ ческий рост. Вместе с тем, увеличение капиталовложений в промышленности и торговле и объемов кредитования этих секторов происходило и тогда, когда денежная масса сокращалась. Таким образом, нет оснований полагать, что увеличение денежной массы стало фактором перелома экономической дина­ мики в 1908—1909 годы. В 1909—1910 и в последующие годы, как отмечено выше, происходило смягчение денежной политики, что соответствовало уве­ личению потребности хозяйства страны в средствах обращения и платежа .

Катализатором изменений экономической конъюнктуры стал рекордный урожай 1909 года. Сбор хлебов достиг 4,3 млрд пудов (в предкризисные 1902 и 1903 годы эти показатели составляли соответственно 4,1 и 3,9 млрд пудов зерна35). Рост производства в сельском хозяйстве и платежеспособного спроса стал базой оживления пищевой и легкой промышленности, строительства .

Доходы от экспорта хлебов в 1909—1911 годы увеличились в 1,75 раза по сравнению со среднегодовыми поступлениями 1906—1908 годов36 .

Ежегодник Министерства финансов на 1911 год. С. 147; Ежегодник Министерства фи­ нансов на 1904 год. СПб., 1904. С. 69 .

Ежегодник Министерства финансов на 1911 год. С. 150 .

 Россия на путях выхода из кризиса экономики и финансов 1900-х годов: современный взгляд Доходы от экспорта хлебов содействовали укреплению государственных финансов. Увеличение доходов бюджета дало возможность начать реализа­ цию масштабной программы военного судостроения. На тот момент воен­ ное судостроение было одной из немногих получивших развитие в России высокотехнологичных отраслей промышленности. Программа военного су­ достроения обеспечила заказами предприятия металлообработки и метал­ лургической промышленности .

Эти заказы позволили вывести железоделательную и механическую промышленность России из состояния, которое М. И. Туган­Барановский характеризовал как «состояние маразма». Так, по его оценке, в 1909 году выплавка чугуна в России не достигла уровня 1900 года37. Однако в том же 1909 году выплавка стали в России увеличилась на 6,4% по сравнению с предыдущим годом, в 1910 году — на 13,1%, в 1911 году — на 11,4% .

С 1909—1910 годов начинается увеличение производства проката, сорто­ вого железа, продукции металлообработки и цветной металлургии, внут­ реннего производства машин. В 1911 году производство железа и стали выросло по сравнению с 1908 годом в 1,65 раза, а в 1912 году — в 1,9 раза .

Расширение спроса на железо и сталь стимулировало увеличение произ­ водства чугуна, выпуск которого в 1912 году превысил показатель 1909 года в 1,46 раза38. Таким образом, в этот период подъем охватил важнейшие от­ расли индустрии. Вместе с тем, «размеры железнодорожного строительства в депрессивные 1904—1908 годы и во время промышленного подъема были почти одинаковыми и, следовательно, имели второстепенную роль в смыс­ ле влияния на промышленный подъем», — констатировал И. Ф. Гиндин .

Этот вывод подтверждает динамика чистых капиталовложений в государст­ венные и частные железные дороги. В 1909 году они упали в 3 раза по сравнению с предшествующим годом и после увеличения в 1910 году стали вновь сокращаться. В то же время по объему железнодорожного строи­ тельства Россия в период 1906—1913 годов опередила Германию и уступала лишь США39 .

Стимулировавший начало промышленного подъема в России комплекс мероприятий сложился в результате разнонаправленных мер, нацеленных на решение различных проблем. Нет никаких свидетельств того, что рас­ смотренный комплекс мероприятий был частью единого плана по выводу экономики из кризиса.

Тем не менее на практике удалось обеспечить:

• рациональное сочетание задач экономического развития с задачами обеспечения финансовых резервов денежно­кредитной системы и го­ сударственного бюджета;

• использование благоприятной конъюнктуры внешних рынков (рынка хлебов) и соответствующих доходных поступлений в бюджет для реше­ ния задач инициирования экономического роста;

• проведение назревших и направленных на развитие основ рыночного хозяйства институциональных преобразований в ключевом (аграрном) секторе экономики;

Туган-Барановский М.И. Периодические промышленные кризисы. С. 489, 497 .

Туган-Барановский М.И. Состояние нашей промышленности за десятилетие 1900—1909 гг .

и виды на будущее. С. 508; Бовыкин В.И. Финансовый капитал в России. С. 69. Табл. 6; С. 71;

Проект Государственной росписи доходов и расходов на 1914 год. Ч. II. С. 49, 73—75; Ежегодник Министерства финансов на 1911 год. С. 641 .

Гиндин И.Ф. Русские коммерческие банки. С. 165; Гиндин И. Государство и экономика в го­

–  –  –

• сохранение бюджетного равновесия, под которым на практике пони­ малось отсутствие как крупных дефицитов, так и крупных профици­ тов, увеличение налоговых поступлений и бюджетных расходов лишь в соответствии с хозяйственным ростом;

• поддержку рыночных механизмов мобилизации внутренних источни­ ков накопления и финансирования экономического роста, то есть де­ нежного рынка и его инфраструктуры (в первую очередь банковской системы) .

Кроме того, обстоятельства сложились так, что расходы на создание со­ временного по тому времени флота и развитие высокотехнологичных пред­ приятий военного судостроения стимулировали рост производства в ме­ таллообрабатывающей промышленности, который, в свою очередь, стал локомотивом промышленного подъема .

Несмотря на медленные темпы экономического роста и наличие сложных социально­экономических проблем, в первое десятилетие XX века происхо­ дило постепенное повышение жизненного уровня населения России. Об этом свидетельствуют, в частности, данные о среднедушевом потреблении сахара .

В 1900 году оно составляло 11,2 фунта, в 1904—1907 годы увеличилось до 14,3 фунта, а в 1907—1909 годы — до 17,7 фунта40. Рост имел место не только в отношении уровня жизни. С 1899 по 1911 год местные и государственные расходы на просвещение и науку (включая военно­учебные заведения) уве­ личились в 3 раза. В 1911 году эти расходы превысили 200 млн руб., или 5,5% совокупных расходов местных бюджетов и государственного бюдже­ та41. С 1908 года началось введение всеобщего начального обучения. Вместе с тем, отставание России от развитых стран по показателям уровня жизни и образования населения сохранялось, а повышение этого уровня в России происходило весьма неравномерно и сопровождалось увеличением его со­ циальной и региональной дифференциации .

За прошедшее столетие экономика России, как отмечено выше, прин­ ципиально изменилась. Современную экономику России отличают иные масштабы и структура, значительно более высокая степень монополизации .

В современной российской экономике слабо развит мелкотоварный уклад, который был широко представлен в начале XX века .

Однако наличие отмеченных выше общих черт состояния экономики России в начале XX и в начале XXI столетия дает основания полагать, что использованные в 1900­е годы подходы к стабилизации бюджета, укрепле­ нию денежно­кредитной системы, стимулированию производства в сельском хозяйстве и промышленности способны при определенной корректировке, соответствующей условиям времени, послужить делу экономического восста­ новления России и в XXI столетии. В частности, опыт выхода из социально­ экономического кризиса и перехода России на траекторию хозяйственного подъема в период 1908—1910 годов показал, насколько эффективными для стимулирования рыночных механизмов роста могут быть реформы в ключе­ вых секторах экономики, которые осуществляются в комплексе с умеренно жесткой финансовой политикой, а также с точечной поддержкой высоко­ технологичных предприятий и отраслей народного хозяйства .

Озеров И. Х. Экономическая Россия и ее финансовая политика на исходе XIX и в начале XX века. М., 1905. С. 157; Министерство финансов 1904—1913. С. 113 .

Ежегодник Министерства финансов. Выпуск 1901 г. С. 242 и далее; Ежегодник Министерства

–  –  –

модели с точки зрения целевых и/или ценностных установок (в классическом случае, например, с точки зрения защиты конкуренции). В результате могут формироваться предложения по изменению правовой нормы. При этом, на наш взгляд, легитимность новой нормы будет тем выше, чем теснее ее связь с теоретической моделью, закладываемой в ее основу .

Начиная с работ старой институциональной школы формальные нормативные и правовые акты, устанавливаемые органами власти, являются самым очевидным примером институтов, то есть правил, которым акторы вынуждены следовать (хотя существуют многочисленные примеры того, как формальные правила игнорируются субъектами регулирования) .

Данные правовые акты отражают кодифицированные формы вмешатель­ ства (регулирования) органов политической власти в деятельность соци­ ально­экономических агентов. Широкий класс правовых актов составляют те, что непосредственно воздействуют на формирование издержек и выгод социально­экономических агентов (в первую очередь установление налогов, тарифов оплаты доступа на рынки) .

В целом, чем четче правовые акты интерпретируются в терминах издержек и выгод, тем при прочих равных они совершеннее. Однако этого критерия не достаточно. Устанавливаемые издержки и выгоды для различных агентов должны быть экономически и социально обоснованы .

Таким образом, минимальные требования к нормативным и правовым актам заключаются в том, чтобы они однозначно выражались в терминах издержек и выгод, а также обеспечивали справедливое (недискриминацион­ ное) распределение данных издержек и выгод между акторами .

В практической плоскости это означает, с одной стороны, что барьеры ведения экономической деятельности должны прямо выражаться в денежных единицах (в абсолютном выражении), а с другой стороны, что они должны быть относительно равномерно распределены между различными субъекта­ ми (и их группами). В идеальном случае одинаковые акторы должны нести равные издержки (получать выгоды), создаваемые регулированием, сохраняя при этом стимулы к расширенному воспроизводству .

Однако даже такие относительно простые принципы, которые реализуются в теоретических моделях, на практике зачастую трудно воплощаемы — вследствие неполноты кодификации норм, разнообразия (многомерности и «неодинаковости») регулируемых агентов и других факторов «институци­ ональной природы»3 .

На наш взгляд, институциональное проектирование4 должно быть нацелено на достижение экономической и социальной обоснованности воздействия устанавливаемых правил на отдельных агентов, их группы и общество в це­ лом. Это достаточно сложная цель, для достижения которой методологичес­ ки необходимо выстроить переходы от конкретных экономических практик Действительно, даже если норма однозначно выражается в денежных единицах, они, в свою очередь, могут оказывать различное воздействие на разнородных экономических агентов. При этом данное воздействие может либо объективно быть различным, либо субъективно воспри­ ниматься таковым акторами и их группами .

Особенно актуально данное замечание в случае, когда в качестве агентов выступают кол­ лективные акторы — фирмы (организации). Отдельный случай представляют индивиды с раз­ личными доходами .

Другим классическим примером является применение принципа недискриминации в практике ВТО. Так, нормативно установив данный принцип (на основе идеала свободной международ­ ной конкуренции), ВТО ведет деятельность по последовательному приведению всех торговых барьеров к тарифным барьерам и постепенному снижению последних .

Экономический анализ нормативных актов / Под ред. В.Л. Тамбовцева. М.: Теис, 2001 .

Финансовое обеспечение туроператорской деятельности:

0 входные барьеры и экономическая дискриминация к корректной интерпретации институтов, опосредующих и формирующих данные практики, к теоретическим принципам и моделям, а также осущест­ вить обратный переход к модификации институтов и практик. Настоящая работа представляет собой попытку осуществить данные переходы, используя в качестве теоретической основы принципы защиты конкуренции и связанные с ней недискриминационные модели определения цены доступа на рынок .

1. Административные входные барьеры как институциональный феномен

Административные барьеры относятся к инструментам государственного регулирования, которые могут как повысить состязательность на данном от­ раслевом рынке, так и привести к сокращению или даже к исчезновению рынка. Административные барьеры условно относятся к нестратегическим (структурным) барьерам5. Известно, что преодоление административных барьеров связано с денежными и временными затратами. При этом вре­ менные затраты в большинстве случаев могут быть функционально сведены к денежным затратам (в том числе с помощью практик, направленных на деформализацию правил) .

Одним из наиболее важных классов административных барьеров являются входные барьеры (барьеры входа на рынок) .

Идеология дерегулирования предполагает снятие входных барьеров на рынок при одновременном усилении ответственности участников за качество товаров (работ, услуг)6 .

Таким образом, входные барьеры, по общему согласию, необходимо сис­ тематически снижать, в том числе заменяя их более жесткие формы менее жесткими. Степень жесткости в данном случае определяется тем, насколько прямо и полно барьер выражается в форме денежных затрат для социально­ экономических агентов (производителей). Одновременно необходимо учиты­ вать интересы потребителей, являющихся непосредственными участниками рынка (права на качественный продукт и разумные издержки по снижению информационной асимметрии на рынке)7 .

Для классификации административных барьеров в указанном смысле могло бы подойти разделение на качественные и количественные барьеры, однако данная терминология уже зарезервирована авторами указанного доклада8 .

Например, обязательное лицензирование определенного вида экономичес­ кой деятельности не может быть прямо выражено в форме денежных затрат для субъектов данного вида деятельности и зависит от стоимости обеспе­ чения соответствия лицензионными требованиям и от времени получения разрешения. В то же время добровольное страхование профессиональной от­ ветственности может быть явно выражено уровнем страхового тарифа, уста­ новленного в процентах от дохода (или от другого универсального финансо­ во­экономического показателя) субъекта хозяйственной деятельности .

Рой Л.В., Третьяк В.П. Анализ отраслевых рынков. М.: ИНФРА­М, 2008. С. 95, 104 .

Административные барьеры в экономике: институциональный анализ / Под ред. А.А. Аузана, П.В. Крючковой .

Пока не рассматриваются формальные причины и обоснования (общественное оправдание) введения барьеров входа на рынок (например, защита прав потребителей) .

Как отмечают Аузан А. А. и Крючкова П. В., «административные барьеры в России обла­ дают особой прочностью, живучестью и агрессивностью, поскольку среди них преобладают качественные барьеры рентного типа…». Под качественными понимаются барьеры, для которых одновременно частные и социальные издержки выше соответственно частных и социальных выгод (Административные барьеры в экономике: институциональный анализ) .

1 Тимур ГАРЕЕВ Промежуточной формой снятия (снижения) входных барьеров можно считать введение системы оплаты доступа (присутствия) на рынок. Механизм такой оплаты может реализовываться в различных формах, например в фор­ ме финансового обеспечения профессиональной деятельности. В свою оче­ редь, финансовое обеспечение может быть реализовано в форме страхова­ ния профессиональной ответственности (фирма может работать на рынке в установленный период времени только оплатив договор страхования) или гарантии (соответственно оплатив договор гарантии) .

Как показывает практика, встречается гибридное регулирование правил оплаты доступа на рынок, когда орган государственной власти и отраслевые регуляторы определяют только часть правил оплаты, а другую часть фор­ мально определяет рынок (или организационное поле) .

Например, на рынке туроператоров России сложившийся механизм оплаты доступа на рынок в форме финансового обеспечения является предметом совместного регулирования. В результате совместного регулирования de facto складывается механизм «добровольно­принудительного страхования», ко­ торый обеспечивает присвоение рентного дохода, как минимум, участника­ ми страхового рынка и отдельной группой туроператоров (в данном случае крупных компаний) .

Так, государство на законодательном уровне устанавливает размер фи­ нансового обеспечения ответственности туроператоров за предоставление некачественных услуг. Страховые тарифы определяются на рынке страховых услуг только сверх установленной нижней границы, которая регулируется на уровне подзаконных актов и внутриотраслевых практик страхового рынка .

Оплата доступа на рынок определяется с учетом размера финансового обес­ печения и применяемого тарифа. В результате для фирм различного размера может устанавливаться различная оплата доступа на рынок (в абсолютном, а главное — в относительном выражении). Проблема заключается в том, что в части государственного регулирования механизма финансовых гарантий заложены правила, не согласующиеся с принципом защиты конкуренции .

Как показывает правоприменительная практика, при реализации идео­ логии дерегулирования может встать проблема возникновения неравных условий доступа (присутствия) на рынок, имеющая признаки экономической дискриминации особого рода, когда организация, наделенная функциями ре­ гулятора, своими нормами ставит субъектов рынка со стороны предложения в неравные условия .

В связи с этим встает проблема перехода к теоретической проверке данного положения и обратного перехода в практическую плоскость с целью совершенст­ вования более широкого класса действующих экономических механизмов .

2. Дискриминационные условия

Федеральный закон от 26 июля 2006 г. № 135­ФЗ «О защите конкурен­ ции» вводит определение дискриминационных условий, под которыми понима­ ются «условия доступа на товарный рынок, условия производства, обмена, потребления, приобретения, продажи, иной передачи товара, при которых хозяйствующий субъект или несколько хозяйствующих субъектов поставлены в неравное положение по сравнению с другим хозяйствующим субъектом или другими хозяйствующими субъектами» (ст. 4) .

Однако данное определение не имеет четкой интерпретации в терминах экономической теории, в которой понятие дискриминации используется в различных значениях .

Финансовое обеспечение туроператорской деятельности:

2 входные барьеры и экономическая дискриминация В большинстве микроэкономической литературы встречается описание ценовой дискриминации трех родов (уровней, степеней — degrees). Совершенная ценовая дискриминация (дискриминация первого рода) предполагает назна­ чение своей цены каждому покупателю. Несовершенная ценовая дискрими­ нация предполагает назначение своей цены различным группам покупателей (дискриминация второго и третьего родов). Так, ценовая дискриминация второго рода — установление формально одинаковых цен для разных групп покупателей, но применение различных цен при различных условиях про­ дажи, которые и позволяют дифференцировать группы (по объему благ, по времени и т. д.). Ценовая дискриминация третьего рода — назначение раз­ личной цены разным группам, которые явно отделимы друг от друга (при этом соблюдаются условия максимизации для каждой группы) .

Таким образом, ценовая дискриминация — это при прочих равных про­ дажа одинаковых благ разным группам покупателей, выделяемых по диффе­ ренцирующему признаку источником дискриминации, по различным ценам .

Ценовая дискриминация возможна только при наличии рыночной власти, которая позволяет дифференцировать цены на однородную продукцию по группам потребителей. Основным дифференцирующим признаком при це­ новой дискриминации является различная готовность платить (то есть раз­ личная эластичность спроса) .

Для характеристики дискриминации в социально-психологическом смысле с высокой степенью соответствия можно использовать четкое и однозначное определение дискриминации на рынке (курсив мой. — Т. Г.)9 .

Мерилом дискриминации могут выступать денежные единицы, широко используемые в экономическом анализе. С позиции экономического анализа дискриминатор соглашается заплатить (прямо или косвенно, в форме умень­ шения доходов) за то, чтобы иметь дело только с избранными группами попу­ ляции. При этом дискриминатор устанавливает дифференцирующие критерии, которые позволяют разбивать популяцию на соответствующие группы .

Важным признаком дискриминации по Г. Беккеру является то, что она ведет к сокращению обмена и к снижению чистых доходов общества .

Например, дискриминация на межрасовом рынке труда в модели Г. Беккера снижает доходы в обоих обменивающихся сообществах. Г. Беккер строил свои модели межгрупповой дискриминации по аналогии с моделями меж­ дународной торговли, отмечая при этом, что дискриминация отличается от установления тарифов, поскольку тарифная политика в определенных условиях может повышать чистые доходы вводящего их общества10 .

В контексте международной торговли понятие дискриминационных ус­ ловий отражает существование худших правил торговли (в первую очередь применяемых тарифов) для резидентов стран, которые имеют все основания претендовать на одинаковые с другими условия11 .

Таким образом, с экономической точки зрения общим для дискриминации является установление различных цен на специфических рынках (товаров, факторов Беккер Г. Человеческое поведение: экономический подход: Избранные труды по эконо­ мической теории. М.: ГУ—ВШЭ, 2003. С. 200—201 .

Там же. С. 210 .

Понятие торговой дискриминации (либо недискриминации) означает искусственное созда­ ние неравных (худших) условий для участников рынка, которые имеют справедливые основания претендовать на равные права с другими участниками рынка. Дискриминация во внешней торговле — правовой режим, устанавливающий юридическим и физическим лицам какой­либо страны, осуществляющим внешнеторговую деятельность, меньше прав, чем соответствующим лицам других стран (www.glossary.ru) .

3 Тимур ГАРЕЕВ или прав) для различных категорий агентов, которые при прочих равных могли бы претендовать на одинаковое отношение со стороны источника дискриминации .

Так же как установление повышенной цены предполагает наличие рыноч­ ной власти у субъекта несовершенного рынка, установление налога (тарифа) предполагает наличие власти (монопольного права на осуществление при­ нуждения) у планирующего субъекта (органа государственной власти). При этом планирующий субъект может определять «цену соблюдения требований и правил» как для индивидов12, так и для организаций (например, в форме оплаты доступа на рынок) .

Вернемся к определению дискриминационных условий из закона «О за­ щите конкуренции». «Условия доступа на товарный рынок…, при которых… несколько хозяйствующих субъектов поставлены в неравное положение по сравнению с… другими хозяйствующими субъектами», экономически могут быть выявлены, если зафиксировано неравенство цен (или тарифов) .

По нашему мнению, неравенство цен (тарифов) является признаком дис­ криминационных условий и должно становиться предметом разбирательства, а для сохранения таких условий должны быть представлены легитимные обоснования .

В настоящее время проблему установления различной цены оплаты доступа на рынок для разных организаций не приня­ то рассматривать в контексте дискриминационных условий .

Вероятное объяснение этого на­ блюдения заключается в том, что в рассматриваемом нами случае не просматривается прямой ана­ логии с классической моделью Рис. 1. Классическая модель двухуровневого установления различных тарифов тарифа (на примере тарифной квоты для разных объемов потребления для малой страны) (рис. 1) .

В то же время аналог тарифной нагрузки может быть реконструирован из сопоставления уровня финансового обеспечения и размера дохода, кото­ рый, по сути, отражает различную готовность предприятий платить. Таким образом, недискриминационные условия, при прочих равных (без экзоген­ ных оценок рисков оппортунистического поведения различных категорий агентов), могли бы быть достигнуты при установлении равной тарифной нагрузки для предприятий с различным уровнем доходов .

3. Гибридное регулирование

В рассматриваемом нами случае наблюдается попытка дифференцировать субъектов рынка по степени риска. При этом государство частично делегирует функции по определению степени риска страховому сообществу, предполагая конкурентный характер рынка страховых услуг (что представляется сильным допущением, поскольку данный рынок является объектом государственного и отраслевого регулирования). В данной постановке проблемы государствен­ Примером являются прогрессивные или регрессивные шкалы налогообложения .

–  –  –

ному регулятору необходимо следовать принципам защиты конкуренции и отказаться от самостоятельного дифференцирования агентов. Более того, государству необходимо принять меры по пресечению неправомерной диф­ ференциации. В противном случае наблюдается отклонение от принципов защиты конкуренции .

На наш взгляд, такая постановка проблемы позволяет рассматривать оплату доступа на рынок для различных категорий агентов в более широком контексте со-регулирования и саморегулирования13. Саморегулируемые органи­ зации в различных отраслях, в принципе, сталкиваются со схожей проблемой определения размера оплаты доступа на рынок для фирм различного размера (участников саморегулируемых организаций) .

Характеристика ситуации:

финансовое обеспечение ответственности туроператоров (в сфере международного выездного туризма) Ст. 1 Федерального закона от 24.11.1996 г. № 132­ФЗ «Об основах турист­ ской деятельности в Российской Федерации» определяет туроператорскую деятельность как деятельность по формированию, продвижению и реализа­ ции туристского продукта, осуществляемую юридическим лицом (далее — туроператор); турагентскую деятельность — как деятельность по продви­ жению и реализации туристского продукта, осуществляемую юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем (далее — турагент). Таким образом, туроператор в отличие от турагента всегда является юридическим лицом и имеет право формировать туристский продукт14 .

Статья 41 Федерального закона № 132­ФЗ устанавливает, что осуществление туроператорской деятельности на территории Российской Федерации допускает­ ся юридическим лицом при наличии у него договора страхования гражданской ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору о реализации туристского продукта либо банковской гарантии ис­ полнения обязательств по договору о реализации туристского продукта .

Все туроператоры, зарегистрированные на территории Российской Феде­ рации в соответствии с Федеральным законом «О государственной регистра­ ции юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», должны иметь финансовое обеспечение .

Таким образом, условием доступа на товарные рынки в сфере туроператор­ ской деятельности, очевидно, является наличие финансового обеспечения, ко­ торое позволяет получить запись (регистрационный номер) в Едином феде­ ральном реестре туроператоров .

Для получения регистрационного номера туроператоры-микропредприятия поставлены в неравное положение по сравнению с крупными предприятиями. На прак­ тике оплата доступа на рынок обходится им относительно дороже, что является Как отмечает П. Крючкова, понятие саморегулирования следует отделить от со-регулирования, то есть «совместного участия в регулировании государства и различных участников рынка (не только производителей, но и потребителей, инфраструктурных организаций и т. п.)»

(Крючкова П.В. Развитие саморегулирования бизнеса и государственное вмешательство в эко­ номику. С. 10). С точки зрения рассматриваемой нами проблемы данное различие не столь существенно. В конце концов, реализация автономных механизмов саморегулирования является результатом регулирования со стороны государства (например, в форме закона «О саморегули­ руемых организациях») .

Формирование туристского продукта деятельность туроператора по заключению и испол­

–  –  –

прямым следствием установленных формальных правил и, на наш взгляд, не имеет легитимного политического или экономического обоснования .

Федеральный закон № 132­ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» (в редакции от 28.06.2009 г.) определяет требо­ вания к финансовому обеспечению и размеры финансового обеспечения гражданской ответственности туроператоров (статья 172) .

Размеры финансовой гарантии (далее также — финансового обеспечения) дифференцированы в зависимости от вида туроператорской деятельности (международного и внутреннего туризма) .

Динамика институциональных изменений на рынке туроператоров, в том числе динамика дифференциации и увеличения размеров финансового обеспе­ чения для различных сфер туристской деятельности, представлена в табл. 1 .

–  –  –

С экономической точки зрения сами по себе размеры финансового обеспе­ чения не несут полной информации о влиянии данной нормы на финансовое благополучие предприятия, они позволяют лишь судить об уровне застрахо­ ванности рисков (об отношении финансового обеспечения к ожидаемому обороту туроператора за период). Это является признаком сорегулирования данного вида экономической деятельности. Для расчета суммы (СП), кото­ рую должен уплатить туроператор по договору страхования ответственности или банковской гарантии (далее премии), анализа требований, установлен­ ных Законом, недостаточно .

Для расчета фактически уплачиваемой туроператором суммы необходимо применить следующую формулу, в которой тарифная ставка определяется на основе подзаконных актов и актов применения:

СП = ФО ТС, где: ФО — размер финансового обеспечения, установленный для данного туроператора исходя из суммы денежных средств, получаемых от реализации туристского продукта по данным бухгалтерской отчетности на конец отчет­ ного года (далее годовой оборот или доход); ТС — тарифная ставка (ставка процента), в долях единицы .

Законодатель при прочих равных закладывает неравные условия для расчета финансового обеспечения фирм различного размера. Это, на наш взгляд, является признаком существования дискриминационных условий, которые необходимо формализовать (рис. 2) .

Туроператоры, имеющие годовой доход менее 30 млн руб., являются «пе­ рестрахованными» в безусловном порядке (линия 450 означает теоретическое равенство финансового обеспечения годовому обороту) (рис. 3) .

Финансовое обеспечение туроператорской деятельности:

 входные барьеры и экономическая дискриминация Рис. 2. Сравнение размера финансового Рис. 3. «Перестраховка» малых обеспечения и суммы годового дохода (оборота) туроператоров с оборотом до 30 млн руб .

Так, отношение размера финансового обеспечения к годовому доходу туроператора нелинейно и снижается с ростом размера годового дохода ту­ роператора. Для туроператоров, имеющих годовой доход за предыдущий год менее 30 млн руб., данное отношение строго больше единицы и имеет тенденцию к резкому увеличению с уменьшением размера годового оборота .

Для туроператоров с годовым доходом более 30 млн руб. данное отношение строго меньше единицы и асимптотически приближается к нулевой отметке при превышении доходом порога в 300 млн руб .

Данная тенденция очевидна даже на уровне пороговых значений, разде­ ляющих категории. Так, отношение 30 млн руб. финансового обеспечения к 100 млн руб. дохода составляет 0,3 (30/100), а отношение 60 млн руб .

к 300 млн руб. меньше и составляет 0,2 (60/300) .

Принимая во внимание, что минимальный размер финансовых гарантий (30 млн руб.) превышает средний годовой доход калининградского туропе­ ратора в 5 и более раз, калининградские туроператоры, работающие в сфере выездного туризма, в среднем систематически перестрахованы в 5 и более раз (при экстремальном условии предоставления 100% полностью некачест­ венных туристских продуктов) .

Простая экономическая формализация

Простую экономическую модель, описывающую данную ситуацию, можно построить, если отложить по горизонтальной оси денежные доходы фирм, а по вертикальной оси — установленный размер финансового обеспечения .

Принятые обозначения: R — установленный размер финансового обес­ печения; Q — размер фирмы, который характеризуется доходом за предыду­ щий отчетный период (денежными средствами, полученными от реализации туристского продукта по данным бухгалтерской отчетности) .

Как видно на рис. 4, предложенная модель вполне соответствует эконо­ мическому анализу общих и средних издержек фирмы, где Q характеризует масштаб фирмы, R — общую величину «затрат», а R /Q — среднюю величину «затрат» (относительный «тариф» выполнения правил). Легитимная недискриминационная модель, к которой теоретически необходимо стремиться, характеризуется совпадением величины финансового обеспечения R и до­ хода фирмы Q. В плоскости средних (относительных) показателей данная  Тимур ГАРЕЕВ ситуация характеризуется прямой линией на уровне единицы (R /Q = 1) .

В принципе, возмож­ но множество «недискри­ минационных» решений, в которых величина фи­ нансового обеспечения устанавливается в процен­ тах к доходу. В плоскости средних показателей такая ситуация характеризуется Рис. 4. Исходная Рис. 5. Идеальная равным отношением фи­ экономическая модель недискриминационная нансового обеспечения модель (равенство к доходу для фирмы лю­ относительных цен) бого размера (рис. 5) .

Как было показано, на практике сложился «ступенчатый» вариант моде­ ли (рис. 6), далеко не единственно возможный. Не представлено легитим­ ных объяснений выбора именно данной модели распределения, что является проблемой институционального проектирования. Пороговое значение размера финансового обеспечения, очевидно, объясняется не­ обходимостью установить барьер для недобросовест­ ных фирм малого разме­ ра. Имплицитно в модели предполагается, что малые фирмы более склонны к оппортунизму .

На наш взгляд, любая модель должна стремиться к идеальной модели и лю­ бое отклонение должно Рис. 6. Вариант ступен-­ Рис. 7. Возможный быть обосновано. Даже если чатой модели, принятой вариант модификации принять допущение о по­ законодателями модели, принятой вышенном оппортунизме на практике (фрагмент) на практике малых компаний, модель могла бы выглядеть следу­ ющим образом (рис. 7) .

Причем даже такое пред­ положение может иметь иную теоретическую интер­ претацию, более близкую к модели двухуровневого тарифа (рис. 8а) .

Для полноты картины можно рассмотреть про­ тивоположный сценарий, при котором риски компа­ ний с крупными оборота­ ми априори оцениваются выше (рис. 8б). Рис. 8. Аналог двухуровневого тарифа

Финансовое обеспечение туроператорской деятельности:

 входные барьеры и экономическая дискриминация Другие возможные вари­ анты — ступенчатая модель с усредненным и постепен­ но снижающимся риском оппортунизма (рис. 9), а также вариант с учетом повышенного оппортуниз­ ма малых компаний, кото­ рый приближается к иде­ альной модели (рис. 10) .

В процессе разработки институционального антипроРис. 9. Вариант Рис. 10. Возможный екта нами также были рас­ ступенчатой модели вариант модификации смотрены различные вари­ модели, принятой анты, в том числе (рис. 11), на практике и выработано окончательное предложение (рис. 12) .

В результате проведенно­ го анализа было установле­ но, что концептуально обос­ нованным с учетом практик является вариант, при кото­ ром линейный характер за­ висимости сохраняется для большинства компаний .

Центральный методический вопрос, который требует дополнительного анализа данного отраслевого рынка, Рис. 11. Вариант Рис. 12. Окончательный ступенчатой модели вариант с входным заключается в обосновании с входным барьером барьером для новых трех пороговых значений, для новых компаний компаний присутствующих на графи­ ке (см. рис. 12) .

Пороговые значения устанавливаются с целью учесть наличие категорий фирм с наиболее высоким риском встречающегося на практике оппортунис­ тического поведения по отношению к клиентам (хотя любые пороговые зна­ чения, которые являются отклонением от идеальной модели, не исключают имеющиеся риски полностью и создают неравные условия для некоторых категорий добросовестных субъектов рынка) .

Во­первых, может быть установлен барьер на вход новых фирм. Данная мера снижает риск появления фирм­однодневок, а также перерегистрации существующих крупных компаний. Во­вторых, может быть установлен порог для малых компаний, который частично противодействует типу фирм­одно­ дневок, готовых отработать первый период с малыми оборотами до момента исчезновения (определение данного порога носит наиболее дискуссионный характер). В­третьих, может быть установлен порог для наиболее крупных компаний, свыше которого величина финансового обеспечения по отноше­ нию к доходам может постепенно снижаться .

Необходимо отметить, что данный анализ проведен из соображений при прочих равных и не учитывает дополнительные меры по снижению неоп­ ределенности на рынке (такие как деятельность ассоциаций, учет опыта на рынке, инвестиции в деловую репутацию компаний, дифференциация  Тимур ГАРЕЕВ услуг по степени риска снижения качества, возможность выбора различных механизмов обеспечения и т. д.) .

Безусловно, на выбор пороговых значений влияет аргументация в рамках общественного оправдания (например, ссылка на имеющуюся статистику проявлений оппортунизма различными категориями агентов), а также учет традиций использования юридического языка, в котором кодифицируются экономические правила (например, тяготение к круглым значениям денеж­ ных порогов и пр.) .

Методические рекомендации по обоснованию отклонений от недискриминационной модели Поскольку различный уровень риска оппортунистического поведения ассоциируется с размерами компаний, то в предлагаемой нами модели для обоснования отклонений от недискриминационной модели необходимо учи­ тывать частотное распределение компаний по уровню доходов .

Сопоставление действующей и предлагаемой модели с гипотетическим частотным распределением представлено на рис. 13 .

Таким образом, пред­ метом дискуссии по по­ воду определения меха­ низма доступа на рынок в организационном поле должна стать модель со­ поставления реального распределения компаний на рынке по размеру. На основе данного анализа можно делать норматив­ ные рекомендации отно­ сительно справедливости и обоснованности того или Рис. 13. Сопоставление действующей и предлагаемой иного институционального моделей финансового обеспечения с гипотетическим частотным распределением туроператоров (млн руб.) проекта. В более широком контексте, в сходных ситу­ ациях институционального проектирования в обоснование законодательных актов должны закладываться данные, необходимые для построения предло­ женной нами модели .

3. Эмпирические данные по рынку туроператоров

Специфические закономерности проектирования административных барь­ еров коллективными акторами (акторами организационных полей) как раз­ новидности проектов институциональных изменений могут быть выявлены на основе эмпирического анализа. «Наиболее перспективным методом ана­ лиза данного предмета является включенное наблюдение, в рамках которого исследователь непосредственно участвует в разработке проекта формирова­ ния административного барьера в качестве временного наемного эксперта или будущего выгодополучателя»15 .

Административные барьеры в экономике: институциональный анализ / Под ред. А.А. Аузана,

–  –  –

Обследование регионального рынка туроператоров фактически выполнено нами на стадии разработки локального институционального антипроекта16 в рамках базового цикла воспроизводства административного барьера (на примере регионального рынка туроператоров Калининградской области в 2009 году). Данная стадия включает PR, лоббирование, экспертный анализ и обоснование масштабов общественных потерь или частных контрактаций, перспективы «ухода в тень», а также другие мероприятия .

Проведенный экономико­правовой анализ выявил закрытость достовер­ ных (официальных) данных о распределении фирм по экономическому раз­ меру. Соответствующие органы власти и отраслевые ассоциации, которые по роду деятельности обладают необходимыми данными, предпочитают не раскрывать их для широкой общественности (под предлогом сохранения коммерческой тайны либо без каких­либо комментариев) .

Как свидетельствует теория, «общественное оправдание целесообразности получения частных выгод за счет перераспределения создаваемой стоимо­ сти по определению не может не содержать дезинформации или (в лучшем случае) замалчивания (сокрытия) некоторой информации. Иными словами, общественное оправдание [административных барьеров] базируется на (естест­ венной или искусственно создаваемой) информационной асимметрии»17 .

В ходе исследования нами было установлено, что разница в годовых оборотах между микрофирмами­туроператорами и крупнейшими туропе­ раторами (юридическими лицами) достигает порядка 1000 раз. Таким об­ разом, принятая дифференциация по размерам финансового обеспечения не соответствует сложившемуся на рынке распределению туроператоров по годовому обороту .

В частности, экстремальный разрыв между самым крупным туроператором из консолидированного российского рейтинга туроператоров и самым ма­ лым туроператором Калининградской области, прекратившим деятельность, составляет 6000 раз .

По данным RATA­news со ссылкой на Ростуризм18, по состоянию на 17 ноября 2009 года общее количество туроператоров в Едином реестре тур­ операторов России сократилось на 301 и составляет 4234 компаний, что на 6,64% меньше, чем было зарегистрировано по данным на 25 мая 2008 года (4535 компаний). В сфере внутреннего туризма работает 1822 туроператора;

в международном туризме — 2412, из них в сфере въездного туризма — 976 и выездного туризма — 1434 (расчет. — Т. Г.) .

По данным на 29 сентября 2009 года, в реестре был 1461 туроператор в сфере выездного туризма. Финансовое обеспечение в размере 100 млн руб .

оформили 37 туроператоров, 60 млн руб. — 44 туроператора, 30 млн руб. — 1380 туроператоров и 10 млн руб. — 976 туроператоров. Таким образом, минимальным размером финансового обеспечения воспользовались более 94% компаний, работающих на рынке выездного туризма .

В связи с этим необходимо внести дополнения в действующее законода­ тельство и обязать уполномоченные органы исполнительной власти обеспе­ чивать открытый доступ к ключевым статистическим показателям, касаю­ щимся финансовых гарантий ответственности туроператоров. Целесообразно В соавторстве с А. В. Коссом, к.ю.н., доцентом РГУ им И. Канта. По результатам иссле­ дования была подготовлена жалоба в Конституционный суд Российской Федерации, а также инициирован процесс внесения изменений в действующее законодательство .

Административные барьеры в экономике: институциональный анализ .

www.ratanews.ru/news/news_29092009_1.stm (29.09.2009 г.); www.ratanews.ru/news/news_

–  –  –

публиковать количество туроператоров, действующих в различных сферах туроператорской деятельности, распределение туроператоров по доходам, средний доход туроператоров в разрезе субъектов федерации, количество и суммы выплат страховыми компаниями и банками в рамках финансовых гарантий, валовые суммы оплаты договоров страхования гражданской от­ ветственности и банковской гарантии и другие показатели. На основе этих данных следует принимать решения об изменениях в законодательство .

Выводы

Экономико­правовая практика выявляет множество проблемных вопро­ сов, анализ которых требует погружения проблемы в соответствующий тео­ ретический контекст с целью возврата в проблемное поле на новом уровне понимания. Методологические трудности связаны с корректной идентифика­ цией проблемы, с выбором подходящей теории (под воздействием субъектив­ ных представлений исследователя), а также с корректностью теоретического обобщения для решения проблем данного класса .

Проведенное исследование является частью локального институциональ­ ного антипроекта, направленного на защиту конкурентных условий на рынке туроператоров, которые ухудшаются в результате применения законодательно закрепленного механизма финансового обеспечения (и встроенного в него механизма дискриминации). На наш взгляд, здесь затрагивается ряд эконо­ мических вопросов, которые позволяют несколько по­новому взглянуть на задачу снижения административных входных барьеров определенного класса (в частности, проблему перехода от разрешительного регулирования доступа на рынки к механизмам со­регулирования). Практика свидетельствует, что, опосредуя данный переход, институциональные изменения могут ввести к установлению относительно неравных условий для организаций различного размера (то есть к дискриминации по размерам бизнеса). Данный процесс имеет самостоятельный исследовательский интерес, однако нас в первую очередь интересует поиск легитимных оснований для введения или отмены таких дискриминационных условий .

К проблемам и ограничениям проведенного в работе анализа можно от­ нести необходимость учета степени дифференциации и риска оппортунизма различных компаний; неполное соответствие понятийного аппарата право­ вых норм и экономических моделей; смешанный характер регулирования, дающий возможность более гибкой настройки, чем в простых моделях, ис­ пользованных в исследовании .

Перспективы исследования связаны с более глубоким анализом и учетом дифференциации компаний, а также с эмпирическим анализом сопоставле­ ния частотного распределения фирм и величиной входных барьеров доступа на различные рынки. Также значительный интерес представляет анализ гиб­ ридного регулирования как относительного нового феномена в отечествен­ ной практике дерегулирования .

Аналитика и прогноз А НужЕН ЛИ РоссИИ сВоБоДНый РуБЛь?

Влияние политики свободного курса на волатильность рубля

–  –  –

Источники: Банк России, Reuters, расчеты автора .

Рис. 1. Динамика стоимости бивалютной корзины и цены на нефть Данный график позволяет сделать два вывода. Во­первых, стоимость цен на нефть оказывает решающее влияние на динамику курса в годовой пер­ спективе — после некоторого периода девальвации рубля в начале августа, когда банки начали интенсивно вкладываться в валютные активы (тогда ряд экспертов предложили дополнительно девальвировать рубль на 20—40% для поддержания промышленности), курс вернулся к своему «якорю». Во­вто­ рых, даже внутри своего текущего тренда бивалютный курс отыгрывает все ежедневные провалы/подъемы цен на нефть .

Из этого следует, что свободный курс будет способствовать усилению влияния волатильности нефтяного рынка на внутреннюю экономику. Процикличная динамика к ценам на нефть может лишь усиливаться вследствие поведения инвесторов­спекуляторов (вспомним дореволюционный термин), которые скажут России спасибо за открытие еще одной площадки для спекуляций .

Здесь не будет работать фактор рационального инвестора, что подразумевает включение в цену актива всей доступной информации — то есть предвиде­ ние изменений цены на нефть. Люди, способные задолго предвидеть цены на нефть, среди участников рынка (и не только) если и есть, то их совсем немного — поэтому текущий тренд часто принимается за долгосрочный .

Спекулянтов капиталом рублевый рынок будет манить, вероятно, более высокими3, чем мировые, процентными ставками и низкой в среднесроч­ ной перспективе вероятностью дефолта по валюте, обеспеченной высокими международными резервами. Единственным способом борьбы с притоком капитала может стать установление запретительной нормы обязательных резервов на привлечение средств из­за рубежа, однако этот барьер, к сожа­ лению, будет воздействовать и на более длинные деньги. Таким образом, действия валютных спекулянтов будут усиливать влияние экспортных доходов, а не уравновешивать его. А уравновешиваться валютный рынок, по логике плавающего курса, будет за счет изменения курса национальной валюты .

В общем случае изменение номинального валютного курса (через из­ менение реального) приводит к корректировке объемов чистого экспорта одновременно за счет объемов экспорта и импорта. Однако в России экспорт В этом случае Банк России, в принципе, может установить и предельную нулевую про­ центную ставку. Однако, скорее всего, это не отпугнет спекулянтов, поскольку нефтяные фью­ черсы также не приносят купонного или процентного дохода, но являются привлекательным инструментом по причине огромной волатильности цены и масштабов рынка .

4 А нужен ли России свободный рубль?

–  –  –

Вследствие чрезвычайно высокой волатильности нефтяного рынка (в 2— 4 раза больше показателей валютных рынков) волатильность бивалютной корзины, с учетом данной эластичности, будет как минимум в 2—3 раза выше других валютных пар .

Принимая в расчет значимость внешнеторговых потоков для экономики России и отсутствие на сегодня практики повсеместного хеджирования ва­ лютных рисков, остается только гадать, как снятие с Банка России полно­ Более того, исследования Центра развития показывают, что импорт абсолютно нечувстви­ телен к малым колебаниям реального валютного курса .

Вообще, сложно представить, какова была бы динамика курса рубля в период с середины 2008 до середины 2009 года (когда цены на нефть с уровня 140 долл./барр. опустились до 35 долл./барр., а потом поднялись до 70 долл./барр.) в случае проведения свободной политики. Лишь предполо­ жу — летом 15—18 руб./долл., зимой — 60—70 руб./долл., сейчас — 30 руб./долл. Какая истерика била бы население и предприятия и как это отразилось бы на экономике — и подумать страшно!

Может быть, и выше, так как на трех пиках (середина июля, августа и начало октября 2008 года) Банк России все­таки проводил интервенции, ограничивая динамику курса .

5 Максим ПЕТРОНЕВИЧ мочий по контролю за валютным курсом повлияет на издержки всех сделок, связанные с экспортно­импортными операциями. Можно предположить, что в отсутствие хеджирования предприятиям придется существенно повы­ сить величину валютных депозитов и прописывать в договора пункты, преду­ сматривающие, что в случае изменения курса на 3—5% рублевая стоимость контракта должна быть пересмотрена. В этом случае население, заинтере­ сованное поддерживать свою покупательную способность на импортные товары и зарубежный туризм, уже хотя бы по этой причине будет хранить свои активы в валюте. А можно также учесть исторически сложившуюся при­ вычку российского населения относиться к курсу доллара как к показателю стабильности. Кроме того, волатильность рубля может увлечь предприятия и финансовые учреждения игрой на бивалютной корзине — что снизит при­ влекательность кредитования и инвестирования в основной капитал .

Конечно, через какое время практика валютного хеджирования получит свое постепенное развитие в условиях свободного курса, но она будет до­ статочно дорогой — стоимость годичного европейского контракта (опциона) на текущую стоимость бивалютной корзины при показателях волатильно­ сти, приведенных в табл. 1, только теоретически будет составлять 7—12% от объема контракта (на практике цена контракта будет дороже), что, по сути, равносильно введению налога с продаж на внешнеторговые опера­ ции. Учитывая достаточно напряженную ситуацию в сфере конкуренции с зарубежными производителями, российские производства могут вообще отказаться от хеджирования либо вводить его бесконечно долго .

Возможно, по всем перечисленным причинам из более чем 20 стран — экспортеров энергоресурсов (по классификации МВФ) ни одна не либерализовала валютный курс. Ближе всего к либерализации стоит Нигерия — проводимая там валютная политика как раз подпадает под статус «управляемого» режи­ ма. Все остальные страны так или иначе используют номинальные якоря .

Конечно, есть еще Норвегия7 с почти свободным курсообразованием, но это совсем другая история .

В Норвегии доля нетопливного экспорта в экспорте товаров и услуг со­ ставляет 50—55% (в России, исключая металлы, — 30%), но при этом доля импорта невелика и составляет 60—65% экспорта. Экономическая политика в Норвегии заключается в том, что большая часть нефтегазовых доходов изымается в пенсионный фонд8, в рамках которого все средства идут на иностранные инвестиции. На использование средств фонда на покрытие ненефтегазового дефицита бюджета в Норвегии наложены жесткие ограниче­ ния — использование средств фонда возможно только в рамках ожидаемого долгосрочного дохода на его размещение в ценных бумагах, которое оце­ нивается в 4%9 его величины. Таким образом, сырьевые доходы оказывают Доля топливного экспорта в Норвегии составляет 22% ВВП. Однако Норвегия не относится к группе стран — экспортеров энергоресурсов в классификации МВФ .

Пенсионных фондов в Норвегии два — это Government Pension Fund — Global (PFG) и Government Pension Fund — Norway (PFN), первый из которых занимается размещением средств за рубежом, а второй работает внутри Норвегии и является аналогом фонда социального страхования. Величина фонда PFG составляла на конец 2008 года 2,385 трлн крон (95% ВВП), а PFN — 87,8 млрд крон (3,5% ВВП). В данной статье под понятием «пенсионный фонд» мы будем подразумевать фонд PFG .

Это правило не используется механически, и существенное внимание уделяется целесооб­ разности стабилизации экономики (например, в 2009 году ненефтегазовый дефицит составляет 130 млрд крон, что на 39 млрд больше дохода от размещения). Но за счет нефтегазовых дохо­ дов (которые, естественно, не включаются в ненефтегазовый бюджет) сам фонд растет даже в 2009 году .

 А нужен ли России свободный рубль?

минимальное воздействие на внутреннюю экономику страны. В этом случае рыночный курс норвежской кроны уравновешивает только ненефтегазовое сальдо платежного баланса, динамика которого не подвержена сильным ко­ лебаниям. Поэтому курс кроны к евро как к основному торговому партнеру обладает сравнительно невысокой волатильностью (в 1,5 раза ниже показате­ ля для пары долл./евро). Кстати, согласно официальным документам именно стабильность и предсказуемость курса национальной валюты является основ­ ной (sic!) целью монетарной политики Норвегии, а таргетирование инфляции на горизонте прогноза 1—3 года — только операционным ориентиром .

С экономической точки зрения проведение политики свободного курса рубля уменьшит волатильность финансовых потоков (в рублевом выраже­ нии) для топливных отраслей, поскольку курс доллара будет контрцик­ личным по отношению к динамике цен на их продукцию. Соответственно в этом случае рост мировых цен на нефть не будет приводить к существен­ ному росту номинальных доходов и совокупного спроса. Зато для всех ос­ тальных отраслей экономики — которые производят товары для внутреннего употребления и товары нетопливного экспорта, — волатильность значитель­ но увеличится, поскольку от динамики курса будет существенно зависеть спрос на их продукцию. Если раньше рост цен на нефть приводил к росту совокупного спроса на отечественные товары (при более­менее стабильном курсе), то при свободном курсе рост цен на нефть будет приводить к его уменьшению10 — доходы расти не будут, а ценовая конкурентоспособность будет хуже из­за укрепления рубля. То, что укрепляющий­ ся рубль создаст проблемы, хорошо видно на рис. 2, на котором показан вклад раз­ личных секторов российс­ кой экономики в рост ВВП в 2006—2007 годах и в ее па­ дение в 2009 году. Наиболее открытая для внешней кон­ куренции (в первую оче­ редь на внутреннем рынке) обрабатывающая промыш­ ленность оказалась очень чувствительной к кризису, и, упав, потянула за собой сектор торговли, транспорта и строительства (через ин­ Примечание: социальный сектор — образование, здравоохранение, государственное управление и без­ вестиции). Укрепление курса опасность .

явно не будет способствовать Источники: Росстат, расчеты Центра развития .

восстановлению этого секто­ Рис. 2. Среднегодовые темпы роста (2006—2007) ра — тогда где здесь логика и падения (2009) по элементам производства ВВП (%) и основы для долгосрочного устойчивого роста?

С этих точек зрения использование свободного курса рубля в России сейчас нецелесообразно, поскольку бюджет проедает не только нефтегазовые доходы, но и сам фонд — поэтому проведение свободного курса будет спо­ То есть к снижению нетопливного экспорта на фоне роста экспорта топливного и к сни­

–  –  –

собствовать поддержанию баланса между совокупным экспортом и импортом .

Таким образом, политика плавающего курса рубля будет способствовать не только волатильности рубля, но и повышению значимости топливного экспорта в экономике и платежном балансе в будущем. Переход к политике свободного курса в среднесрочном периоде возможен только после того, как хотя бы часть из следующих структурных особенностей российской экономики — в том числе большой вклад сырьевого сектора в экономику, доходы в бюджет и платежный баланс — будут уменьшены. Но никак не наоборот .

1. Курсовая политика в России в контексте текущей экономической динамики В нынешнем году в условиях стабильных цен на нефть (70—80 долл./ барр.) можно ожидать существенного давления на валютный курс со сто­ роны счета текущих операций и платежного баланса в сторону укрепле­ ния. Так, при условии стабильного курса рубля, 100% рефинансировании внешних долгов реальным сектором и с учетом роста отложенного спро­ са на импорт11 ожидаемый рост международных резервов составит более 50 млрд долл. Даже с учетом переходной политики Банка России, опубли­ кованной в «Основных направлениях единой государственной денежно­ кредитной политики на 2010 год и период 2011 и 2012 годов», согласно которой, при проведении граничных интервенций Банк России сдвигает границы плавающего коридора стоимости бивалютной корзины на 5 коп .

на каждые 0,7 млрд долл. граничных интервенций, бивалютная корзина в 2010 году укрепится на 2,5—3 руб. (8—10%). Если Банк России полностью откажется от интервенций, укрепление рубля в 2010 году может составить более 20—25%. Поскольку укрепление курса приведет к уменьшению ин­ фляции, реальный эффективный курс рубля может укрепиться на 10—15% в первом случае и более чем на 20% во втором .

Укрепление рубля в 2010 году действительно может существенно снизить инфляцию до уровня 7% и ниже — в этом смысле политика свободного кур­ са рубля будет способствовать снижению инфляции. Снижение инфляции обусловит рост товарооборота и, возможно, будет способствовать некоторому снижению процентных ставок. Однако если раньше укрепление валютного курса способствовало росту инвестиций (через удешевление оборудования), привлечению капитала и росту кредитования, то в ситуации слабого спроса укрепление курса не только не будет способствовать экономическому росту, но и будет ему препятствовать. Почему?

В 2010 году мы ожидаем небольшой рост доходов и расходов населения в реальном выражении во всех секторах экономики. Полуторакратный рост пенсий, на который явно делает ставку правительство, может не трансформи­ роваться в платежеспособный спрос по причине высокой склонности нашего населения к сбережениям. Таким образом, по нашим расчетам, конечный спрос в экономике будет немного расти, а при ожидаемом нами в нынеш­ нем году быстром росте отложенного в текущем году спроса на импорт­ ные товары12 это означает снижение спроса на отечественную продукцию .

Продолжающиеся сокращения спроса, ожидание повышения налоговой на­ грузки в 2011 году за счет роста налогов на оплату труда13, недоступность кре­ Который может составить в 2010 году +13—18% в условиях стагнации спроса .

Который может оказаться весьма значительным — 15—20% .

–  –  –

дитов, наличие освободившихся с 2008 года мощностей будут дестимулировать частный сектор к инвестиционной деятельности. По нашим оценкам, инвес­ тиции продолжат свое падение и в текущем году, хотя оно может оказаться менее существенным, чем в предыдущем. Укрепление рубля в условиях вяло растущего потребительского спроса будет способствовать вытеснению импор­ том продукции отечественных производителей, что еще больше увеличит де­ фицит хороших активов для кредитования банковской системой. В подобных условиях сокращение процентных ставок не приведет к росту кредитования внутренней экономики, но может подстегнуть кредитование зарубежной. Все это значительно нивелирует приведенные выше плюсы укрепления рубля .

Давление на валютный курс в сторону укрепления будет вызывать посте­ пенную дедолларизацию как депозитов, так и активов банковской системы .

В этих условиях ожидаемый дефицит качественных объектов для кредитова­ ния обернется постепенным сокращением привлекаемых от Банка России кредитов (которое происходит сейчас) и повышенным спросом либо на инструменты Банка России, либо на активы иностранного сектора .

2. К вопросу о монетарной политике и инфляционном таргетировании

В монетарной теории доказано, что нельзя одновременно управлять валют­ ным курсом, процентными ставками и денежным предложением. Управление валютным курсом подразумевает проведение центральным банком интервен­ ций за счет изменения объема денежного предложения. Денежное предложе­ ние можно сохранить на целевом уровне, но только за счет дополнительных мер по предоставлению/абсорбированию ликвидности14, что повлечет за собой изменение процентных ставок .

Многие согласятся, что достижение низкого уровня инфляции является важной составляющей для достижения экономического роста. В теории, для снижения инфляции и проведения политики инфляционного таргетирова­ ния центральный банк должен иметь контроль над процентными ставками и объемом предложения денег. Именно поэтому Банк России лоббирует свободный рубль как способ установления контроля за денежным предло­ жением. Но является ли этот способ эффективным?

Здесь есть один тонкий момент — автор до сих пор не встречал ни од­ ной публичной работы и статьи, где подтверждалась бы принципиальная историческая взаимосвязь между предложением денег или денежной массой и темпами инфляции, соотнесенными с другими возможными ее источника­ ми15. Вполне может оказаться, что регулирования денежного предложения в разумных пределах будет недостаточно для целевого понижения инфляции, а чрезмерное ужесточение денежной политики скорее приведет к возник­ Абсорбировать избыточное предложение, привлекая средства банков в облигации Банка России или его депозиты за счет повышения ставок или, наоборот, предоставляя дополнитель­ ную ликвидность за счет уменьшения процентных ставок по кредитам. Регулирование также возможно за счет нормы обязательного резервирования и других факторов .

Часто понятие «монетарная инфляция» применяют к показателю базовой инфляции (или приравненной к нему по смыслу) — предполагая, что она объясняется исключительно монетар­ ными факторами. Автор еще не встречал работ, посвященных анализу монетарной инфляции, где влияние традиционных монетарных факторов (прирост М0, М2) и валютного курса тести­ ровалось вместе с такими показателями, как динамика кредитования, динамика мировых цен, динамика номинальных расходов (или доходов) населения, динамика тарифов естественных монополий. Собственные предварительные оценки (которые пока нужно рассматривать лишь как предположение) автора относительно величины влияния денежных агрегатов М0, М2 сви­ детельствуют о чрезвычайно низком значении .

 Максим ПЕТРОНЕВИЧ

–  –  –

новению рецессии. Кроме того, абсолютно не понятно, как при вероятном отсутствии практики хеджирования16 денежная политика в стране, имеющей значительную долю импорта в потреблении, может эффективно абсорбиро­ вать внешние ценовые шоки17. Но при этом волатильность валютного курса будет однозначно негативно воздействовать на экономику .

Опыт текущего кризиса показал, что политика свободного плавания не смогла обеспечить большей стабильности экономикам тех стран, где она проводилась. Это видно из нижеследующих данных, в которых докризисное состояние экономики (июнь 2007 года) сопоставляется с нынешним (июнь 2009 года). Даже темпы инфляции, например, в Китае, где курсовая полити­ ка является одной из разновидностей политики фиксации курса, оказались сопоставимыми с темпами инфляции в развитых странах. Иными словами, «другие факторы» (шоки) при определении динамики производства, курса и инфляции оказались более важными, чем используемый центральным банком тип курсовой или денежной политики .

Согласно отчетам МВФ даже в тех странах, где центральный банк объяв­ лял о проведении политики свободного плавания, на практике он обычно «скатывался» к политике управляемого плавания, объясняя наращивание резервов необходимостью либо пополнить их с целью укрепления доверия к финансовым ресурсам центрального банка, либо предохранить националь­ ных производителей от «излишнего» укрепления или еще какими­то причи­ нами. Даже Япония в течение многих лет проводила массированные интер­ венции, скупая валюту, не говоря уже о развивающихся странах. Поэтому на практике режим свободного плавания реализован лишь в наиболее развитых странах, имеющих давние, прочные и диверсифицированные связи в миро­ вой экономике и мировой торговле .

Если в условиях сильной волатильности нефтяных цен избежать скаты­ вания от свободного к управляемому плаванию (и соответственно к сию­ минутной корректировке денежной политики), оставаясь в рамках здравого подхода к решению экономических проблем в условиях сложившихся дис­ пропорций в бюджете, реальной экономике, платежном балансе и денежном предложении, будет невозможно, тогда зачем его вводить?

Для выработки альтернативной денежно­кредитной политики чрезвы­ чайно важно ответить на другой вопрос: что является причиной инфляции?

Которое, как мы показывали выше, может оказаться очень дорогим .

То есть как не допустить внутренней инфляции при росте мировых цен на продовольствие

–  –  –

Не является ли требование одновременного контроля за процентными став­ ками и объемами предложения недостаточным или, наоборот, избыточным?

Допустим, если инфляция на самом деле в большей степени зависит от динамики кредитования18, то можно ли контролировать ее за счет исполь­ зования всего одного набора инструментов: к примеру, нормативов обяза­ тельных резервов? Ведь изменение нормы обязательных резервов можно рассматривать не только как инструмент абсорбирования ликвидности, но и под другим углом: как инструмент корректировки экономических19 ста­ вок привлечения ресурсов, что удобно для ограничения притока капитала в случае повторения ситуации, когда банки могут привлекать зарубежное финансирование под низкий процент.

Можно изучать и опыт других стран:

так, Банк Франции с 1970 по 1986 год напрямую устанавливал предельные темпы увеличения кредитования, а затем заменил данный инструмент нор­ мой резервирования по кредитам .

Кроме того, чрезвычайно важным представляется переход от ad hoc мер денежной политики (то есть в текущих ожидаемых макроэкономических условиях) к разработке системы мер денежной политики при качественно разных значениях сальдо текущих операций и платежного баланса, источни­ ков его дисбаланса, фазах экономического цикла. Во­первых, это даст эконо­ мическим агентам представление о вероятных действиях органов денежной политики в различных экономических условиях. Во­вторых, этот анализ может выявить желаемое сочетание условий, благоприятствующих дости­ жению каких­либо целей (таргетирование инфляции) и перейти в рамках проведения денежной политики от решения текущих проблем (поддержание банковской системы, валютная политика) к более долгосрочному целепола­ ганию — к проведению политики, направленной в том числе на достижение этих выявленных условий .

Что касается валютного курса, представляется более разумным, что в силу специфики российской экономики валютный курс, по­возможности, не дол­ жен отражать сырьевую ренту, то есть быть основанным на ненефтегазовом или несырьевом торговом и платежном балансах. Только в этом случае валютный курс может более корректно отражать конкурентоспособность несырьевого сектора экономики. При этом предпочтение должно быть отдано тем правилам валютной политики, которые не задают предопределенным образом динамику бивалютной корзины в сторону укрепления или девальвации — во избежание манипуляции курсом в интересах определенных отраслей экономики .

Критерии могут быть разные — самый простой и понятный, пожалуй, это ненефтегазовое сальдо текущих операций по отношению к ВВП. Данный показатель, независимо от того, не учитывается вклад нефтегазового экс­ порта полностью или все­таки учитывается в рамках некоторых минималь­ ных обоснованных цен, адекватно описывает риски резкой девальвации рубля как в 1998—1999 годах, так и 2008—2009 годах (рис. 3). Именно риски, так как фактическое значение курса при проводимой валютной политике во многом определяется текущими ценами на нефть. Согласно этому критерию, можно установить правило: если дефицит неспекулятивного сальдо текуще­

Чего исключить нельзя. Например, в текущих условиях показатель М2Х — который по­

казывает динамику денежных активов населения и предприятий, — растет темпами, близкими к 10%. Однако в условиях, когда депозиты не трансформируются в кредитование экономики, депозиты становятся изъятием денег из экономики — то есть являются фактором замедления инфляции, а не ее роста .

Привлечение ресурсов под ставку 6% при норме обязательных отчислений в размере 30% равносильно привлечению средств под 8,5% при нулевом норме отчислений .

1 Максим ПЕТРОНЕВИЧ Источники: Банк России, Росстат, расчеты Центра развития .

Рис. 3. Показатели ненефтегазового сальдо текущих операций* (н/н СТО) и стоимости бивалютной корзины** 1995—2009 годы и прогноз на 2010 год * Ненефтегазовое сальдо текущих операций, в которое включается часть экспорта нефтега­ зового сектора в объеме, соответствующем объемам экспорта по некоторым минимальным не­ спекулятивным ценам. В качестве этих цен для расчета использовались оценки в 10 долл./барр .

для 1998 года, и 42 долл./барр. для 2008 года. Оценки для других лет получены лог­линейной экстраполяцией/интерполяцией .

** До 1999 года — курс доллара .

го баланса больше 1% ВВП, то это является индикатором для девальвации рубля. По этому правилу, в 2010 году риски повторной девальвации рубля возрастают из­за отскока импорта, и можно порекомендовать сдерживать его дальнейшее укрепление. Так как в случае проведения политики управляемо­ го рубля могут возникнуть сложности с проведением денежной политики, то никакие, даже самые сложные критерии20, ни в коем случае не должны выполняться механически, а должен быть сформулирован баланс между де­ нежной и валютной политикой .

К сожалению, проект «Основных направлений единой государственной де­ нежно­кредитной политики на 2010 год и на период 2011 и 2012 годов», кото­ рый был направлен на рассмотрение в Государственную Думу Банком России, не содержит рассмотрения проблемы денежного регулирования в контексте динамики валютного курса (за счет отказа от управления последним). Банк России дистанцируется от изложения мер по контролю денежного предложе­ ния или денежной массы в зависимости от конфигурации платежного баланса и воздерживается от изложения своей позиции относительно того, насколько желательной или необходимой является политика свободного курса рубля .

Закрытость данной позиции для обсуждения лишь увеличивает неопределен­ ность при принятии инвестиционных и иных решений, что неблагоприятным образом сказывается на перспективах выхода российской экономики из ре­ цессии, которая может оказаться весьма затяжной .

Критерии могут быть и более простыми: например баланс ненефтегазового экспорта

и импорта. Он характеризует долю импорта, которую нужно будет сократить в случае нефтяного шока. Чем больше эта доля — тем масштабнее может быть девальвация. Можно предложить и более сложные критерии — баланс сальдо платежного баланса без учета нефтегазового экс­ порта и чистого притока краткосрочного (до года) капитала и объема активных операций по платежному балансу без учета изменения ЗВР. Последний показатель показывает, как много операций, связанных с покупкой валюты, обеспечено основным экспортом и долгосрочным притоком капитала .

Аналитика и прогноз

–  –  –

которых устраивает сложившаяся модель отношений «отката», позволяющая выжимать последние соки из руин советской промышленности, разбаза­ ривать природные богатства страны, не создавая абсотютно ничего нового и противодействуя инновационному развитию экономики. Практическая реализация проектов модернизации российской экономики требует выра­ ботки системы институционального мониторинга достижения поставленных целей с учетом минимизации потерь, в том числе за счет увода значительных средств в результате откатов. Следует предотвратить «распыление» средств, выделяемых на реализацию проектов модернизации, в результате их «рас­ пиливания» в процессе «откатного» распределения. При этом приходится принимать во внимание, что, по опросам ВЦИОМ, большинство россиян до сих пор не видят общественной поддержки идей модернизации — 60% граждан не знают, какие группы могут стать движущей силой инноваций, а еще 23% уверены, что таковых вообще не существует2 .

1. Экономика «отката» и масштабы коррупции

Сложившаяся в настоящее время в России бизнес­среда характеризуется существенной ролью неформальной компоненты в практике взаимодействия властных и предпринимательских структур и субъектов бизнеса внутри де­ лового сообщества, что выражается в фактическом доминировании нефор­ мальных институтов «отката», коррупции при решении вопросов получения государственных и муниципальных заказов, конкурсов на продажу объек­ тов государственной собственности, доступа к объектам производственной и коммунальной инфраструктур. Фактически это приводит к завышению цен при определении победителей тендеров, нецелевому расходованию бюд­ жетных средств, уменьшению налоговых поступлений в казну, включению коррупционной и откатной составляющих в конечную цену реализуемой продукции и услуг, обусловливая тем самым неоправданно завышенные эко­ номические и социальные издержки для потребителя и общества в целом .

Доходы, которые получают чиновники в результате сговора с участниками рынка через откаты либо с помощью коррупционных выплат, являются пита­ тельной средой для поддержания и развития теневых отношений между субъек­ тами бизнеса. 62% зафиксированных экономических преступлений — сговор с «внешней» (читай — административной) стороной3 .

Наблюдающиеся сегодня масштабы практики «экономики отката» поз­ воляют сделать вывод, что «обычные» 10—15% от суммы государственно­ го контракта или государственной закупки практически ушли в прошлое .

В настоящее время доля откатов в госзакупках постоянно увеличивается и, несмотря на применение компьютерных способов борьбы с коррупцией посредством интернет­технологий, уже превысила, по ряду экспертных оце­ нок, 25—30% от всего объема госзакупок. Вышеназванные цифры совпадают и с оценками РСПП, фиксирующего долю откатов по госконтрактам на данный момент на уровне 30%4 .

Башкатова А. Призывы к модернизации не убедили россиян. Граждане не видят себя в качестве субъектов радикальных изменений // Независимая газета. 2009. 9 дек. www.ng.ru/ economics/2009­12­09/1_modernizacia.html .

Геращенко Е. Россия — лидер экономической преступности // Infox.ru. 2009. 29 нояб. www .

infox.ru/business/finances/2009/11/19/Ekonomichyeskiye_pry.phtml .

Сергеев М. Антикоррупционный софт Дмитрия Медведева. Президент перевел борь­ бу с главным злом в автоматический режим // Независимая газета. 2009. 9 окт. www.ng.ru/ economics/2009­10­09/1_soft.html .

4 Антикоррупционные парадигмы развития российского бизнеса в условиях «экономики отката»

Все последние 15 лет средний процент отката при заключении госконтрак­ тов в области информатизации неуклонно рос, достигнув 70% от суммы кон­ тракта, что делает ведение бизнеса в этой сфере практически невозможным .

В 1996—1999 годах откаты составляли в среднем 10% от суммы контракта, в 1999—2003 годах — 20%, в 2003—2005 годах — 35%, в 2005—2008 годах — 40%, в 2008—2009 годах — 60%, в 2009—2010 годах — 70%. Примерно в 2/3 случаев подобный откат уходит чиновнику на офшорный счет, в остальных случаях — передается наличными5 .

Одной из возможных схем отката, в частности применяемых в сфере про­ граммного обеспечения и услуг по обслуживанию компьютерных систем, мо­ жет быть следующая: конкуренты отсекаются экспертной комиссией, упол­ номоченной отслеживать соответствие условий компаний заявке тендера .

Выискиваются несуществующие ошибки в документации, поданной ими на участие в конкурсе, находятся еще какие­нибудь недочеты6. В итоге остаются компания, заранее назначенная победителем, и формальный дублер .

Рассмотрим на примере компьютерной фирмы следующую распростра­ ненную технологию отката:

«От заказчика приходит представитель, отвечающий за закупки. Говорит: бух­ галтерия выделила, допустим, на закупку новых компьютеров 40 тысяч рублей .

В реальности по прайсу соответствующие позиции составляют 25—27 тысяч .

И бухгалтер добросовестно вбивает в платежку завышенные цены, так, чтобы подверстаться под сумму, которую указал клиент. Потом разница между реальной и вымышленной цифрой проводится через фирму, занимающуюся обналичкой .

Деньги почти целиком достаются представителю заказчика»7 .

По мнению представителей фирмы, если этого не делать, то клиент уйдет в соседнюю фирму .

Таким образом, не будет преувеличением констатировать, что по законам «откатов» и «распилов» функционирует вся российская экономика, и не только высшие должностные лица и топ­менеджеры работают на свой карман, но и мелкие функционеры, имеющие доступ к деньгам частной или бюджетной организации. По мнению генерального директора компании Contour Components, российская фискальная и экономическая система такова, что практически каж­ дого предпринимателя формально здесь есть за что посадить8 .

Необходимо отметить, что действовавшее до 1 января 2006 года законода­ тельство в сфере государственного и муниципального заказа предоставляло практически неограниченные возможности для злоупотреблений путем раз­ мещения заказов у «аффилированных» хозяйствующих субъектов. И потому никаких проблем у госзаказчиков не возникало — «делай что хочешь, рабо­ тай с кем хочешь». Например, предлагалось руководствоваться предложением допускать к получению госзаказа только участников с хорошей репутацией .

Очевидно, что на практике это означает абсолютно произвольный допуск компании к участию в торгах со всеми вытекающими отсюда последствиями .

Неэффективность и коррупционность системы госзаказа, существовавшей Трещанин Д. Откаты чиновникам достигли 70 процентов, но частный бизнес погряз в не меньшей коррупции // Свободная пресса. 2010. 19 апр. svpressa.ru/t/24170 .

При этом в практике встречались случаи, когда уже на стадии размещения информации о тендере и закупках применялась замена русскоязычных символов в кириллице на английские символы на латинице, в результате чего информационная прозрачность конкурсов не обеспе­ чивалась, что обусловливало преимущество для заявок заранее обговоренных участников .

Трещанин Д. Откаты чиновникам достигли 70 процентов.. .

Башкатова А. Призывы к модернизации не убедили россиян.. .

5 Александр ДЕГТЯРЕВ, Рустам МАЛИКОВ, Василий АРАПОВ до 2006 года, и пребывание нашей страны в рейтинге коррупции на 144­м из 159 возможных мест доказали несостоятельность подобных теорий .

На сегодняшний день коррумпированность в России, по оценке

Transparency International, находится на уровне Бангладеш, Кении и Сирии:

147 место из 180. Несмотря на это, в период кризиса отмечается ее рост — за последний год в мире она выросла на 9%9. По данным Комитета по борьбе с коррупцией Государственной Думы РФ, 40% затрат бизнеса — это корруп­ ционные издержки. Коррупция стоит России 318 млрд долл. в год, то есть около трети ВВП10 .

Согласно результатам обследования Pricewaterhouse Coopers 71% работа­ ющих в России компаний становились в 2008 году жертвами «экономичес­ ких преступлений». Это на 12% выше, чем в 2006 году, и на 41% выше, чем в среднем по миру. Самое распространенное экономическое преступление в России — незаконное присвоение активов. С этим сталкивались 64% ком­ паний, еще 48% опрошенных считают главной проблемой страны взяточни­ чество и коррупцию11 .



Pages:   || 2 | 3 |



Похожие работы:

«Финансы, бухгалтерский учет и анализ 105 УДК 336.647 ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МОДЕЛИ CAPITAL ASSETS PRICING MODEL (CAPM) ПРИ ОПРЕДЕЛЕНИИ ЦЕНЫ СОБСТВЕННОГО КАПИТАЛА КОМПАНИЙ, ОТНОСЯЩИХСЯ К СУБЪЕКТАМ МАЛОГО И СРЕДНЕГО ПРЕДПРИ...»

«ЧАСТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "ВОСТОЧНАЯ ЭКОНОМИКО-ЮРИДИЧЕСКАЯ ГУМАНИТАРНАЯ АКАДЕМИЯ" (Академия ВЭГУ) УТВЕРЖДЕН Решением Ученого совета Академии ВЭГУ от 19.04.2018 (протокол № 6) ОТЧЕТ о самообследовании деятельности Академии ВЭГУ Уфа Оглавление Введение 1. Аналитическая часть 1.1 Общие сведени...»

«УДК 316.77 КРОСС КУЛЬТУРНАЯ КОММУНИКАЦИЯ: ФИЛОГЕНЕТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ Яскевич Л.В., доцент, кандидат философских наук, кафедра гуманитарных и социально-экономических наук Новотроицкий филиал НИТУ МИСиС. г. Новотроицк, Россия larisasoros@mail.ru CROSS CULTURAL COMMUNICATION: PHYLOGENETIC ASPECT Yaskevich L Associ...»

«УНП 700002794 Беларусю дзяржауны канцэрн па вырабу i Белорусский государственный концерн по производству рэал1 зацы1таварау легкай прамысловасц! и реализации товаров легкой промышленности (Канцэрн “Беллегпрам) (Концерн Веллетром) АДКРЫТАЕ АКЦЫЯНЕРНАЕ ТАВАР...»

«ПЛАТФОРМА 1. ІННОВАЦІЙННИЙ РОЗВИТОК ІІ Всеукраїнська науково-практична конференція КЛАСТЕРНОГО ПІДПРИЄМНИЦТВА В "Актуальні проблеми інноваційного розвитку УКРАЇНІ: СТРАТЕГІЧНІ ОРІЄНТИРИ...»

«№ 1 (18) февраль ‘13 Евразийская экономическая интеграция Научно-аналитический журнал Сдвиги в отраслевой структуре взаимных прямых инвестиций стран СНГ • Зерновой сектор: потенциал евразийской ин...»

«Годовой отчет за 2017 год Cтруктура отчета может отличатся от подтвержденного годового отчета, сути не меняя.СОДЕРЖАНИЕ Д оклад Совета и Правления Состав Совета и Правления банка Сообщение об о...»

«ПАО МТС для корпоративных клиентов тел. 8 800 250 09 90 www.corp.omsk.mts.ru Линейка тарифов Умный бизнес 052015: Безлимитные звонки ВЫБЕРИТЕ СВОЙ ТАРИФ ДЛЯ КАЖДОГО СОТРУДНИКА КОМПАНИИ! сотрудникам компании и абонентам МТС федеральный / городской номер Пакеты минут, Инт...»

«МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ СБОРНИК МЕТОДИЧЕСКИХ МАТЕРИАЛОВ на основе парциальной образовательной программы дошкольного образования для детей 5–7 лет Экономическое воспитание дошкольников: формирование предпосылок финансовой грамотности для старших дошкольников МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗО...»

«Утвержден решением Думы Ольхонского районного муниципального образования от 18 апреля 2018 года № 161 Отчёт о результатах деятельности мэра и администрации Ольхонского районного муниципального образования за 2017 год с.Еланцы...»

«последнее обновление 12.10.2018 ЧАСТО ЗАДАВАЕМЫЕ ВОПРОСЫ по применению положений главы 20.1 Налогового кодекса Российской Федерации и постановления Правительства Российской Федерации от 16.06.2018 № 693 Используемые сокращения и аббревиатуры 173-ФЗ Ф...»

«а Международный центр научного сотрудничества "Наука и просвещение" Лучшая студенческая статья 2018 сборник статей XV Международного научно-исследовательского конкурса, Состоявшегося 25 мая 2018 г. в г. Пенза Пенза МЦНС "НАУКА и просвещение" ЛУЧШАЯ СТУДЕНЧЕСКАЯ СТАТЬЯ 2018 УДК 001.1 ББК 60 Л87 Ответс...»

«ISSN 2079-9837. Вестник Академии МВД Республики Беларусь. 2018. № 2 (36) M.A. Vakulchik, Senior Lecturer of the Department of Crime Investigation of the Academy of the MIA of the Republic of Belarus THE DIALECTIC OF THE LAWS OF THEORETICAL AND LEGAL SUPPORT INTERACTION OF OPERATI...»

«СТАМБУЛЬСКИЙ ПЛАН ДЕЙСТВИЙ ПО БОРЬБЕ С КОРРУПЦИЕЙ ПРАКТИЧЕСКОЕ РУКОВОДСТВО ДЛЯ ЭКСПЕРТОВ МОНИТОРИНГА ОКТЯБРЬ 2014 Г. Об ОЭСР ОЭСР является форумом, в рамках которого правительства сравнивают эффективность своей политики в разных сферах, делятся опытом, определяютхорошую практику c учетом новых вызовов, и поощряют пр...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования "Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина" Институт Высшая школа экономики и менеджмента Кафед...»

«20/2018-79119(1) АРБИТРАЖНЫЙ СУД НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ РЕШЕНИЕ г. Новосибирск Дело № А45-18675/2017 27 апреля 2018 года Резолютивная часть решения объявлена 25 апреля 2018...»

«I.I. Farkhutdinov et al. / Regional Economics: Theory and Practice, 2017, vol. 15, iss. 6, pp. 1112–1125 ISSN 2311-8733 (Online) Устойчивое развитие регионов ISSN 2073-1477 (Print) КЛАСТЕРИЗАЦИЯ ПРОМЫШЛЕННОСТИ РЕГИОНА ПОСРЕДС...»

«272 Economics: Yesterday, Today and Tomorrow. 9`2016 УДК 339.94 Publishing House ANALITIKA RODIS ( analitikarodis@yandex.ru ) http://publishing-vak.ru/ Анализ ключевых факторов, определяющих инвестиционную привлекательность интернет-компаний Притуманнов Александр Алексеевич Аспирант, Московский государственный университет им...»

«Запускает программы и игры напрямую с USB флешки или HDD, без запуска операционной системы PS2. Это экономит ресурсы консоли и позволяет получить доступ ко всем возможностям железа. PS2 может быть вообще без CD\DVD привода, или он может б...»

«В.Е. Гимпельсон, Р.И. Капелюшников, А.В. Шарунина НИЗКООПЛАЧИВАЕМЫЕ РАБОЧИЕ МЕСТА НА РОССИЙСКОМ РЫНКЕ ТРУДА: ЕСТЬ ЛИ ВЫХОД И КУДА ОН ВЕДЕТ? Препринт WP3/2018/05 Серия WP3 Проблемы рынка труда Москва УДК 331.5 ББК 65.240 Г48 Редактор серии WP3 "Пробле...»

«Отчёт депутата 17-го городского округа АЙЗАТУЛЛИНОЙ АЛСУ ФЕРИТОВНЫ перед избирателями за 2017 год Уважаемые избиратели! Представляю вам отчёт о проделанной мной в 2017 году работе в качестве депутата Ульяновской Городской Думы по 17-му избирательному округу. Основное предназначение депутатов, к...»

«Государственное автономное профессиональное образовательное учреждение Чувашской Республики "Канашский транспортно-энергетический техникум" Министерства образования и молодежной политики Чувашской Республики ИНФОРМАЦИЯ о работе Канашского транспортно-энергетического техникума за 2014 год г. Ка...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.